Куда ушли деньги ЮКОСа?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Они скормлены бюрократии под видом реформы ЖКХ и уже кончились. Теперь реформа продолжится за счет населения

1269426771-0.jpg Ровно год назад на заседании президиума правительства премьер-министр Владимир Путин заявил о намерении к 2012 году «полностью ликвидировать аварийный жилой фонд». Осенью на съезде «Единой России» национальный лидер напомнил о задаче «вытащить людей из трущоб» и пообещал, что до середины нынешнего года в новые квартиры переедут 150 тысяч человек. Сколько всего в стране опасных для жизни домов, планируется выяснить в рамках инвентаризации аварийного жилья. На переселение «аварийщиков» за два года уже потрачено более 50 миллиардов рублей из Фонда содействия реформированию ЖКХ, которому были переданы деньги от продажи активов ЮКОСа. Еще 112 миллиардов перечислено на капитальный ремонт домов. У черной дыры, как называют коммунальную отрасль, оказалось золотое дно. Восемнадцать регионов уже отчитались о досрочном освоении финансирования и выразили желание получить бонусы. Но в развалюхах по-прежнему обитают люди, которые видели жилищный нацпроект только по телевизору.

Нашли где поселиться

Чтобы войти в дом, где живет Марина Алексахина, нужно быть смелым человеком. От двухэтажного барака словно отрезали ломоть. На месте среза из торцевой стены торчат обломки деревянных балок, в прорехах чернеет начинка из опилок. Выход со второго этажа находится у Марины в прихожей. Чтобы не дуло, на это место придвинули шкаф. Не помогает: зимой стена из дранки промерзла насквозь, на обоях выступил иней. «Как жили? Надели ребенку куртку, поставили два обогревателя в комнате, третий в коридоре. И четвертый бы поставили, но проводка искрит», — о способах зимовки Марина рассказывает удивительно спокойно. Ее сыну одиннадцать месяцев.

Марина в 2002 году купила комнату на Железнодорожной, 82. Дом позапрошлого века, общая кухня, туалет на первом этаже, но зато — собственная жилплощадь.

Осенью 2008 года во дворе появился строительный забор. Оказалось, предстоит снос общежития Саратовского госуниверситета. С точки зрения обывателя, общага и жилой дом представляли собой две части одного здания. Но официально они имели разные адреса, статус и владельцев. Общежитие было признано аварийным еще в 1970-х.

Марина поинтересовалась у руководства СГУ, не собираются ли ее отселить — ведь 130-летний барак может не вынести потери второй половины. По ее словам, руководство ответило, что об отселении можно будет говорить, если квартира обрушится. Марина побежала по инстанциям — в районную и городскую администрации, областное министерство ЖКХ, прокуратуру. Надзорное ведомство отреагировало — прислало сотрудника, который проследил… за законностью в момент сноса.

Сегодня высотка нового общежития (точнее, ведомственного жилого комплекса) СГУ почти готова. Пластиковые окошки, кованые решетки на крыльце. На новостройке растяжка «Единая Россия» — студентам!» В декабре сюда приезжали генеральный секретарь ЕР Володин, а также министр образования Фурсенко и заместитель генерального прокурора Забарчук. Объект еще в 2007 году был включен в «Перечень строек и объектов для федеральных государственных нужд, финансируемых за счет государственных капитальных вложений», называлась ожидаемая стоимость работ—150 миллионов рублей.

Еще в 2008 году Марина на свои деньги провела техническую экспертизу квартиры. Специалисты выяснили, в частности, что сквозные щели в стенах достигают трех сантиметров. Межведомственная комиссия по оценке жилых помещений, действующая при городской администрации, размышляла почти год. В мае 2009-го заключила: помещение непригодно для жилья. Акт с письменным решением Алексахиной не выдали — объяснили, что соответствующий сотрудник исчез вместе со всеми документами и объявлен в федеральный розыск. Марина собрала бумажки заново (экспертиза стоит 3 тысячи рублей плюс еще 10 тысяч за консультации адвоката). В сентябре комиссия повторно признала квартиру непригодной, но письменное решение снова не оформила. Марина подала в суд. Процесс длился восемь месяцев.

