Купить Ту И Умереть В Раю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Незаконное сокрытие от туристов информации о потенциальной опасности стало устойчивой практикой многих российских турфирм

1139206234-0.jpg Оксана Пономарева поехала отдыхать в Гоа со своим гражданским мужем, а вернулась с его трупом. 25-летний Александр Бурдов погиб, купаясь в море. По официальной версии индийской стороны, он утонул. По мнению Оксаны и многочисленных свидетелей — был убит морским животным. Оксана считает, что ей пришлось столкнуться с хорошо отлаженным механизмом замалчивания подобных трагедий.

«Какая опасность? Это же международный курорт!»

Оксана и Саша жили вместе 1,5 года и скоро должны были пожениться. Он — перспективный инженер-проектировщик. Она — специалист по кредитованию крупного столичного банка. Отдыхать они поехали во второй половине ноября прошлого года. Путевку покупали в турагентстве «Клуб Велена». Двухнедельный отдых на двоих в отеле «Рамада Каравелла Бич Резорт» (индийские 5 звезд, включены только завтраки) обошелся им в 3600 долларов.

- В агентстве нас предупредили только о том, что в Индии опасно пить воду из-под крана, — говорит Оксана. — А когда мы сами спросили, нужно ли делать какие-нибудь прививки и насколько безопасно купаться в океане, нам ответили: «Можете купаться абсолютно спокойно. Там все продумано. Это же международный курорт!» Прилетев в Гоа, мы нашли представителя нашего туроператора, фирмы «Санрайз-тур», и еще раз поинтересовались вопросами безопасности. Гид окончательно нас убедил, что опасаться нам нечего. Посоветовал только не вывешивать нижнее белье сушиться на балкон. Когда мы спросили почему, гид ответил, что по индийским традициям это не приветствуется. На самом деле, как мы потом узнали, в Гоа есть какие-то насекомые, которые могут отложить в одежду личинки и потом паразитируют на коже человека. Об этом нам рассказали европейские туристы. Они же нам поведали, что, прежде чем ехать сюда, сделали несколько прививок: без этого им просто не выдали бы медицинскую страховку.

На третий день отдыха Оксана с Сашей увидели, как на лужайке, в 2 метрах от тропинки, по которой ходят туристы, индусы забивают палками полутораметровую змею. Было неприятно, но персонал снова заверил отдыхающих, что такого в отеле не было уже много лет и вряд ли это еще когда-нибудь повторится.

Александр Бурдов погиб 22 ноября. Он прыгал на волнах и вдруг стал резко выбегать из воды. Он падал, вставал и снова бежал. После третьего падения он уже не смог подняться, но в это время к нему подбежали Оксана и еще двое иностранных туристов и вытащили его на берег.

- У Саши были изрезаны руки и левое бедро, — с дрожью в голосе говорит Оксана, — а чуть выше пупка была дыра диаметром с двухрублевую монету. Из ран текла кровь. Мы пытались звать на помощь, искали врача, но все безуспешно. Доктора на пляже не оказалось, не могли его разыскать и в отеле. А службы спасателей в этом отеле не было вообще. Как мне стало известно потом, в соседних отелях их тоже не было. Это обстоятельство возмущало многих туристов из России, но все надеялись, что их это не коснется.

Елена Зданович из Санкт-Петербурга и ее друг Сергей были свидетелями произошедшего.

- Этот случай так шокировал нас, что мы решили помочь Оксане и уже после смерти Саши стали собирать свидетельства очевидцев трагедии, — рассказывает Елена. — У нас есть показания восьми человек, мы отправили их в российское консульство в Мумбае, но оставили себе копии. Все они говорят об одном и том же: Александр погиб от нападения какого-то морского животного. Он был в сознании еще минут 20, но его челюсти свело судорогой, глаза были навыкате, тело покрылось какими-то пятнами, он не мог ничего сказать. Одна туристка из Германии, медик по образованию, делала Саше искусственное дыхание, и я точно помню, что из него не вытекло ни капли воды.

«В их больницы лучше никогда не попадать»

Александр скончался по пути в госпиталь. Везли его не в «скорой помощи», а в обычном такси, на заднем сиденье. Оксана ехала вслед за ним на другом такси, которого пришлось ждать еще минут 15.

- Когда я приехала, машина с моим мужем стояла у входа в больницу, рядом несколько человек о чем-то мило разговаривали с таким видом, как будто обсуждали вчерашний футбольный матч, — рассказывает Оксана. — Один из них подошел ко мне и… улыбнулся. Такой же улыбкой мне отвечали на мои просьбы оказать помощь уже мне самой, когда у меня прихватило сердце. Потом мне объяснили, что это особенности местного менталитета. Для индусов гибель человека — это не трагедия, а перерождение в новое тело, у них даже на похоронах никто не плачет. Отсюда и соответствующий уровень медицинского обслуживания. В их больницы лучше никогда не попадать — там царит даже не прошлый век, а позапрошлый. А в полицейском участке мне сказали, что если запрос из консульства не придет в течение 3 дней, они имеют право кремировать тело и похоронить его в Индии. Я ничего не путаю, мне перевел эти слова гид. И я поняла, что это как раз тот вариант, который устроит всех. Кроме меня.

