Купи себе кусочек Минюста. Дробинин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Как вывести из банка 100 миллионов долларов и при этом остаться сидеть в кресле управляющего финансовой структуры, а не лечь на нары? Московский банкир Андрей Дробинин, теневой владелец "Легпромбанка", нашел простой ответ на этот вопрос: надо приватизировать Министерство юстиции. И представьте себе, пошедшему по этому пути Дробинину уже не один год все сходит с рук.

Монтировкой по правосудию

В середине августа своего апогея достиг скандал вокруг "Легпромбанка", одного из крупнейших банков в России. Когда судебный пристав Алексей Храмовичев попытался во исполнение судебного решения осуществить передачу здания банка на Зубовском бульваре законному владельцу, его попросту избили и выбросили на улицу. Причем к череде противоправных действий непосредственно приложил руку управляющий Андрей Дробинин. Он объявил документы Храмовичева фальшивыми, принялся бить в живот служителя закона, а затем, вооружившись монтировкой, начал крушить автомобили на улице, и продолжал это делать до тех пор, пока охрана не уволокла своего бесноватого босса.
Напомним, это уже второе чрезвычайное происшествие вокруг "Легпромбанка" и его владельцев за последний месяц. Первым эксцессом было покушение на одного из акционеров банка Игоря Болтакова, случившееся после того, как тот доказал в суде свои права на вышеупомянутое здание. Сразу за этим, загородный дом предпринимателя обстреляли из гранатометов и автоматов Калашникова. Лишь по счастливой случайности никто не пострадал.
Банкир Андрей Дробинин монтировкой разбивает стекло машины. Кадр №1 О скандале вокруг коммерческого банка легкой промышленности и его главном герое Андрее Дробинине писали и пишут, пожалуй, все крупные издания страны. История откровенно детективная (прав был классик, когда утверждал, что человечество еще ничего не придумало увлекательнее денег). А не так давно Владимир Путин публично возмутился беспределом, творящимся в судебных и правовых органах, когда разные суды выносят порой взаимоисключающие решения по одному и тому же вопросу. Так вот, два последних года жизни "Легпромбанка" - это прямая иллюстрация к словам президента.
Но чтобы понять, как докатился вроде бы солидный банкир до роли вульгарного погромщика, нужно вернуться на несколько лет назад.

