Куда податься из «Газпрома». Вяхирев, Миллер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Газпромовская поликлиника — самое популярное место встречи бывших сотрудников «Газпрома». «Самая нетронутая часть «Газпрома», — шутят они. Докторский состав почти не претерпел изменений — в отличие от менеджерского, подвергшегося не одной масштабной кадровой чистке. Некоторые из бывших руководителей «Газпрома» согласились рассказать, как им живется сейчас.



527 млн руб.
Таково общее вознаграждение,
полученное всеми 17 членами правления «Газпрома» в 2006 г. Выходит, каждый топ-менеджер заработал в среднем 31 млн руб. ВЕДОМОСТИ
--------------------------------------------------------

Фермерская идиллия, которую рисовал бывший председатель правления «Газпрома» Рем Вяхирев, стала реальностью. Вяхирев почти не выезжает из своего загородного дома, где обитает с супругой. По словам его редких гостей, он живет «тихо и скромно», ведет маленькое фермерское хозяйство на 15 гектарах земли и ловит карпов и форелей в пруду рядом с домом. Иногда он дарит гостям гусенка или поросенка. Особый предмет гордости Вяхирева — олень, который живет у него на участке.

Впрочем, жизнь затворника Вяхиреву вряд ли по душе, предполагает один из его близких знакомых. Он, как человек деятельный, не может не интересоваться общественной жизнью. Как-то Вяхирев рассказывал своим близким друзьям, что может возглавить Общественную палату при президенте, и спрашивал у них совета. «Видимо, конкретного предложения ему так и не поступило, — говорит собеседник “Ведомостей”. — Но Вяхирев все еще надеется, что может пригодиться нынешней власти». Сам Вяхирев отказался от интервью.

Его ближайшие соратники — бывшие зампреды правления Вячеслав Шеремет и Александр Пушкин после ухода из «Газпрома» работали советниками руководителя «Итеры» Игоря Макарова, но ушли. «Стали ненужными», — объяснял позже один из них своим знакомым. Представитель «Итеры» Евгений Остапов от комментариев отказался.

Уволившись из «Газпрома», Шеремет первым делом разобрал свою огромную коллекцию оружия, у него теперь дома в подвале целый оружейный музей, рассказывает один из бывших топ-менеджеров концерна. Большую часть времени, по его словам, Шеремет проводит в Астрахани на рыбалке.

Пушкин рассказывал своим знакомым, что написал заявление об уходе осенью 2001 г., когда понял, что его отодвинули от всех вопросов и отправили на почетную пенсию. Сейчас у Пушкина фермерское хозяйство в Брянской области, где он выращивает зерно и разводит коров. Вообще, сельское хозяйство необычайно популярно среди бывших менеджеров «Газпрома».

Александр Рязанов: «На яблоках можно заработать не меньше»

Уволившись из «Газпрома» в ноябре прошлого года, Александр Рязанов решил, что газовым бизнесом он заниматься не будет. «У нас газом заниматься нельзя, — констатирует он. — Рынка же нет. Интересно заниматься бизнесом там, где есть конкуренция». Сегодня Рязанов возглавляет совет директоров основанной им еще 10 лет назад Русской холдинговой компании, которая ведет целый ряд девелоперских и инвестиционных проектов.

В 18 километрах от Москвы по Новорижской трассе на 40 га земли строится элитный поселок Онегино. Три года назад здесь было болото, а сейчас Canstroy Group, купившая участок, сооружает на нем коттеджи и таунхаусы из канадского кедра. 50% этой фирмы принадлежит бывшему зампреду правления «Газпрома» Александру Рязанову, другие 50% — его канадскому партнеру. Рязанов, по его словам, сначала не рассматривал Онегино как коммерческий проект. Была идея собрать вокруг друзей, чтобы жить рядом. Продажная цена за сотку земли в бизнес-плане — $18 000 — казалась пределом мечтаний, вспоминает Рязанов. Однако за три года цены выросли так, что желающих приобрести землю даже за $40 000 оказалось намного больше, чем домов в поселке (планируется построить 65 коттеджей и 35 таунхаусов). «Главное, чтобы в поселок вовремя газ провели, — волнуется один из партнеров Рязанова. — Жаль, что Александр Николаевич свои прежние связи никак не хочет использовать». По подсчетам Рязанова, Онегино за 1,5-2 года принесет $70 млн валовой прибыли, а инвестиции составят $50 млн.

