Куда уплыли наши "Волги"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Куда уплыли наши "Волги"? Афера века. Приватизация убедила население, что самый короткий путь к богатству - это воровство

"В эти дни исполняется 15 лет ваучерной приватизации - явлению, которое, без сомнения, изменило всю экономическую, а во многом и политическую систему России. Неудивительно, что и сегодня, полтора десятка лет спустя, оценки этого явления в общественном мнении диаметрально противоположны. Заочный спор об эффективности ваучерной приватизации и ее влиянии на современное развитие страны ведут на страницах "МН" известные экономисты Сергей Глазьев и Григорий Томчин. Мы считаем уместным по случаю юбилейной даты предложить вниманию читателей портрет главного приватизатора всея Руси Анатолия Чубайса, а также опрос экспертов на мучавший нас 15 лет вопрос: "Где же наши две "Волги", обещанные Чубайсом в обмен на ваучеры?" ХРОНИКА ПРИВАТИЗАЦИИ Уралмаш за 2 миллиона Указом президента РФ Бориса Ельцина от 29 декабря 1991 года были утверждены основные положения разработанной группой Чубайса программы приватизации. Этот акт положил начало масштабной приватизации государственной собственности в России, которая считается крупнейшей по своим масштабам в мировой истории. Ее первым этапом была так называемая народная приватизация. 14 августа 1992 года Ельцин подписал указ о системе приватизационных чеков - ваучеров. С 1 октября 1992 года такой ваучер мог получить каждый гражданин России. Ваучеры использовались для приобретения долей в приватизируемых предприятиях, а также могли свободно продаваться и покупаться. *** В 1991 году балансовая стоимость производственных фондов Российской Федерации была оценена в сумму 1, 260 трлн рублей. Эта сумма была разделена на численность населения России (148,7 млн), после чего полученная цифра была округлена в большую сторону до 10 тысяч рублей. Именно в эту сумму правительство определило долю собственности каждого гражданина. В 1991 году эта сумма соответствовала половине стоимости машин "Жигули" или "Москвич". Предполагалось, что купленные населением акции будут увеличиваться в цене. Это обстоятельство и позволило Чубайсу неосторожно заявить летом 1992 года, что каждый гражданин России сможет получить свою долю собственности, которая к концу года будет равна по стоимости двум автомашинам "Волга". *** Между тем обвальный рост цен в стране продолжался, лишая ваучер какой-либо реальной стоимости. Уже осенью 1992 года на 10 тысяч рублей можно было купить всего лишь один мужской костюм среднего качества. Не зная, что делать со своими ваучерами, люди стали их продавать. Первые скупщики и брокерские фирмы предлагали за ваучер 7-8 тысяч рублей. Но чем больше появлялось у населения ваучеров, тем ниже становилась их цена, достигнув к маю 1993 года 3-4 тысяч. В Москве во всех переходах в метро стояли люди с плакатиками "Куплю ваучер". *** К концу 1993 года было реализовано и "погашено" лишь 23 млн ваучеров из розданных населению 147 млн, хотя приватизация шла под очень сильным давлением правительства. Чтобы помочь "народной приватизации", в стране были спешно созданы чековые инвестиционные фонды (ЧИФы), задачей которых был обмен ваучеров на акции конкретных предприятий. К весне 1994 года в России имелось уже около 650 ЧИФов, и некоторые из них вели крайне назойливую саморекламу. Они сумели принять у населения и обменять на акции около 115 млн ваучеров, но полученные гражданами страны акции не приносили, как правило, никаких доходов своим владельцам. *** Считается, что "народная приватизация" реально обогатила лишь 25-30 тысяч человек. При этом многие крупные предприятия переходили в частные руки по смехотворно низким ценам. Владимир Брынцалов не скрывает, что свою первую фабрику он приобрел за мешок ваучеров. А знаменитый санкт-петербургский судостроительный Балтийский завод был продан за 15 тысяч ваучеров, или 150 млн рублей по номиналу ваучеров. В Москве на ваучерном аукционе гостиница "Минск" была продана за 200 тысяч приватизационных чеков. А за гигантский автомобильный завод им. Лихачева (ЗИЛ), занимавший площадь более тысячи гектаров в Москве, было уплачено около 800 тысяч ваучеров. Самый крупный в России Уральский машиностроительный завод, знаменитый Уралмаш, на котором работало более 100 тысяч человек, был в июне 1993 года приватизирован за ваучеры. Он был оценен при этом в 1,8 млрд рублей, или в 2 млн долларов по июньскому курсу. *** В результате "народной