Культура : Вещи Лепешинской исчезли. Орджоникидзе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Увы, шум, поднятый нашей публикацией «Кому достались квартира и бриллианты Лепешинской - любимой балерины Сталина», и дополнительные проверки прокуратуры мало что изменили в печальной судьбе наследства великой танцовщицы.

Напомним, знаменитая балерина умерла 20 декабря 2008 года. А за полтора месяца до этого, 6 ноября, в той же квартире скончалась ее лучшая подруга и помощница по хозяйству - 87-летняя Рита (Ариадна Москаленко). Наследником Лепешинской стал Вячеслав Борульник. Именно он дал почву слухам, спешно кремировав оба тела без вскрытия. Этот бизнесмен, работавший когда-то помощником бывшего вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе, появился в жизни балерины за полтора года до ее кончины. Но успел не только отвадить от дома всех ее старых друзей и поклонников, но и получить дарственную на все имущество артистки, одна квартира которой стоит больше миллиона долларов. Плюс антиквариат, меха, драгоценности, картины...

«СПРАВЕДЛИВОСТЬ - ЭТО НЕЧТО ЭФЕМЕРНОЕ»

После нашей публикации и нескольких ТВ-сюжетов районная прокуратура начала повторное расследование. Увы, информация, которая до нас доходила, не внушала оптимизма. Один из свидетелей, Александр Китник (давний друг балерины), рассказывал:

- Звонят мне из прокуратуры, просят прийти и дать показания, а я лежу с температурой. «Извините, - говорю, - пока не могу, давайте позже». А они мне: «Да ничего страшного! Давайте мы просто напишем, что вы отказались...»

Конечно же, Китник все же пришел в прокуратуру, как и большинство других близких Ольги Васильевны. И все они задавали милиции один и тот же вопрос: «А это как-то повлияет? Будет толк?» Но стражи порядка только пожимали плечами: «Не знаем... Мы передадим наверх, там решат... А вообще вы за что боретесь? За справедливость? Ну это нечто эфемерное. Вот если бы у кого-то имущественные претензии были...» Но в том-то и загвоздка, что «имущественного интереса» никто из участников, кроме самого новоиспеченного наследника, не имеет.

ЧТО-ТО НА СВАЛКУ, ЧТО-ТО В МУЗЕЙ

209420.jpg
Великая балерина оставила свое наследство супругам Борульникам.
Фото: ИТАР-ТАСС

Сам Борульник в доме на Тверской больше не появляется. Там хозяйничают строители. От Лепешинской не осталось и духа. В окнах - стеклопакеты, в самой квартире - полная перепланировка и евроремонт.

Вещи и мебель Лепешинской в два приема были вынесены на помойку: кресло, в котором она провела почти все последние годы, кровать и сервант красного дерева, торшер, чемоданы с вещами... Соседи говорят, там много чего было, даже французские духи с любимым запахом Ольги Васильевны. Не было только документов и того, что можно выгодно продать.

Документы - письма, фото, награды, то есть самую заметную и доказуемую, не считая квартиры, часть наследства, - Вячеслав Борульник через три месяца после смерти балерины, в разгар скандалов в СМИ, передал-таки Государственному центральному театральному музею имени Бахрушина. Кроме орденов, музею досталось несколько личных вещей балерины - пальто, чашка, пудреница, сувенирные спички, мини-дневник, пуанты, сумочки, бижутерия... А вот из драгоценной коллекции картин в музей попала только одна - эскиз к картине Айвазовского «Радуга», но и тот оказался поддельным.

В интервью ТВ Борульник описал сцену передачи вещей музею так: «Я им сказал: «Ребята, родные мои, я вам все открываю. Все, что имеет отношение к творчеству, пожалуйста, берите». Они были в шоке: «Да, действительно, все на месте!» Три рейса сделали. Полные машины...»

Но, по словам работников музея, в том числе Дмитрия Родионова, генерального директора, все выглядело менее радушно:

- Нашу комиссию пригласил в квартиру Лепешинской сам господин Борульник в разгар скандала. Он же торопил нас и свободно, самостоятельно осмотреть квартиру не позволил. Мы забрали только те предметы, которые он посчитал нужным вручить сам. В том числе это касалось картин. Там их было много. В частности, Репин, Малевич, Пикассо... Многое увидеть мы просто не успели, потому что наше время истекло. Не знаю, откуда информация о трех машинах, все вещи поместились в четыре чемодана. Тем не менее мы благодарны Борульнику за то, что он передал нам письма, фотографии (около двух тысяч документов), личные вещи. Но никаких драгоценностей не было.