«Когда мы увидели, как дорожает земля в Подмосковье, приобрели неподалеку еще один участок — в 100 га. Назвали Есенино, — рассказывает Рязанов. — Но вскоре поняли, что два коттеджных поселка уже не потянем. Так что Есенино решили продать». Сделка оказалась очень выгодной: земля, за два года до того купленная за $23 млн, продалась за $120 млн.

Еще одно девелоперское направление — «Офис регион». На собственные и заемные средства в центре крупных городов под брендом «Мономах» строятся бизнес-центры класса А. Условие одно: офис должен располагаться в самом центре города. «Везде есть свои сложности, во Владимире, например, выше трех этажей строить нельзя, вокруг памятники архитектуры», — рассказывает Рязанов. Проект оценивается примерно в $200 млн (см. статью на стр. Б7).

Рязанов решил строить недвижимость не только в России. Так, на греческом острове Корфу за 22 млн евро было приобретено 26 га земли на побережье. Там будет построен пятизвездочный туристический комплекс. «Этот остров имеет тесно связанное с Россией прошлое, а русских туристов там с каждым годом становится все больше. Надеюсь, проект будет для них интересен. Кроме того, греческое правительство вернет до 40% вложенных средств в качестве субсидий. Инвестиции в проект, по оценке Рязанова, составят 110 млн евро, а его кредитование взяли на себя греческие банки Hellenic и FBB. Представитель Hellenic отказался от комментариев, а запрос «Ведомостей» в FBB остался без ответа.

Рязанов продолжает покупать новые земельные участки в России. В Тамбовской, Саратовской и Пензенской областях куплено около 8000 га. «Думаю, в перспективе будет приобретено 30 000-50 000 га», — говорит Рязанов.

В Тамбовской области Рязанов собирается строить еще и завод по производству биоэтанола мощностью 200 000 т в год. «Через два года Москва не сможет без этого топлива обходиться», — уверен он. Строительство начнется в следующем году. 100 000 т будут производиться на мелиссе, еще 100 000 т — на зерновых культурах. На строительство завода, по подсчетам предпринимателя, потребуется 100 млн евро.

В Тамбов Рязанов добирается на самолете РВ-10, который недавно купил. «Это гораздо быстрее, — объясняет он. — Хочу сам научиться водить самолет. Уже беру уроки». «Я теперь лично убедился в том, какие у нас ужасные дороги в регионах, — говорит Рязанов. — Они все разбитые, поэтому и аварий много. Я бы с удовольствием помогал дороги строить».

На границе Тамбовской и Саратовской областей Рязанов посадил большой яблоневый сад — 65 000 деревьев. Правда, первый опыт оказался неудачным — зима была холодная, и яблони погибли. «Пришлось выкорчевать все деревья и завозить новые из Италии», — вспоминает он. Зато теперь дело пошло хорошо. Рязанов рассчитывает собирать в год до 50 т с гектара, что принесет, по его оценке, $2 млн в год. «Никогда бы не подумал, что на яблоках можно заработать не меньше, чем на акциях «Газпрома», — смеется он.

Петр Родионов: «На “Газпроме” свет клином не сошелся»

Родионов был единственным из команды Рема Вяхирева, кому удалось не только сохранить свой пост после кадровой чистки, но и получить повышение — из простого зампреда он превратился в первого. Но никакой реальной власти Родионов так и не получил, ему не делегировали право финансовой подписи. Через полтора месяца он ушел. Сам он комментирует это крайне неохотно: «Разошлись [с Миллером] во взглядах на стратегию». «Я из “Газпрома” сам ушел», — утверждает Родионов. Сегодня нефть и газ Родионова совсем не привлекают. «Масштабы не те, — объясняет он. — Да и неинтересно после “Газпрома” заниматься всякой мелочевкой».