приватизации" шестая часть всех выпущенных ваучеров была вложена в чековые фонды, примерно треть - в ценные бумаги тех или иных предприятий, остальные ваучеры были просто проданы. Считается, что к началу XXI века в России было приватизировано почти 70% всех госпредприятий. Куда уплыли наши "Волги"? Эксперты "МН" ищут ответ на вопрос, который не дал Чубайс У многих в памяти со времен приватизации осталась фраза Чубайса о том, что за ваучер каждый сможет получить два автомобиля "Волга". Получил ли в итоге народ то, что обещали идеологи приватизации? Ответ на этот вопрос мы ищем вместе с экспертами "МН". Николай Петраков, академик, директор Института проблем рынка РАН: - Фраза про "Волги" - это был пиар, под прикрытием которого проходила приватизация, которую я считаю преступной. Смысл этого пиара был в том, чтобы убедить людей, что все вроде бы от приватизации получат одинаково. На самом деле это был обман: ведь не на свой же ваучер купили собственность наши олигархи. Сегодня очевидно, что Чубайс и компания совершили четыре главные ошибки. Во-первых, они сделали ваучеры не именными, что предопределило их массовую скупку у населения. Во-вторых, оценка основных фондов осуществлялась по нерыночным советским ценам. В-третьих, процесс шел на фоне бешеной инфляции, которая обесценивала активы стремительными темпами. В-четвертых, почему-то не выставлялись на приватизацию самые прибыльные на тот момент предприятия. Поэтому главным итогом приватизации стало то, что большинство людей ровным счетом ничего от нее не получили. Александр Аузан, президент Института национального проекта "Общественный договор": - Я бы сказал, что в высказывании Чубайса о двух "Волгах" есть частичная правда. Потому что учет имущества проводился по оптовым ценам СССР. И если ваучер позволял покупать имущество по этим ценам, то, действительно, на него можно было купить две "Волги". Обращу ваше внимание на то, что люди, которые по условиям ваучерной приватизации получили акции, например, нефтегазовых компаний, через 10 лет имели имущество, которое позволяло купить не две "Волги", а гораздо больше. Те, кто умел выходить на ваучерные аукционы и консолидировать имущество предприятий, как Каха Бендукидзе, купивший Уралмаш, приобрели сотни и тысячи "Волг". И в то же время фраза Чубайса была лукавством. Ведь мир пока не знает таких механизмов передела собственности, которые устроили бы всех. Ваучерная система в России была устроена так, что давала преимущества тем, кто имел навыки, связи и деньги. В этом смысле далеко не каждый мог добраться до своих двух "Волг". В итоге получилось, что кто-то обзавелся тысячами "Волг", а кто-то не добрался даже до одной покрышки. Борис Немцов, член политсовета СПС: - Конечно, Чубайс преувеличивал значение ваучера. При этом Чубайса ненавидят, хотя он ни у кого ничего не забрал, а всего лишь хотел раздать собственность. Сталина любят, а он всю собственность и жизни людей отбирал. Этот парадокс русской жизни я не пойму никогда. Я знаю по крайней мере человек 10, которые, как провидцы, вложили ваучеры в "Газпром", заработав ныне по 100 тысяч долларов. А это больше чем две "Волги". Я знаю людей, которые вкладывали ваучеры в другие компании, например, в "Акрон", и заработали по 7-10 тысяч долларов. Конечно, большинство на них смотрит как на выигравших в лотерею, но тем не менее такие люди тоже есть и не надо их сбрасывать со счетов. Вся инфраструктура страны - торговля, бытовое обслуживание, кафе, рестораны и так далее - это все потрясающий успех приватизации. Да, конечно, частный инвестор получил собственность в результате очень специфических правил. Но тем не менее управляет ею лучше, чем вороватый чиновник. И в этом смысле приватизация тоже принесла определенные плоды. Нынешняя власть очень гордится тем, что экономика растет. А что конкретно растет? Оказывается, то, что было приватизировано. Выходит, то, что мы закладывали в 90-е годы, привело к фантастическому успеху сейчас. Частный сектор демонстрирует удивительные результаты - если ему, конечно, палки в колеса не вставлять. А госсектор, о котором так любят говорить власти, как раз стагнирует. Андрей Бунич, президент Союза предпринимателей и арендаторов России: - Если посчитать, сколько на самом деле стоил ваучер, купить две "Волги" было реально. Но только в случае, если бы приватизаторы действовали по иному сценарию, который, кстати, рассматривался изначально. В нем предполагалось, что население могло обменять именной ваучер, то есть свою