За это время Алексахина обратилась к главной инстанции всех униженных и оскорбленных — написала президенту. Жалобу переслали в областное правительство, которое отчиталось, что «проект распоряжения главы администрации Саратова проходит согласование». В марте на судебном заседании Марине этот самый проект вручили. Документ предписывает собственнице в течение трех месяцев самостоятельно выселиться куда глаза глядят, администрации Кировского района Саратова — не допустить повторного заселения непригодного помещения.

«Новая» попыталась узнать, что думают об этой истории официальные лица. Проректор СГУ по капитальному строительству Наталья Луценко через секретаря передала, что сможет общаться с прессой только путем письменных запросов. Начальника жилищного отдела администрации Кировского района не удалось застать в течение трех дней. В мэрии Саратова заявили, что проект распоряжения о выселении женщины с младенцем на улицу — ошибка районного чиновника. Как пояснил и.о. председателя городского комитета по общественным отношениям Алексей Калямин, гражданка — собственница квартиры, муниципалитету ее проблемы абсолютно параллельны: «Если бы ваш сосед, делая ремонт, сломал вам стенку, вы бы не в администрацию бежали, а выясняли, кто виноват, в судебном порядке?»Если соседом оказывается социальный проект «Единой России», вопрос становится риторическим: конечно, виноваты жильцы. Нашли где поселиться.

Нацпроект прошел мимо

Марина иногда успевает посмотреть телевизор: зрителям рассказывают об успехах в сфере доступного жилья. Например, Саратовская область считается лидером по программам капитального ремонта и расселения аварийных домов, проводящимся Фондом содействия реформированию ЖКХ. Эта структура была организована по инициативе Владимира Путина в 2007 году. В госкорпорацию были переданы 240 миллиардов рублей, вырученных от продажи активов ЮКОСа. «Если когда-то эти деньги были украдены у народа, надо отдать их напрямую этому самому народу, конкретным людям, которые оказались в наиболее сложных жизненных условиях…» — заявил Путин

За два года Фонд ЖКХ направил в регионы более 166 миллиардов рублей, вместе с софинансированием из местных бюджетов сумма превысила 224 миллиарда. Обывателю может показаться, что, получив сумму, равную стоимости ЮКОСа, коммунальная отрасль должна зажить не хуже ЮКОСа. Но никто не обещал, что удастся обеспечить нормальные условия жизни всем. По подсчетам госкорпорации, денег хватит на капитальный ремонт только 12 процентов домов, требующих реконструкции, и расселение 30 процентов трущоб.

В программу расселения на средства Фонда ЖКХ могут включить только дома, признанные аварийными до 1 января 2007 года (на эту дату в России имелось 11,7 миллиона квадратных метров аварийного жилья). До начала федерального финансирования расселение «аварийщиков» было проблемой местных бюджетов, и развалюхам очень неохотно давали статус. Дом, где живет Марина Алексахина, под нацпроект не попадает.

Золотой дождь

В доме № 25 по улице Мира нацпроект побывал. Теперь Галина Агибалова, жительница квартиры на пятом этаже, спит под клеенкой.

О том, что дом вошел в программу капитального ремонта, Галина Ивановна узнала из платежки: в ней обнаружилась новая графа на 220 рублей в месяц. По ее словам, рабочие на крыше появились осенью 2008-го, а 19 февраля нынешнего года, едва началась оттепель, на потолочных обоях надулся огромный пузырь. Жильцы прокололи бумагу — и набрали четыре ведра воды. Залило обе комнаты, кухню, прихожую, ванну. Полы и мебель в квартире, особенно кроватку маленького внука Галины Ивановны, пришлось накрыть шалашами из клеенки.