Оксана утверждает, что и консульство, и страховая компания стали активно выполнять свои обязанности лишь после того, как ей удалось надавить на них при помощи своих связей в Москве. В консульстве и страховой компании утверждают, что выполнили свои обязанности без всякого давления.

- Единственное, чего мне не удалось, — это добиться правдивого заключения о смерти, — говорит Оксана. — Я должна была поехать в морг на опознание и вскрытие, но представитель «Санрайз-тур» меня туда просто не пустил. Точнее, не согласился взять с собой, прекрасно понимая, что попасть туда сама я просто не смогу: я осталась без денег, все наши деньги лежали на карточке у Саши. Я спорила с гидом до последнего, но в конце концов он сказал мне: «Вы туда не поедете!» — развернулся и ушел. В тот же день в медицинском заключении проявился диагноз «утопление». Раны на теле медики документально зафиксировали, но их происхождение никак не стали объяснять.

«Хоронили Александра в закрытом гробу»

Оставшиеся 5 дней тура, которые Оксане пришлось провести в отеле «Рамада Каравелла Бич Резорт», она называет адом.

- Я не знаю, как я дожила до конца этого «отдыха», — продолжает Оксана. — Ко мне подходили люди, утешали. В минуты откровений одна девочка из «Санрайза» (имени не скажу, не хочу ее подставлять) рассказала мне, что купаться здесь действительно не безопасно. Она рассказала, как незадолго до гибели Саши на наш пляж выбросило большую мурену, индусы били ее палками, но она уползла обратно в море. На мой вопрос «Почему же вы нас заранее не предупредили?» девочка честно призналась: «Я человек подневольный».

Последнее испытание ожидало Оксану уже в Москве. Труп Александра, который прибыл в цинковом гробу, должен был быть забальзамирован. К грузу 200 прилагался сертификат индийской ритуальной компании «Дэнни Майкл Пинто» на русском языке, в котором утверждалось, что «тело готово к перевозке без риска разложения». Правильность перевода была заверена российским консульством. Тем не менее труп по прибытии в Москву оказался в ужасающем состоянии. В морге больницы № 6 города Москвы Оксане сказали, что никакой бальзамации сделано не было.

- Судмедэксперт и криминалист были шокированы тем, что увидели, — говорит Оксана. — По их словам, тело настолько поддалось гниению, что проводить повторное вскрытие, на котором мы настаивали, не имело никакого смысла. Нельзя будет даже определить, какого происхождения раны на его теле. От повторной экспертизы мы отказались. Хоронили Александра в закрытом гробу.

- Оксана, но ведь судмедэксперты обычно могут определить причины смерти даже у тех трупов, которые несколько дней были в воде и находятся в гораздо худшем состоянии.

- Мои знакомые медики мне потом говорили то же самое. По их мнению, одно из двух: или наши судмедэксперты были в сговоре с турфирмой, или индийские судмедэксперты вкололи в труп Александра какое-то вещество, которое ускорило процесс разложения. Я уже не знаю, кому верить. Я уверена только в одном: мне пришлось столкнуться с четко отработанной системой, которая позволяет замалчивать подобные трагедии. А турфирмы продолжают всеми правдами и неправдами заманивать туристов на дорогие и опасные курорты. И еще я знаю, что была самой счастливой женщиной на свете, а теперь моя жизнь рухнула. То, что я сейчас чувствую, я не пожелаю испытать даже врагу.

«Купаться в таком море можно только в гидрокостюме»

Российское консульство все же настояло на более серьезной — гистологической экспертизе тела Александра Бурдова. Перед отправкой тела на родину индийские судмедэксперты взяли на анализ образцы тканей. Результаты будут известны лишь ближе к весне. Пока же представители турагентства и туроператора в своих комментариях придерживаются официальной версии.

- Чтобы выдвигать какие-то обвинения в наш адрес, нужно знать наверняка, что же все-таки произошло, — сказала корреспонденту «Известий» замдиректора агентства «Клуб Велена» Ольга Сенюшкина. — Мы придерживаемся официальной версии. Все остальное — пока лишь предположения Оксаны Пономаревой.

- Предположим, Александр утонул сам. Но туристы утверждают, что по отелю ползают змеи, в море водятся опасные животные. Вы не предупреждаете своих клиентов об этом. Разве этим вы не нарушаете закон «Об основах туристической деятельности в РФ»? Вот, пожалуйста, статья 14: «Туроператоры и турагенты обязаны предоставить туристам исчерпывающие сведения об особенностях путешествий, а также об опасностях, с которыми они могут встретиться при совершении путешествий, и осуществить предупредительные меры, направленные на обеспечение безопасности туристов».