долю в общенародной собственности, на определенный набор потребительских товаров, которые были бы выделены специально под эту программу. Допустим, если каждому человеку причитается 10 тысяч долларов, то можно было положить эту сумму на его личный приватизационный счет, с которого он мог бы покупать определенные товары - стройматериалы, машину, холодильники, мебель... Но в итоге из ваучера получился фантик. Как только он потерял "привязку" к имени гражданина, поменять его на какой-то товар стало невозможно. Кроме того, обеспечением ваучеров явилась только стоимость тех предприятий, которые попали в программу приватизации с 1992 по 1994 годы. Появились какие-то мифические акции и непонятная система чековых инвестиционных фондов. Простые люди, которые должны были идти и приобретать какие-то акции, ничего в этом не понимая, остались ни с чем. ЗА Аргументы сторонников приватизации: 1. Построение рыночной экономики требовало быстрого возникновения класса собственников, что и было сделано с помощью ваучеров. 2. Нигде в мире собственность и капитал не распределяются равномерно. Правительство дало шанс с помощью ваучеров стать собственниками всем, просто распорядились этим шансом люди по-разному. 3. При выборе модели приватизации акцент был сделан на интересы трудовых коллективов, которые имели преимущественное право на приобретение акций собственных предприятий. 4. Приватизация позволила дать четкий ответ на вопрос, какие предприятия и производства востребованы рынком, а какие на нем являются абсолютно лишними. 5. В стране возник рынок ценных бумаг, со временем пришедший ко вполне цивилизованному и динамично развивающемуся фондовому рынку. 6. В результате процесса приватизации в России появились конкурентоспособные в международном масштабе предприятия (ЛУКойл, "Русал" и другие), которые сегодня относятся к числу лидеров не только российской, но и мировой экономики. 7. Приватизация способствовала появлению фактически новой российской элиты (взамен партийной), причем не только экономической, но и политической. ПРОТИВ Аргументы критиков приватизации: 1. Ваучеры в России были обезличенными, а не именными, поэтому многие граждане продали их за бесценок и остались ни с чем. 2. Начинать приватизацию надо было не с "крупняка", а с мелких мастерских, лавочек, магазинчиков, чтобы создать обширный средний класс, а уж из него потом постепенно выращивать крупную буржуазию. У нас же получилось наоборот, поэтому средний класс не сформирован до сих пор. 3. Оценка номинала ваучера оказалась чересчур заниженной. Особенно в свете бушевавшей тогда в стране инфляции. В результате люди при операциях с ваучерами получали на руки гроши, а наши предприятия до сих пор остаются недооцененными. 4. На волне приватизации возникли мошеннические финансовые структуры типа МММ. Власти не смогли или не захотели им помешать обманывать население. 5. Правила приватизации команде Чубайса диктовали американские советники, которые при этом преследовали две цели: обогатиться самим и развалить экономику великой державы, с которой их страна соперничала долгие десятилетия. 6. Приватизация была проведена в пользу узкой группы людей, впоследствии названных олигархами. Этих людей связывали особые отношения с командой приватизаторов: они могли пользоваться "инсайдерской" информацией, за которую организовывали своим благодетелям "откат". 7. Приватизация положила начало кровавому переделу собственности, продолжающемуся до сих пор, способствовала невиданному разгулу преступности в стране и формированию мощных мафиозных кланов. Оценка: отлично с плюсом Если бы вчера не было приватизации, сегодня экономика бы не росла Наталья Алякринская На вопросы "МН" отвечает Григорий Томчин, президент Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий, член Общественной палаты РФ. В 90-е годы - начальник департамента приватизации промышленности Комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга. МН: Как вы оцениваете ваучерную приватизацию с позиций сегодняшнего дня? Томчин: Когда говорят, что приватизация была плохая, за этой мыслью следуют два слова - "залоговые аукционы". Но они не имели никакого отношения к ваучерной приватизации. А непосредственно ее можно оценить только на "отлично с плюсом". МН: На чем основана такая высокая оценка? Томчин: Была создана законная база частной собственности, причем в очень короткое время. И это спасло нас от гражданской войны. При масштабном переделе собственности без нее не обходилась ни одна