Куда пойдут лакомые роялти "Аэрофлота"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Лишившись подпитки в $150 млн в год, при нынешнем "кураторе" в лице Игоря Левитина авиакомпания может стать убыточной

Оригинал этого материала
© Аргументы.Ру, origindate::01.04.2010, Фото: "Коммерсант"

Куда пойдут лакомые роялти "Аэрофлота"?

Григорий Баринов
Compromat.Ru

Решено: государство не будет создавать «Аэрофлоту» конкурента. Наоборот, все активы, собранные под «Росавиа», будут переданы «национальному перевозчику». С одной стороны, можно и порадоваться, поскольку менеджерские способности управленцев не слишком успешных корпораций видны на таких живописных примерах, как АвтоВАЗ и «Атлант — Союз». С другой стороны, самое время задуматься, как обстоят дела с менеджментом в самом Минтрансе, глава которого лично курирует «Аэрофлот». Ведь на фоне проблем у частных авиакомпаний «накачанный» перевозчик стремительно превращается в некое подобие монополии. А контроль за рынком, как учит нас опыт экономических преобразований, дает практически неисчерпаемую коррупционную базу.

Начнем с позитива. По словам гендиректора авиакомпании Виталия Савельева, «Аэрофлот» — одна из двух в мире авиакомпаний, закончивших предыдущий, 2009 год с прибылью. Жаль только, что Савельев не обозначил ее точный объем. Интересно было бы сопоставить ее с результатами 2008 года, когда перевозчик заработал 5,8 млрд. рублей. Скорее всего, текущие результаты окажутся на порядок скромнее. Еще более вероятно, что неудачу будут списывать на кризис, как уже списали на него сокращения 2,1 тыс. ненужного персонала. Однако же операционные показатели компании ухудшаются год от года в течение вот уже восьми лет, большая часть которых были вовсе не кризисными. Например, выручка «Аэрофлота» в 2008 г. составила 95 млрд. руб., почти на 20 млрд. больше, чем годом ранее, но вот чистая прибыль сократилась на 4,4% — до 5,8 млрд. рублей.

Это тем более странно, что «Аэрофлот» обладает уникальным конкурентным преимуществом, имя которому — роялти. Это около 150 млн. долларов в год живых денег, которые иностранные авиакомпании платят за пролет над территорией нашей страны. Роялти есть в большинстве стран мира, но там это целевой налог. Сборы идут преимущественно на финансирование расходов, связанных с нуждами аэронавигации. Но не у нас. И не потому вовсе, что нашей аэронавигации не нужны деньги (там как раз срочно требуются инвестиции в 1,5 млрд. долларов). По мнению чиновников, деньги гораздо нужнее «Аэрофлоту», который тратит их, как считает нужным.

Для национального перевозчика роялти долгое время выполняли ту же функцию, что и для государства — нефтедоллары. И привело к тем же проблемам. Шальные деньги приучали жить на широкую ногу без всяких на то оснований. Вспомните, компания получает год от года все больше, а чистая прибыль — все меньше. Это значит, что менеджмент не способен контролировать рост издержек. Например, до кризиса, в первом полугодии 2008 г., темп роста операционных издержек, составивший 42,1%, был существенно выше темпов роста выручки в 28,4%. В результате операционная прибыль снизилась на 46,7%, а чистая — на 55,2%.

Подобная бизнес-модель может коллапсировать уже в этом году. Ведь сейчас правительство обсуждает возможность распределения роялти между крупнейшими перевозчиками. Утратив эту неслабую подпитку, «Аэрофлот» моментально превратится из прибыльной компании в убыточную. Нет, обанкротиться ему, конечно, не дадут, просто государству на шею может быть «повешен» еще один АвтоВАЗ.

Кому мы обязаны столь невеселыми перспективами? Конечно, первыми в голову приходят фамилии топ-менеджеров компании, причем не только нынешнего гендиректора Савельева, но и предыдущего — Валерия Окулова. Именно он сделал «Аэрофлот» компанией, семейной во всех отношениях. При нем же роялти стало основой финансового благополучия компании.

Впрочем, не надо забывать, что «Аэрофлот» контролируется государством, а значит, все стратегические решения, находящиеся в ведении совета директоров, принимаются еще выше. Всю полноту власти (а значит, и всю причитающуюся меру ответственности) концентрирует профильный министр — Игорь Левитин.

Насчет ответственности разговор особый, а вот о власти и способах ее употребления можно сказать и сейчас. У государства есть два актива: «Аэрофлот» и ОАО «Международный аэропорт Шереметьево» (МАШ). Казалось бы, при возникновении любых конфликтных ситуаций между ними достаточно окрика из министерского кабинета. Но нет. Сначала «Аэрофлот» с радостью втянулся в авантюру, войдя в проект «Альфа-групп» по строительству третьего терминала Шереметьево. С красивой идеей перевести на новый терминал все свои рейсы, создать собственную наземную службу и зажить отдельно от МАШ.

Однако на полпути, напротив, выяснилось, что «Аэрофлот» очень хочет видеть МАШ в соинвесторах проекта — надо же разделить с кем-то тяжелое строительное бремя! Кроме того, потерпела полный провал и сама идея создания отдельной наземной службы, которую решили обкатать на старых терминалах. В итоге аэропорт, и без того перегруженный, стал недавно эпицентром транспортного коллапса. Генеральный директор МАШ Василенко списывает все издержки на тот же «Аэрофлот» и на силовиков (пограничники, таможенники, ГИБДД), которые ему не подчиняются. Но есть ведь где-то профильный министр, который мог бы выйти на правительство с идеей создать, скажем, межведомственную комиссию, и, глядя друг другу в глаза, на уровне главных начальников договориться о правилах игры? Нет, куда удобнее по русскому обычаю переводить стрелки! Тот же Василенко обещал «подумать» (!) о проблеме загаженности туалетов только после того, как ее разнес на весь Интернет блоггер Навальный. Не министерского уровня это, видно, проблема — элементарный комфорт для более 15 млн. россиян, которые летают «Аэрофлотом» через Шереметьево...

Министр же Левитин сейчас занят куда более интересной задачкой на деление: как распределить роялти между авиаперевозчиками, если его отберут у «Аэрофлота», так, чтобы все остались довольны и благодарны? На кону судьба 150 миллионов долларов и благополучие крупнейшей российской авиакомпании, до сих пор дышащей на ладан благодаря этим никакого отношения к ней не имеющим деньгам.