Поднявшись на чердак, жильцы обнаружили метровые наросты льда и дыры в новой крыше размером с кулак. Галина Ивановнад достала своей крышей все инстанции. Единственное, что посоветовали чиновники, — обращаться в суд. Агибалова руками развела: где взять такие деньги? Техническая экспертиза на предмет причиненного квартире ущерба стоит 5 тысяч рублей, госпошлина — 800 рублей. Галина Ивановна, пенсионерка, инвалид второй группы, вынуждена подрабатывать, чтобы кормить дочку с младенцем. Квартплата выросла в нынешнем году с 1500 до 3,5 тысячи рублей.

Дом Агибаловой упомянут на сайте «РеформаЖКХ.Ру»: «На капитальный ремонт крыши было перечислено 636,7 тысячи рублей, акт о приемке в эксплуатацию подписан в декабре 2008 года».

Оживленную переписку на сайте ведет саратовский пенсионер Юрий Алексеевич Гуськов, житель дома на проспекте Кирова. По словам Юрия Алексеевича, жильцы больше года требовали, чтобы ТСЖ включилось в обещанный телевизором капитальный ремонт. Фасад дома треснул лет пятнадцать назад — сейчас в дыру можно просунуть руку. Летом прошлого года на реконструкцию выделили 2 миллиона рублей (1,7 миллиона дал фонд, 115 тысяч — областной бюджет, 100 тысяч доплатили жильцы). Трещина, рассекающая дом на две половинки, в перечень работ не вошла.

Жильцы не участвовали в выборе подрядчика. По слухам, фирма, с которой по результатам открытого конкурса заключили контракт, была аффилирована представителям ТСЖ и исчезла после завершения работ. Строители перекрыли крышу (дважды, так как после первого раза она немедленно потекла) и заменили водопроводные трубы (в квартире Гуськова канализацию переделывали трижды). В январе сточные воды затопили подвал.

Как сказано на сайте «РеформаЖКХ.Ру», 1 декабря общее собрание жильцов утвердило акт приема в эксплуатацию. Но Юрий Алексеевич уверен, что ничего не подписывал, а ТСЖ не отвечает на просьбы показать документы. Гражданские контролирующие инстанции переадресовали жильцов в милицию. ОБЭП дважды отказал в возбуждении уголовного дела.

Хорошо забытое старое

Ривка Бернардовна Бейзман живет в доме Лагутенко на улице Ламповой. Советского инженера Виталия Лагутенко (дедушку лидера группы «Мумий Тролль») называют русским Генри Фордом в домостроении — он придумал первый проект типовых панельных домов, рассчитанный на массовое строительство с использованием индустриальной технологии. В 1950-е годы выяснилось, что возводить нео-классические «сталинки», символизировавшие победу социалистического строительства, слишком дорого. Пятиэтажки Лагутенко идеально подходили для новой линии партии: проходные комнаты, низкие потолки, кухни по четыре квадратных метра, не было балконов и даже чердака. «Лагутенки» тоже были нацпроектом: с их помощью предполагалось расселить бараки и коммуналки. Пятиэтажки рассчитывались на 20 лет эксплуатации: потом, как предполагалось, наступит коммунизм.

… В подъезде нет дверей и окон, нижний пролет обвалился, вместо него лежит деревянная лесенка. Поднимаемся медленно: во-первых, ступени покрыты льдом, во-вторых, такие живописные сосульки редко где увидишь — особенно внутри жилого здания. Навстречу спускаются хорошо одетые мужчины. «Наши сталактиты фотографируете?» — улыбаются с гордостью. Представляются сотрудниками управляющей компании (в результате реформы УК образовались на месте ЖЭКов и должны принести в коммунальную отрасль конкуренцию и эффективность частного бизнеса). «Менеджеры» советуют пройти на пятый этаж, «там еще интереснее».

Коммунальщики заходили к Ривке Бернардовне. По закону именно собственники жилья на общем собрании должны выбирать себе управляющую компанию. Но сегодня Бейзман увидела их впервые.