Однако, лишившись поста в «Газпроме» шесть лет назад, Родионов сначала решил попытать счастья в хорошо знакомой ему нефтегазовой сфере. В сентябре 2002 г. он возглавил орловское ОАО «Севернефтегаздобыча», как он сам рассказывал тогда «Ведомостям», с условием, что станет крупным совладельцем этой компании. В декабре 2002 г. Родионов и его партнеры получили 44,8% акций компании.

Примерно в тот же период Родионов стал одним из совладельцев и крупного газового предприятия — «Печорнефтегазпром». 50% последнего достались «Газинвесту», фирме Родионова и его партнеров, по невысокой цене, рассказывали ранее «Ведомостям» другие участники этой сделки. А в 2003 г. газпромовская «дочка» — «Севергазпром» — передала «Печорнефтегазпрому» лицензии на пять ненецких газовых месторождений с общими запасами 229 млрд куб. м. Монополия, проводившая тогда активную политику по возврату имущества, не тронула родионовские активы (один из бывших менеджеров «Газпрома» в этой связи напомнил, что именно благодаря Родионову Миллер не упустил контроль над «Сибуром»; представитель «Газпрома» это не комментирует).

Тем не менее наладить газовый бизнес Родионову не удалось. В августе 2004 г. Минприроды начало грозить «Печорнефтегазпрому» отзывом лицензии, а Родионову пришлось срочно подыскивать покупателя на «Газинвест». Прошлым летом он договорился о продаже «Газинвеста» совладельцу Rosukrenergo Дмитрию Фирташу, рассказывал Фирташ в интервью «Ведомостям». А Родионов эту сделку не комментирует, отмечая лишь, что весной 2006 г. перестал быть собственником «Газинвеста». «Севернефтегаздобыча», открывшая два нефтегазовых месторождения, так и не смогла получить на них лицензии на добычу, и свой пакет там Родионов, по его словам, продал еще в 2005 г. другим акционерам.

Гораздо охотнее Родионов рассказывает о фармацевтическом бизнесе, которому посвящает все свое время. Он с гордостью говорит, что его фирма «Национальные биотехнологии» первой в России запустила промышленное производство генно-инженерного инсулина. Сейчас 97,6% генно-инженерного инсулина в Россию завозится из-за границы, 0,94% выпускает «Фармстандарт» (данные ЦМИ «Фармэксперт» за первое полугодие 2007 г. в стоимостном выражении). Но, по словам Родионова, «Фармстандарт» закупает исходный материал в Голландии (представитель «Фармстандарта» это подтвердил), а у «Национальных биотехнологий» — производство полного цикла. По данным «Фармэксперта», в первом полугодии 2007 г. продажи инсулина превысили $80 млн. Родионов считает, что годовой оборот превысит $270 млн и надеется в перспективе занять 8% рынка.

По словам Родионова, фармацевтическим бизнесом он начал заниматься еще в «Газпроме». В 1998 г. по поручению Вяхирева он подписал с Минздравом протокол, что «Газпром» будет финансировать разработку генно-инженерного инсулина. «Но после отставки [бывшего премьер-министра Виктора] Черномырдина в марте 1998 г. на “Газпром” начались постоянные накаты, да и с финансами было сложно, — вспоминает Родионов. — Тогда Вяхирев мне сообщил, что денег на это нет. А я за свои слова привык отвечать и вместе с партнерами продолжал это финансировать за собственные деньги».

Запустить производство было очень тяжело, вспоминает Родионов, с большим трудом «Национальным биотехнологиям» удалось получить разрешение на производство и продажу инсулина. «В 2003 г. у партнеров не хватило терпения и они вышли из проекта, я остался один, — говорит предприниматель. — Девять лет инвестиций. Такой срок мало кто выдержит». Всего в бизнес вложен 1 млрд руб. «Все лицензии есть, теперь дело за государством, которое является единственными покупателем этого продукта в России», — говорит Родионов. Сейчас он заканчивает доклинические испытания таблетированного инсулина, которого пока нет нигде в мире.