Не очень красивая история вышла и с золотыми часами последнего мужа Лепешинской - генерала армии Антонова. Эти часы - историческая ценность, так как их Антонову подарил маршал Малиновский. В марте Вячеслав Борульник по ТВ заявил, что, как только нашел эти часы, сразу сообщил об этом в Музей Вооруженных сил, чтобы отдать их туда, и «уже завтра за ними должен приехать какой-то полковник». Естественно, журналисты сразу же позвонили директору музея Александру Никонову. Но ни он, ни главный хранитель музея, ни другие сотрудники о намерении Борульника ничего не слышали...

- Мы получили их лишь в конце мая, - говорит Татьяна Куваева, главный хранитель музея. - После того, как дали показания в прокуратуре. Нас спросили, получили ли мы ценный экспонат. Мы ответили отрицательно. Тогда нам привезли часы, причем не Борульник, а управление Росохранкультуры Центрального федерального округа.

ЗАТЕРЯВШИЕСЯ ДРАГОЦЕННОСТИ

Файл:209421.jpg
Друг балерины Александр Китник: - Вещи Лепешинской просто выставили на улицу.

Увы, в этот раздел попала солидная, если не большая часть наследства Лепешинской. Особенно вещи, имевшие вес с позиции не только искусства, но и денежной стоимости.

- Где все картины? - возмущается Олег Шевчук, директор благотворительного Фонда им. О. В. Лепешинской. - У нее вся квартира была увешана подлинниками: Поленов, Клевер, Айвазовский, Коровин, Боровиковский, рисунок Лермонтова, голландцы... Я уже говорил, что еще при жизни балерины Борульник их выносил якобы на реставрацию, а возвращал копии или репродукции. А когда мы пытались возмутиться, говорил: «Не лезьте, это мое». И теперь он отделался, сдав в музей копию. И то лишь одну из всех. А где оригиналы?

Я сама помню, как гордилась Ольга Васильевна, показывая мне свои картины и книги с автографами Пришвина, Ромма и рассказывая: «Половина моей библиотеки, детка, подписана великими людьми, которых вы видели только в исторических хрониках!»

Судьба дорогих нарядов и шуб Лепешинской тоже неизвестна.

- Помню, у нее была шуба соболья, и она постоянно повторяла: «Не бери за рукав, он стоит пять тысяч!», - улыбается давняя поклонница и подруга артистки Марина Баринова. - Очень много было дорогущих нарядов, обуви... И набор позолоченных ножей, которыми Лепешинская очень дорожила. Но особенно меня интересует судьба двух хрустальных именных бокалов. Как-то раз в Кремле она пила шампанское и сказала Сталину, что ей очень понравился бокал. На следующий же день начальник охраны вождя Власик привез ей два таких бокала с гравировкой: «Попрыгунье-стрекозе от И. Сталина». Ольга Васильевна никогда с ними не расставалась! В эвакуацию в Куйбышев шубы не брала, а эти бокалы взяла. Она тряслась над ними до самой смерти. Но в музеи эти бокалы никто не передавал.

Неизвестно также, куда делись антикварная китайская ширма, дорогой китайский фарфор (огромные вазы и сервиз), который Лепешинская все собиралась передать в музей фарфора «Кусково», эксклюзивные шахматы из немецкого фарфора, которые ее последнему мужу Антонову подарила вдова маршала Катукова...

Неизвестна и судьба полутора миллионов рублей, которые хранились на книжке у Лепешинской «на похороны» и которые Вячеслав Борульник снял по доверенности в последние дни ее жизни.

- Лепешинская очень бережно относилась к деньгам, - говорит Нина Гусенкова, главбух Центрального дома работников искусства. - Она никогда бы не позволила кому-то там снимать за нее такую большую сумму и тем более распоряжаться ею. Да и Борульник постоянно путается. Сначала уверял, что не знает, где эти деньги: мол, Лепешинская их куда-то на благотворительность пустила. А потом стал говорить, что они лежат дома...

«ДРАГОЦЕННОСТИ? Я ЗАСУНУЛ ИХ В ЗАД»

Файл:209422.jpg
Вячеслав и Светлана Борульники распорядились привалившим богатством по-свойски.

Отдельный вопрос: кому достались драгоценности балерины? Лично я видела только серьги и шикарное кольцо с бриллиантом в 5 - 6 карат, которое мне показывала Ольга Васильевна. Но драгоценностей у нее было гораздо больше. Причем каждая - со своей историей дарения. Друзья Лепешинской слышали, что в одной из передач Вячеслав Борульник рассказывал: он, дескать, «раздал все драгоценности близким друзьям Лепешинской». Но никто из близких друзей такого не припомнил.

- Эти бриллианты должны быть в казне, в музеях России! - возмущается народная артистка СССР Зинаида Кириенко. - Это не коммерческие, это исторические ценности! Как это «раздарил»? Смешно!