Из "катал" в банкиры

По всем законам детективного жанра нам необходимо представить нашего героя Андрея Дробинина. Этот человек идеально укладывается в тиражируемый бульварными романами образ "нового русского". Журналисты "Независимой газеты" раскопали, что начинал Дробинин еще на заре демократии карточным игроком в Кунцевском районе. То же издание рассказало и о его связях в криминальном мире. Упоминалась в связи с этим фамилия некогда весьма влиятельного московского авторитета Владимира Толмачева (по кличке "Толмач").
Говорят, именно с помощью "братков" Толмача Дробинин осуществил захват первой финансовой структуры - достаточно крупного по тогдашним московским масштабам "Кунцев-банка". Точно утверждать это трудно, однако факт остается фактом: его управляющий Анатолий Соломин вдруг передал малоизвестному в ту пору молодому человеку Андрею Дробинину доверенность на управление паями своего банка. Вслед за этим произошло сразу несколько событий: Толмача убили прямо на ступеньках "Кунцев-банка", Дробинин стал единоличным владельцем последнего и переименовал захваченную организацию в "Супримэксбанк".
Банкир Андрей Дробинин монтировкой разбивает стекло машины. Кадр №2 Заметим, что никто и никогда не возьмется утверждать, что наш герой причастен к убийству Толмачева хоть каким-то образом. Но на протяжении всей карьеры Дробинина подобные криминальные происшествия преследуют его "партнеров" с потрясающей регулярностью. Их похищают, им угрожают, их обстреливают из всех видов стрелкового оружия (включая гранатометы), арестовывают, им подбрасывают недействующее оружие, заводят на них липовые уголовные дела. И почему-то всегда выходит так, что возникают у предпринимателей такие неприятности в момент наивысшего с Дробининым противостояния. И неизменно играют на руку нашему герою, кардинально меняя ситуацию в его пользу.
С "Супримэксом" связана первая (по крайней мере, из тех, что в итоге получили огласку) операция Дробинина по уводу финансовых средств. Схема, которую использовал Дробинин, отнюдь не нова и не очень затейлива. Для начала нужно полностью захватить контроль над каким-либо банком. Затем под благовидным предлогом накачать в банк финансы в виде кредитов, которые делают его зависимым от внешних обязательств. Далее основные средства выводятся из банка (грубо говоря, они попросту исчезают, а их место замещают, как правило, необеспеченные векселя), и банк таким образом оказывается не способным отвечать по своим обязательствам. Как финальный аккорд запускается процедура искусственного банкротства.
Получив в свое распоряжение "Супримэксбанк", Дробинин использовал в качестве шприца для накачки в него финансов крупнейшую на тот момент в стране страховую компанию "Аско". Любопытно, что когда гендиректор компании Сергей Пахомов воспротивился уводу из "Аско" активов в "Супримэксбанк", сотрудники Московского отдела по борьбе с организованной преступностью тут же нашли у него в кармане брюк незаряженный пистолет. Впоследствии все кончилось для Пахомова благополучно: ему не только удалось доказать свою невиновность, но даже добиться предъявления милиционерам обвинения в том, что оружие было ими подброшено. Но пока он оправдывался, огромные деньги ушли в "Супримэксбанк" и там растворились. Вслед за этим банк был объявлен банкротом "за недостаточностью средств", на нем ввели внешнее управление, а наш герой Андрей Дробинин с легким сердцем бросил насижанное место и перешел в новый коммерческий банк - "РоссИта".
Очередной скандал последовал незамедлительно. На этот раз пострадало, страшно сказать, Министерство иностранных дел. Вернее Главное Управление по обслуживанию дипломатического корпуса, которое перевело в "РоссИту" почти восемьсот миллионов рублей. Деньги, как водится, исчезли. И вновь была запущена процедура банкротства, а Андрей Дробинин перебрался в "Легпромбанк". К тому времени за ним уже закрепилась репутация "финансового киллера".