Родионов говорит, что ни разу не пожалел, что ушел из «Газпрома», и совсем не интересуется тем, что там происходит. «На “Газпроме” свет клином не сошелся, — уверен он. — Я много путешествую, вот недавно в Тибет ездил и на Гималаи. Я горы люблю, я же родился на Иссык-Куле».

У Родионова пятеро детей. Старшие сын и дочь в семейном бизнесе — занимаются фармацевтикой. Средний учится в университете, младшему сыну три года, дочери — пять. «Мы с женой, можно сказать, совместно рожали, — улыбается Родионов. — Я сам роды принимал. Пришлось заодно освоить новую профессию — акушера».

Александр Казаков: «Эмоции, конечно, были»

Отставка члена правления и главы департамента имущества «Газпрома» Александра Казакова в сентябре 2001 г. была явно незапланированной. Ему практически единственному из членов правления старой команды продлили контракт. Сам Казаков объясняет причину своего ухода конфликтом с тогдашним зампредом правления по кадровым вопросам Сергеем Лукашем. Тот, по словам Казакова, в ультимативной форме и без объяснения причин потребовал уволить заместителя Казакова — Игоря Липкина.

«Липкин был самым ценным сотрудником, — говорит Казаков, — и я решил объясниться с Миллером, в чем же все-таки причина. Миллер меня успокоил, сказал: “Иди, спокойно работай”, но ничего не сделал». «Мне стало ясно, что Миллер не та фигура, которая принимает решения в “Газпроме”, — продолжает он. — И если даже такие рядовые вопросы с ним решить невозможно, то о чем-то более серьезном не может быть и речи».

Последней каплей стало нежелание нового руководства «Газпрома» продавать медийные активы. На тот момент Казаков возглавлял совет директоров «Газпром-медиа» и готовил медиаактивы к продаже как непрофильные. По его словам, когда стало понятно, что Миллер хочет оставить медийный бизнес в «Газпроме», Казаков решил, что больше ему в компании делать нечего. Он отдал свое заявление об уходе Дмитрию Медведеву, который тогда был зампредом совета директоров, и на ближайшей планерке сообщил о своем уходе. «Эмоции, конечно, были, — признается он. — Но я решение принял осознанно».

Представитель «Газпрома» отказывается комментировать эту историю. Лукаш утверждает, что у него конфликтов с Казаковым не было и быть не могло, потому что все кадровые решения принимал Миллер. Сам Лукаш сейчас вышел на пенсию и пишет докторскую диссертацию на тему «Эволюция экономических функций государства в условиях глобализации».

Сначала, по словам Казакова, он по «Газпрому» очень скучал. Ведь многое там было создано с нуля. «Мне казалось, что я из “Газпрома” не уйду никогда», — говорит он. Казаков благодарен своим сменщикам, что основной коллектив департамента имущества был сохранен, «хотя все ждали репрессий».

Покинув «Газпром», Казаков избрался в Совет Федерации от Ростовской области, но сенат, по его словам, к тому моменту превратился в «номинальный орган» и ему там стало неинтересно. В 2002 г. Казаков вошел в совет директоров РАО «ЕЭС России», где возглавил группу по реформированию РАО: «Я раньше в энергетике не работал, но подумал, почему бы и нет, а реформа — дело знакомое». Сейчас Казаков — член правления Федеральной сетевой компании, участвует в реформировании холдинга «Межрегиональная распределительная сетевая компания».

С «Газпромом», говорит Казаков, пришлось пересечься только однажды. Осенью 2002 г. между РАО ЕЭС и «Газпромом» разгорелся скандал из-за сверхлимитного газа, за который «дочки» «Межрегионгаза» требовали с энергетиков по $6 сверху за каждую 1000 куб. м. В итоге скандал удалось замять, хотя от допдоговоров ни «Газпром», ни «Межрегионгаз» не отказались.