- Мы не считаем, что в Гоа существует какой-то серьезный риск для жизни отдыхающих, о котором имеет смысл специально предупреждать. В Гоа ездила директор нашей фирмы и не видела там никаких змей и морских животных.

Чтобы внести ясность в этот вопрос, корреспондент «Известий» обратился за разъяснениями в Институт океанологии РАН. Оказалось, что научные данные кардинально отличаются от мнения представителей турбизнеса:

- В прибрежной морской полосе всех тропических морей обитает большое количество опасных для человека животных, — считает заведующий лабораторией экологии прибрежных сообществ Никита Кучерук. — Многие из них обладают смертельным ядом, от которого нет противоядия. Никто из них, кроме разве что акул, не нападает первым, но жертвой этих животных можно оказаться случайно. Я бы не рискнул купаться в таком море без специальных перчаток и тапочек, а чтобы совсем себя обезопасить, лучше делать это в гидрокостюме.

Никита Кучерук, ознакомившись с показаниями очевидцев, смог предположить, кто именно нанес Александру Бурдову смертельный удар.

- С вероятностью в 99 процентов я могу утверждать, что это был крупный скат-хвостокол. Размах его крыльев достигает полутора метров, а на хвосте имеется шип до 15 сантиметров в длину, которым он в целях самообороны может наносить режущие и колющие раны. Этот шип ядовит, хотя его яд и не смертелен. Скаты любят греться на мелководье, зарывшись в песок, и скорее всего Александр нечаянно на него наступил. Я предполагаю, что он погиб от повреждения жизненно важных внутренних органов, хотя не исключено, что причиной смерти стала аллергическая реакция на яд.

С этого экспертного заключения корреспондент «Известий» начал разговор с гендиректором фирмы «Санрайз-тур» Дмитрием Мазуровым:

- Мы опираемся не на научные, а на юридические заключения, — сказал Дмитрий Мазуров. — Пока они таковы: Александр Бурдов утонул. Если повторная гистологическая экспертиза их опровергнет, мы признаем новые результаты. Мы по-прежнему уверены, что какой-то особой опасности, о которой следовало бы предупреждать туристов, отправляющихся в Гоа, не существует. Это подтверждает многолетняя практика поездок на этот курорт. Гибель Александра Бурдова — это первый случай смерти российского гражданина в Гоа. Вообще первый. В этом нас заверили руководители ассоциации индийских турагентств. С ними общался наш представитель, который после этой трагедии специально ездил в Индию. У нас нет причин не верить нашим индийским коллегам.

Между тем консул-советник российского консульства в Мумбае Ирина Башкирова располагает на этот счет другой информацией:

- Передо мной лежит книга регистрации смертей российских туристов на территории нашего консульского округа, куда входит и Гоа. В 2002 году — 1 смертельный случай, заключение такое: «смерть по естественным причинам». 2003 год — снова 1 случай, гибель от бронхопневмонии. 2004 год — тоже 1, официальная причина — утопление. 2005 год — 4 смертельных случая: два человека утонули (это вместе с Александром Бурдовым), 1 разбился на мотоцикле и еще 1 девушка умерла в госпитале, насколько я помню, от передозировки наркотиков.

- Вы допускаете, что за некоторыми официальными диагнозами индийской стороны могут быть другие причины? И еще: в полицейском участке Оксане заявили, что если в трехдневный срок они не дождутся бумаг из консульства, то имеют законное право кремировать труп погибшего и захоронить его в Индии. Возможно ли такое?

- Сказать этого Оксане в полицейском участке не могли. Она что-то путает. Что же касается диагнозов индийских медиков, то мы не можем им не доверять. Мы можем лишь добиваться более серьезной повторной экспертизы. Что и было сделано. Будем ждать результатов.

«Известия» будут внимательно следить за этой историей. Промежуточный результат нашего расследования таков: как минимум одно из двух обвинений Оксаны Пономаревой подтвердилось. Незаконное сокрытие от туристов информации о потенциальной опасности стало устойчивой практикой многих российских турфирм. Существует ли «хорошо отлаженный механизм замалчивания подобных трагедий», как утверждает Оксана, сказать пока трудно. Ответом на этот вопрос станут результаты повторной экспертизы гибели Александра Бурдова. Впрочем, сама Оксана в это не верит. Она уверена, что представитель «Санрайз-тур» летал в Гоа лишь для того, чтобы «решить вопросы» с индийскими медиками. Она уверена, что за смерть ее мужа никто не понесет ответственности, и лишь призывает соотечественников быть бдительными, чтобы эта трагедия стала последней.

Дмитрий Соколов-Митрич

Оригинал материала

«Известия» от origindate::03.02.06