Зимой нынешнего года, в самый мороз, в доме замкнуло электропроводку. В аварийной службе удивились: «Вас давно снесли!» — и не приехали. Ривка Бернардовна неделю жила со свечкой, пока жильцы сами не протянули кабель-времянку. Пару месяцев назад дому без всяких объяснений отключили горячую воду: не просто перекрыли, а отрезали трубу.

В феврале Бейзман прислали платежку на 4297 рублей (в декабре она платила 2,3 тысячи рублей). В частности, за отопление с пенсионерки требуют 637 рублей, за канализацию (которая льется в подвал) — 51,57 рубля, за вывоз мусора (который лежит под лестницей в подъезде) — 21,53 рубля.

Приоритетный национальный спорт

Я попыталась узнать в управляющей компании, какие услуги оказаны жильцам с Ламповой на 492 рубля 47 копеек (по графе «содержание жилья»)? Замдиректора УК «Наш дом» Сергей Васильевич (не пожелавший назвать свою фамилию) рассказал, что на эти деньги содержатся аварийные службы — электрики и слесари. Но тут же отметил, что «проводить работы на Ламповой нерентабельно»: «Никакого ремонта там не будет. Зачем вкладывать деньги, если дом того и гляди снесут?». Интересуюсь, зачем же управляющая компания — частная организация — взялась за такой нерентабельный дом? «Нас не спрашивали. Осенью нужно было включить отопление, и администрация впарила нам эту «лагутенку». Удивляюсь, как же районная администрация может указывать частной организации? «Еще и не так бывает», — смеется собеседник.

В администрации Ленинского района не нашлось специалиста, готового прокомментировать ситуацию с домами Лагутенко. Чиновники пояснили, что не имеют никакого отношения к расселению развалюх.

В Саратове борьба с «лагутенками» — национальный спорт. Если перечитать заявления чиновников за последние пятнадцать лет, получится, что каждый дом расселили и снесли как минимум раза три. Губернатор Аяцков на первом сроке обещал покончить с «лагутенками» до 1999 года. Мэр Аксененко в 2000 году заявлял о полном расселении к 2005-му. В 2005-м областная дума отодвинула срок до 2009-го. И каждый руководитель не забывал похвастаться, сколько при этом выделено бюджетных денег…

Справка

— По данным на январь 2010 года, в рамках программ капитального ремонта, финансируемых с участием Фонда содействия реформированию ЖКХ, отремонтирован 80 941 многоквартирный дом (где живут около 10 миллионов человек) из 81 405, включенных в программы. В 2008—2009 годах на эти цели из средств Фонда ЖКХ было направлено 111,9 млрд рублей.

— По закону госкорпорация должна прекратить деятельность 1 января 2012 года. Недавно руководство фонда подготовило поправки к Жилищному кодексу, согласно которым предлагается создать подобные фонды в каждом регионе. Жильцы будут перечислять на счета, открытые фондами, взносы на капитальный ремонт своих домов. По подсчетам экспертов, в ближайшие 20 лет на капремонт жилой недвижимости потребуется несколько триллионов рублей.

— Как сообщала Генпрокуратура весной прошлого года, «в деятельности госкорпорации выявлены факты расточительного расходования денежных средств, выделенных ей из федерального бюджета». По данным прокуроров, административно-хозяйственные расходы корпорации, в которой работают 97 человек, в 2008 году превысили 340 млн руб. Пятьдесят пять миллионов рублей в качестве оплаты труда получило правление фонда: директор, его заместители и директор юридического департамента. В прокуратуре подсчитали, что примерно столько же Еврейская автономная область потратила на капитальный ремонт 48 многоквартирных домов, Томская область примерно за эти же деньги обновила 77 многоэтажек. В ответ на упреки Генпрокуратуры руководство фонда напомнило, что имущество фонда формируется за счет взноса Российской Федерации и доходов, получаемых им от размещения временно свободных средств, и «принадлежит фонду на праве собственности».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::24.03.10