Мы позвонили Вячеславу Борульнику, чтобы прояснить ситуацию со спорными вещами. Разговор был короток:

- Здравствуйте, мы продолжаем расследование по делу Лепешинской...

- Идите вы со своим расследованием в одно место!

- И тем не менее мы хотели бы понять, куда вы дели драгоценности Лепешинской?

- Засунул себе в зад!

После этого заявления Борульник бросил трубку.

Самый простой путь - всех послать! Но ведь Лепешинская - не просто старушка, а народное достояние, человек-эпоха. И квартира балерины, по мнению поклонников, должна была стать мемориалом.

И что сказала бы патологически бережливая Ольга Васильевна, увидев свой обожаемый сервант на помойке? Хотя отвезти его как раритет в какую-нибудь балетную школу вам, Вячеслав Владимирович, ничего бы не стоило... А если бы она услышала ваши перлы вроде: «Как балерина она для меня была «нулевая». Я ее никогда не видел. В кино вот только видел, как она прыгала, круги давала. Обалдеть можно! Я даже нашел ее эти самые, как называется, юбки. Пачки! Все время забываю. У меня пачки - это пачки денег». Лепешинская при всем ее благородстве была очень жестким человеком и никогда бы не простила неуважения к балету и к своим достижениям. Что ж удивительного в том, что этого не могут вам простить и ее поклонники - интеллигентнейшие люди, в отличие от вас не путающие балетные пачки с денежными? А вы о них за это по ТВ говорите: «Мало ли уродов на белом свете...» - и вышвыриваете эти ценные для поклонников пачки в мусор.

ЗАЧЕМ НАСЛЕДНИК ВРЕТ?

С одной стороны, агрессию Вячеслава Владимировича можно понять: неприятно, когда твое имя полощут в прессе. Ведь вина не доказана, да и сама возможность ее доказать равна нулю, так как тела скончавшихся давно сожжены и не подлежат экспертизе. Но должен же человек понимать, что это только наводит на еще большие подозрения!

Тем более если учесть показания свидетелей последних дней Лепешинской. Той же Нины Михайловны, главбуха ЦДРИ: «Мы приехали, когда умерла Рита, посреди квартиры лежало остывшее тело одной старухи, а другая с разбитым носом валялась в соседней комнате на голом матрасе и одной пеленке! Это результат ухода, о котором Борульник так яростно всем рассказывает?»

А вот слова Веры Николаевой - друга семьи и свидетельницы того, как Лепешинская подписывала завещание: «Я только видела, что Ольга Васильевна чуть ли не крестик ставила, как раньше это делали безграмотные люди. По-моему, это не подпись. Подпись всегда очень показательна для душевного состояния человека. И она, похоже, была не в себе. Поэтому с этими «подписями» хорошо бы разобраться».

Или Надежды Дымшиц - врача ФГУ «Поликлиника № 1» управления делами Президента РФ, которая за два дня до смерти осматривала Лепешинскую: «Честно сказать, не ожидала, что она через два дня умрет. Не было симптомов, чтобы я могла это предвидеть».

Безусловно, презумпция невиновности - важное завоевание человечества. Но люди задают конкретные, пусть и неприятные вопросы, а в ответ то и дело ловят наследника на вранье. Тут уж сложно отпираться - все заснято и документировано. Вышеописанные некрасивые истории с обоими музеями. Не соответствующие действительности заявления, что квартира Лепешинской не больше пятидесяти квадратных метров, хотя на самом деле около ста.

А в одной из передач в доказательство того, что дарственную Лепешинская подписывала в абсолютно здравом уме, были показаны кадры интервью, датированные мартом 2008 года. На экране - бойкая Лепешинская, а с ней в кадре собачка. Йоркширский терьер. Но все знакомые, друзья и соседи уверяют, что с осени 2006-го ни одной собаки в квартире у Лепешинской не было!

ЛЕС ЗА ДЕРЕВЬЯМИ

Самое грустное, что за всей этой кутерьмой как-то затерялся сам смысл - память Великой Балерины. Как говорится, за деревьями лес не виден... Урну с прахом народной артистки СССР, четырежды лауреата премии Сталина, кавалера орденов, мировую знаменитость с множеством наград из разных стран похоронили в одной могиле с домработницей Ариадной Москаленко. Погребение состоялось через три месяца после смерти, 23 марта 2009 года, на Введенском кладбище. Все было очень тихо и скромно, как будто специально, чтобы особо не привлекать внимания. На могиле нет даже фотографий. Лишь черные таблички с именами. И цветы. Не от богатого наследника - от поклонниц. «А чего же ЦДРИ или Большой театр - все, кто «так ее любил» - не ставят ей памятник?» - усмехается Вячеслав Борульник.

Чем тут ответишь? Разве что словами Александра Галича: «...А над гробом встали мародеры и несут почетный... Ка-ра-ул!»?"