Александр Семеняка: «Может, мы еще и обгоним «Газпром»

Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), которое более пяти лет возглавляет бывший член правления «Газпрома» — курировавший финансы Александр Семеняка, находится на Новочеремушкинской улице, в двух шагах от центрального офиса газовой монополии. «Я специально выбирал себе офис недалеко от дома [и напротив “Газпрома”], — объясняет он. — Можно сказать, воспользовался служебным положением». Семеняка, самый молодой топ-менеджер вяхиревской команды, уволился из «Газпрома» во время второй кадровой чистки в марте 2002 г.

«Контракт у меня, как и у Рема Вяхирева, истек в мае 2001 г., и до февраля его мне не продлевали, — вспоминает Семеняка. — В общем, было понятно, что все равно придется уйти и уступить место человеку из новой команды. В целом же большинство специалистов среднего звена сохранилось, и они до сих пор работают. Хотя были и отдельные курьезы — то у одного неожиданно переставала работать магнитная карточка на входе, то другого руководящего работника срочно вызывали из отпуска, чтобы сказать, что он уволен».

В конце февраля Семеняке контракт продлили, но он все равно дал согласие перейти в государственное ипотечное агентство. По его словам, первые два месяца пришлось адаптироваться к новым условиям. «До этого у меня в “Газпроме” был служебный Mercedes и просторный кабинет, а мой первый офис АИЖК оказался в маленькой комнатушке, и колбасу за углом продают. Через год, правда, мы уже переехали в нормальные помещения», — вспоминает он.

«Меня «Газпром» многому научил, — говорит Семеняка, — прежде всего бюрократии в хорошем смысле и организации финансирования масштабных проектов вроде «Голубого потока». Большинство знакомых выбором новой работы были удивлены, продолжает он. Недоумевали, зачем в ипотеку пошел, когда мог устроиться в любую нефтяную компанию. Но для него, по собственным словам, «это был вызов». В «Газпроме» стало как-то однообразно: сначала кредит привлекаешь, потом надо взять другой для погашения предыдущего, объясняет Семеняка. А тут надо что-то новое строить.

Как рассказывает бывший топ-менеджер, ему пришлось задействовать весь опыт, и особенно опыт «Газпрома», по привлечению кредитов с обеспечением. Главным своим достижением Семеняка считает то, что удалось запустить реальный механизм рефинансирования ипотечных закладных. «Мы создали конкурентный рынок, и при этом механизм ценовой политики остался в руках государства», — рассказывает он.

Через 15 лет совокупный объем ипотечной задолженности превысит капитализацию «Газпрома», надеется Семеняка. Пока, правда, выдано всего 70 млрд руб., а капитализация «Газпрома» несколько больше — $270 млрд. «Это мой ориентир, — объясняет руководитель АИЖК. — Может, мы еще и обгоним “Газпром”, ведь потенциально рынок ипотеки огромен, в США, например, он больше, чем капитализация всех американских нефтяных компаний, вместе взятых».



Рязанов Александр Николаевич
Родился в 1953 г. В 2001 г. назначен заместителем председателя правления «Газпрома». В 2005 г. утвержден на посту президента «Сибнефти» (будущая «Газпром нефть»). В 2006 г. ушел с обоих постов.

Семеняка Александр Николаевич
Родился в 1965 г. С 1996 г. — член правления «Газпрома», начальник департамента ценных бумаг и долгосрочного планирования «Газпрома». В 2002 г. уволился и возглавил государственное ипотечное агентство.

Родионов Петр Иванович
Родился в 1951 г. В 1996-1997 гг. — министр топлива и энергетики. С 1997 г. — заместитель председателя правления «Газпрома», в 2001 г. — первый заместитель. В 2001 г. ушел в отставку.

Казаков Александр Иванович
Родился в 1948 г. В 1996-1998 гг. — председатель совета директоров «Газпрома». С 1998 г. — член правления, начальник департамента имущества, с 2000 г. — председатель совета «Газпром-медиа». Ушел в 2001 г.

"