страна. МН: А как же криминальные переделы собственности, убийства, скандалы? Томчин: У нас проблемных предприятий по всей стране около 40. Те, кто углубленно изучает вопрос, назовут, допустим, 500. А приватизировано 120 тысяч. То есть погрешность приватизации - менее 1% на всю громадную страну. Заслуга Чубайса в том, что он впервые в мире организовал чиновничью структуру, целью которой было уменьшение собственного влияния. И эта структура блестяще отработала по всей стране. МН: Но согласитесь, что в 90-е годы вы занимали практически расстрельную должность... Томчин: Так я и вышел из боя с метиной на черепе. К приватизации предприятия Петербурга шли только после моей подписи. Была весна, 1993 год, чековые аукционы... Я был первым из приватизаторов, на которого покушались. До сих пор прокуратура дело не раскрыла. Охраны-то никакой не было. Я жил в новом районе. Утром встретили в лифте. И спасло только то, что лифт был узкий, а тот, который меня встретил, был большой "качок" и у него не хватило размаха руки. Но что характерно: все лидеры криминальных питерских сообществ мне отзвонились и сказали, что это не они, а "заезжие"... МН: После этого вы по-прежнему считаете, что приватизация - великая вещь? Томчин: Да, и не устаю это повторять. Ее успехом мы обязаны прежде всего Борису Ельцину, Анатолию Чубайсу и Егору Гайдару. А также великолепной команде, которая во многом не чета нынешней: Альфред Кох, Дмитрий Васильев, Петр Филиппов, Сергей Красавченко - все те, кто позже прошел по "делу писателей" (скандал с книгой о приватизации, за которую ее авторы получили якобы слишком большие гонорары, закончился увольнением из правительства целого ряда чиновников. - Ред.). С благодарностью можно упомянуть все правительство, да и 120 тысяч директоров компаний, которые тогда отработали. Это 24 тысячи федеральных предприятий и почти 100 тысяч региональных и местных. МН: Но ведь директора - как раз одни из тех, кто заработал на том переделе собственности, а народ остался при своих копейках... Томчин: На этот счет могу вам рассказать одну историю. В Питере есть завод, не хочу его называть, где очень умный директор. В самом начале приватизации этот директор изъял из заводской библиотеки все книжки по приватизации и запретил по своему местному радио все консультативные передачи. После этого разослал всем работникам завода собственные рекомендации, как вкладывать акции. Он посоветовал им вложить все в фонд, созданный им самим. Из всего завода, на котором работали 2,5 тысячи человек, только 10 сделали по-другому. Остальные вложили деньги в фонд директора, и он абсолютно законно забрал у них предприятие. И поверьте, он такой не один. Мораль: если человек не хочет и не умеет, то он не сможет управлять собственностью. МН: Авторы приватизации представляли, как поведут себя люди, получив ваучеры? Томчин: Мы боялись, что все бросятся и вложат их в нефтяные и газовые концерны: тогда акции могли подняться, а стоимость ваучера - резко упасть. Поэтому даже хотели сделать ограничения. Но переоценили деловые способности нашего народа. Люди рассуждали так: лучше я свою мастерскую сделаю, которая выпускает некачественные жужжалки для уха, но это будут мои жужжалки. А то, что я их плохо сделал и они не жужжат, не моя вина, я ведь 20 лет тут сидел и этим занимался, буду и дальше. И так получилось с 70% советской промышленности. Ведь никто не говорил, что нужно вкладывать в свои предприятия. К счастью, тех, кто правильно вложил свои ваучеры, тоже было очень много. Поинтересуйтесь у тех, кто купил тогда на них акции "Газпрома", сколько они заработали. А ведь эти акции были в открытой продаже. МН: Но у большинства людей в те годы не было никакого опыта работы с акциями. Томчин: Вот вы и дошли до основного! Разве не говорили людям, что не надо ходить к Мавроди? Все телевидение было забито предупреждениями: не ходите в МММ! Но "умные" решили: ну, к Мавроди мы не пойдем, но в "Чару" - сходим. А в Подольск, к "Властилине", где машины по одной десятой стоимости продавали, сколько народу ездило? Хотя всем было ясно, что это - афера. Ребята, собственность - не манна небесная, ею надо управлять. На этот счет есть анекдот. Старый еврей просит Бога: "Ну дай мне выиграть в лотерею, ну дай!" И когда он попросил его уже в сотый раз, Бог не выдержал и сверху спросил: "Ты хоть лотерейный билет-то купил?" Вообще людей, которые могут быть собственниками, то есть иметь собственность и управлять ею, всего 20% от всех остальных. А