Тяжелый банк легкой промышленности

В "Легпромбанке" у Андрея Дробинина произошла первая осечка. Уж слишком большим оказался этот лакомый кусок для рядового "каталы". Действительно, на момент его "пришествия" банк занимал 27 место в рейтинге более чем полутора тысяч российских КБ. В нем обслуживались, например, такие проекты, как строительство "Москва-сити" и "Аквапарка". Одним словом, это была солидная организация с солидными акционерами. Дробинин же пришел в "Легпромбанк" простым начальником рекламного отдела.
Поэтому можно понять возмущение акционеров, когда на одном из собраний правления скромный менеджер по рекламе вдруг потребовал передать ему доверенность на управление паями 12 фирм-партнеров (это в общей сложности 66 процентов акций банка). Но самого "финансового киллера" это ничуть не смущало (вспомните, что в пору захвата "Кунцев-банка" он вообще был никем). И на этот раз Андрей Дробинин, заручившись поддержкой миноритарных акционеров (то есть "младших" партнеров, что вполне естественно - какой же "младший" не хочет стать "старшим"), подает в суд на 12 фирм-партнеров, считая, что они являются некой афилированной структурой, то есть самим фактом своего существования нарушают банковское законодательство. Кстати, как и в истории с "Кунцев-банком", здесь тоже присутствует криминальная составляющая: некоторые издания открыто называют партнером Дробинина Фарита Валеева - криминального авторитета из Казани. Если это правда, то, памятуя о судьбе Толмача, Валееву можно только посочувствовать.
Банкир Андрей Дробинин монтировкой разбивает стекло машины. Кадр №3 И вот тут начался тот правовой беспредел, по поводу которого так недоумевал наш президент. Неожиданно в загородный дом заместителя председателя правления "Легпромбанка" Евгения Янковского, который представлял в банке интересы 12 фирм-партнеров, является целая милицейская бригада с обыском на предмет взятия образцов его, Янковского, подписи (согласитесь, это само по себе нонсенс). Но вместо того, чтобы взять у предпринимателя автограф, "находят" целый "арсенал оружия". Если помните, ролик об этом небывалом успехе спецслужб чуть ли не круглосуточно крутился по одному из центральных каналов. Правда, телевизионщики как-то забыли упомянуть, что весь арсенал представлял из себя муляжи: предприниматель Янковский собирал коллекцию копий стрелкового оружия. Мало того, многое из этой коллекции было подарено Янковскому самим...Дробининым. Но это обстоятельство его не смутило. Как и в случае с Пахомовым и его "АСКО", менеджер "Легпромбанка" по рекламе срочно обратился в суд.
Первоначально Дробинин и компания пошли с иском в Замоскворецкий суд города Москвы. Судья, к которому направили дело, справедливо рассудил, что разбирательство предстоит чрезвычайно сложное (одних только истцов 28 физических и юридических лиц) и назначил в соответствии с законом предварительное рассмотрение дела почти через месяц. Однако такие сроки Дробинина не устраивали. Ведь Янковский мог в любой момент отмыться от инкриминируемого ему уголовного деяния - хранения оружия - и выступить на защиту своих прав как собственник "Легпромабанка". Иск из Замоскворецкого суда отозвали и в тот же день просителей принял председатель Люблинского межмуниципального суда Кулеба, который назначил первые слушания уже через три дня.
Кулеба так спешил, что принял иск команды Дробинина в неприемный день. При загруженности столичных судов факт просто невероятный. Дальше - больше. Так называемые обстоятельства подсудности были буквально притянуты за уши (позже выяснится, что истцы попросту изменили в нужную сторону юридический адрес одного из просителей). Однако и это не остановило люблинскую Фемиду. Более того, Кулеба возложил на исцов бремя уведомления ответчиков о процессе. В итоге на предварительном заседании присутствовало лишь трое из более чем трех десятков ответчиков.
Но все вышеуказанные обстоятельства оказались цветочками по сравнению с тем, что произошло на самом процессе. Судья Кулеба за один вечер полностью удовлетворил иск Дробинина сотоварищи. Причем, опять же не уведомляя ответчиков, принял решение к немедленному исполнению. Получив на короткое время всю полноту власти в "Легпромбанке", Дробинин поспешил этим воспользоваться. Немедленно собрал новое правление и исключил из числа пайщиков 12 фирм-партнеров. Каким-то (опять же весьма подозрительным образом, поскольку обычно подобная процедура занимает очень много времени) это решение было молниеносно зарегистрировано в Центробанке.
И когда через месяц с небольшим решения судьи Кулебы были обжалованы, в банке, полностью перешедшем под контроль Дробинина, только развели руками - в новом Уставе банка ни о каких таких 12 фирмах, представляемых Янковским, не было речи. Без следа исчезли и деньги этих фирм (почти полтора миллиарда рублей). В итоге Хамовническая прокуратура возбудила уголовное дело по факту хищения средств в особо крупных размерах.