тех, которые могут на собственности зарабатывать, - только 6%. И не только у нас, а везде в мире. МН: Что еще, кроме человеческого фактора, мешало "правильной" приватизации? Томчин: Все недостатки приватизации - из-за отставания других частей реформ. Кто же знал, что настолько отстанет реструктуризация естественных монополий? Кто понимал, что опоздает и не состоится приватизация земли? Кто предвидел, что приватизация каждого предприятия будет длиться дольше, чем вся ваучерная приватизация вообще? Ведь если у государства остается пакет акций в 1,5%, значит, предприятие еще до конца не приватизировано и у него есть масса ограничений, связанных с совершенно необъяснимым мнением того чиновника, который управляет этими 1,5%. И вот это желание госчиновников все затормозить и создало отрицательный эффект приватизации. Даже сейчас для предприятий, которые покупались на конкурсе и в которые было вложено немало денег, правительство Москвы хочет увеличить стоимость земли по сравнению с остальной страной в 10 раз. А ведь они в Москве и так покупали дороже. Мало того, если эти собственники будут убирать завод из центра города, то доплатят еще в 4 раза больше - 80% кадастровой стоимости. Все эти детали и не дают жить. МН: Как приватизация 90-х отразилась на сегодняшнем состоянии экономики? Томчин: Сегодня на демократическом фланге говорят, что началась национализация: мол, государство скупает заводы. Если бы не было приватизации, национализация бы не началась. Экономика бы не росла, страна бы не развивалась. Была создана база того самого возрождения экономики, которое началось после кризиса. Кризис счистил всю шелуху, после этого началось развитие страны. Афера века Приватизация убедила население, что самый короткий путь к богатству - это воровство Сергей Глазьев, руководитель Национального института развития, член-коррес-пондент РАН Ваучерная приватизация была не только несправедливой, но и незаконной. Дело в том, что Ельцин подписал свой указ о начале приватизации в тот момент, когда Верховный Совет России ушел в отпуск. Это было сделано для того, чтобы парламент не мог заблокировать принятие программы приватизации "по Чубайсу". Как известно, в то время действовала норма, которая предусматривала, что указ президента принимает силу закона в том случае, если в месячный срок он не был опротестован со стороны Верховного Совета. А господин Филатов, исполнявший тогда обязанности председателя Верховного Совета, просто сделал вид, что не заметил поступления ельцинского указа. Таким образом, депутаты ВС узнали о существовании этого нормативного акта только тогда, когда месячный срок истек, и указ вступил в силу как результат сговора между Чубайсом, Филатовым и Ельциным. Поэтому легитимность приватизации изначально оказалась под большим вопросом, а сам механизм реализации ваучерной приватизации был сопряжен с грубейшими нарушениями действующего законодательства. По данным прокуратуры, в среднем на один случай приватизации мы имеем одно преступление. Реализованная в России программа принципиальным образом отличалась от всех известных в мировой практике программ приватизации, предусматривавших справедливую оплату приватизируемого имущества, соблюдение общественных и государственных интересов, а также контроль со стороны законодательной власти и общественности. Это была одна из самых грандиозных афер за всю историю человечества. По сути дела, колоссальное имущество за бесценок ушло в руки тех, кто благодаря своей близости к "коридорам власти", личным связям и влиянию имел привилегированное положение по захвату приватизируемых предприятий. Как результат - большинство граждан были оторваны от приватизационного процесса, а сама приватизация превратилась в форму экспроприации госсобственности горсткой лиц, связанных с руководством Госкомимущества. И это притом, что альтернативы чубайсовской денационализации существовали. В первую очередь это закон о приватизации, принятый Верховным Советом еще до вступления в силу указа Ельцина. Он предусматривал не введение приватизационных чеков "на предъявителя" (как сделал Чубайс), а именных приватизационных чеков, которые бы не допустили формирования финансовых пирамид и крупномасштабных махинаций с ваучерами. Этот закон учитывал опыт Восточной Европы. В результате несправедливого характера приватизации мы получили искаженную структуру мотивации российской предпринимательской элиты. Возникло новое сословие крупных "хищников", которые привыкли брать все, что плохо лежит, и