Загнутое дышло закона

Неожиданное продолжение получила и история с кулебинским судом. Когда почти через год Янковский и партнеры добились пересмотра дела, Люблинский суд неожиданно вынес решение...о неподсудности ему этого дела. Спрашивается: а что мешало ему разглядеть эти обстоятельства год назад, когда ответчики по иску Дробинина об этом просто кричали?
Ну да это дело прошлое, тем более, что им должна вот-вот заняться высшая квалификационная коллегия судей России. К тому же есть немало и других свидетельств, дышло закона в нашей истории на удивление гибко. Например, когда Хамовническая прокуратура в рамках проверки по уголовному делу нагрянула в уже полностью контролируемым Дробининым банк с обыском, наш главный персонаж по телефону вызвал следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры Мартышина. И тот, примчавшись в банк, запретил коллегам производить следственные действия, хотя никаких правовых оснований запрещать коллегам делать обыск следователь Генпрокуратуры не имел. Никто, естественно, не пошел на конфликт с "важняком" из министерства. Дышло закона и на этот раз прогнулось.
И вот что самое любопытное в этой истории. Мартышин расследовал, можно сказать, персональное дело Дробинина, возбужденное по факту исчезновения из "РоссИта" денег Министерства иностранных дел. И при этом горой встал на его защиту. Вы когда-нибудь встречали подобные теплые отношение между подследственным и следователем?
Следом за этим произошло еще одно событие. Решение Люблинского суда о выводе основных пайщиков из состава учредителей было настолько шито белыми нитками, что прокуратура Москвы опротестовала его за подписью самого городского прокурора государственного советника юстиции Авдюкова. Постановление это должен исполнить районный пристав - некто Дмитрий Бородкин. Однако названный слуга закона решил, что прокурор не может выносить такие решения, и своей властью (которой у него и в помине нет) его отменил. Здесь вам и диктатура закона и вертикаль власти в одном флаконе...

Монтировка как последний аргумент

Предприниматель Болтаков, чью дачу расстреляли из гранатометов и автоматов Калашникова, и его партнер Губский после почти года судебных разбирательств добились-таки восстановления своих прав на главный офис "Легпромбанка". Осталась одна пустая формальность - получить в Мосгоримуществе бумагу о внесении изменений в соответствующий реестр. Однако руководитель этого ведомства попросту отказывается исполнить решение суда. По этому факту прокуратура даже возбудила уголовное дело, но бумаги у Болтакова и Губского нет до сих пор. Как видим, и на этот раз дышло закона услужливо выгнулось в сторону Андрея Дробинина.
Естественно спросить: каким образом человеку с репутацией "каталы" с кунцевского "катрана" удается так беззастенчиво манипулировать законом? Почему без оценки остаются многочисленные противоправные действия судей, милиции, прокуроров, судебных приставов? И почему так рьяно защищает интересы Дробинина Министерство юстиции?
Избитый пристав Алексей Храмовичев и его жена после случившегося стали регулярно получать анонимные угрозы по телефону. А ведь их номер был известен только в службе судебных приставов, починенной Минюсту.
И первым, кому позвонил Дробинин во время скандала в здании "Легпромбанка" оказался бывший помощник заместителя министра юстиции и главного судебного пристава России Сергей Струев. Можно предположить, что как раз после этого звонка начальники пристава Храмовичева предупредили его о возможном увольнении. По словам пристава, ему и ранее говорили, что торопиться с исполнением судебных решений по делу о возвращении "Легпромбанка" законным владельцам не стоит.
За два с небольшим годом Андрей Дробинин, так или иначе, оказался, втянут в расследование почти по 10 уголовным делам. Часть из них расследуются в Генеральной прокуратуре под руководством следователя по особо важным делам Мартышина.
Дробинину не удалось довести до конца ни одного из своих исков. Старая команда "Легпромбанка" последовательно их отсуживает. Согласитесь, есть от чего впасть в отчаяние. Собственно, наверное, только этим и можно, объяснить тот факт, что банкир, как заправский футбольный болельщик бросается с монтировкой на машину судебного пристава. Нервы не выдержали, не привык проигрывать... Избиение судебного пристава заснято на видеопленку, которая, судя по всему, будет фигурировать в материалах очередного уголовного дела. В нем вновь будет фигурировать Андрей Дробинин. Судебный пристав Алексей Храмовичев, получивший в "Легпромбанке" сотрясение мозга, уже обратился с заявлением в прокуратуру. "