присваивать чужое. Именно искажение нормальной мотивационной структуры предпринимательского класса мешает нам сегодня построить здоровую экономику. Еще в начале 1990-х годов приватизация научила деловых людей, что самый короткий путь к богатству - это воровство. И присвоение чужого стало главным источником обогащения властвующей элиты. Люди получили имущество на миллиарды долларов фактически даром, не создав для общества ничего ценного. Классический пример - Роман Абрамович, который благодаря ельцинской "семье" купил известное предприятие за 100 млн долларов, а потом продал его государству за 13 млрд долларов. Мотивация на обогащение за счет чужого добра работает до сих пор. Об этом свидетельствуют многочисленные рейдерские атаки на бизнес. В результате присвоение чужой собственности, монопольное завышение цен, криминальные операции и обман наемных работников, которым многократно занижается заработная плата, по-прежнему остаются главным источником обогащения в России. При такой порочной мотивации экономика страны не может нормально развиваться. Однако изменить психологию нынешней элиты уже практически невозможно. Что касается идеи пересмотра итогов приватизации, то я уже давно предлагал ввести компенсационный налог на те объекты приватизированной собственности, которые в свое время были недооценены. Это наиболее мягкая форма восстановления нарушенной справедливости, поскольку не отменяет итогов приватизации с точки зрения распределения прав собственности. Но в то же время восстанавливает справедливость в части оплаты этой собственности по ее рыночной цене. В настоящее время эта цена известна, так что представляется оправданным ввести налог на прирост капитала, который исчислялся бы по разнице между текущей рыночной стоимостью актива и его оценкой в момент приватизации. Кроме того, этот налог должен начисляться по прогрессивной шкале. То есть чем большая прибыль получена от приватизации, тем выше ставка налога. Этот налог нужно выплачивать при продаже активов. То есть предметом налогообложения должна быть разница в стоимости активов при их покупке и продаже. Понятно, что ситуация осложняется тем, что многие сделки купли-продажи с этими объектами уже совершены. Соответственно, для того чтобы заставить того же Абрамовича вернуть хотя бы часть полученной сверхприбыли, необходимо, чтобы этот закон имел обратную силу. Принятие этого закона требует широкого общественного консенсуса. Это, пожалуй, единственная возможность для общества компенсировать свои потери. Все остальные формы по отношению к приватизаторам - еще более жесткие. Скажем, пересмотр в судебном порядке незаконных сделок будет означать не просто конфискацию имущества, полученного в результате заключения мошеннических или мнимых сделок, но и возможное заключение под стражу. Так что с точки зрения принципов социального партнерства и стабильности нынешним олигархам следовало бы согласиться с таким законом, который имел бы обратную силу. В настоящее время мы являемся свидетелями восстановления контроля государства над рядом стратегических отраслей экономики. В то же время я не считаю, что это является достаточной компенсацией за провальную экономическую политику 1990-х. На мой взгляд, речь идет лишь об отголосках борьбы за власть. И означает не что иное, как дальнейшую концентрацию собственности и власти в руках правящей группировки. Ее представители стремятся максимально упрочить свое положение в стране, взяв под контроль все источники дохода в российской экономике. Для этого используется механизм налоговых преследований и обвинений владельцев крупнейших активов в нарушении налогового законодательства. Затем имущество таких компаний распродается для оплаты налоговых недоимок. И, как правило, переходит в собственность государства. Однако реально оно оказывается в руках тех, кто занимает высшие руководящие позиции в России. Такая форма пересмотра итогов приватизации не прибавляет легитимности российской власти и не решает главную проблему - восстановление справедливости. Потому что собственность отбирается не у всех незаконно получивших ее, а лишь у тех, кто не проявляет должной лояльности по отношению к властям предержащим. "Свои" же по-прежнему могут делать всё, что им заблагорассудится. Приведу яркий пример судьбы двух участников залоговых аукционов: один из них сидит в тюрьме, а другой получил от государства "бонус за лояльность" в размере 13 млрд долларов"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации