Курс на открытость политической системы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В прошлом глава управления внутренней политики администрации президента, а ныне – глава Фонда развития гражданского общества (ФРГО) Константин Костин рассказал «Полит.Ру», что в новом политическом сезоне власть прочно взяла курс на открытость и конкурентность политического пространства. Многое будет зависеть от экономики, но и кризис, по мнению эксперта, вполне может играть роль позитивного политического фактора:

«Люди, желающие поражения своей стране, не могут представлять интересы граждан»

- Константин Николаевич, сейчас в высших эшелонах власти обсуждается, а политологами – прогнозируется, какой будет новая политическая повестка. Кто-то говорит, что прочно взят курс на либерализацию, кто-то возражает. Вот вы как считаете, этот курс на либерализацию политического поля сохранится, будет укрепляться? Будет все больше оппозиционеров на выборах, все больше активных политических партий?

- Да, это так. Вячеслав Володин (первый замглавы администрации президента – «Полит.ру») об этом говорил. Но, вот, знаете, эти слова -«либерализация», «демократизация» - они у нас дополнительно маркированы массой, часто негативных, смыслов… Но то, что у нас сейчас держится курс на открытость политической системы, на конкурентность – это абсолютно верно. С этим сложно спорить, против этого невозможно привести ни одного аргумента.

- Вот Григорий Голосов (профессор сравнительной политологии Европейского университета в Санкт-Петербурге) недавно высказал мнение, что отличительной чертой новой повестки от власти будет также усиление патриотической составляющей. Как считаете, это возможно?

- А что вы имеете в виду под патриотической составляющей? Патриотическое воспитание? Процесс создания каких-то общих ценностей? Так это не только нормальный, но и естественный процесс.

- То есть всплесков не ожидается?

- Я хочу вам напомнить, что в администрации президента существует управление по общественным проектам, которое как раз и занимается этим направлением. Я вообще не очень понимаю, когда говорят о каких-то всплесках: порой используется этот медийный прием с легким негативным оттенком , но при этом часто забывают говорить о смыслах.

Нельзя назвать ни одной демократической страны, где нет неких общих ценностей, которые разделялись бы обществом и политической элитой, в том числе, хочу отметить, конкурирующей политической элитой. Ценности эти очевидны – любовь к своей стране, гордость ее историей, культурой. Пожелание успеха своей стране, в конце концов. И вокруг этого существует консенсус всех значимых сил общества, это фундамент, на котором строится политическая система с конкурирующими партиями, кандидаты с непримиримыми позициями и разными идеологическими установками. В англо-саксонской политической культуре это вообще является незыблемым принципом. И человек, который выступает хотя бы против одного элемента этой конструкции, не имеет ни малейших шансов занять хоть какое-то место в политике. Просто потому, что люди, желающие поражения своей стране, не могут представлять интересы граждан.

«Практически везде «Единая Россия» будет занимать лидирующие позиции»

- Хорошо, а что-то новое в повестке мы увидим в ближайшее время? Проявятся ли какие-то новые тренды?

- Уже видны некоторые долгосрочные тренды, развитие которых мы увидим и в дальнейшем с большой степенью вероятности. Например, усиление политической конкуренции, появление ярких оппозиционеров на выборах. Можно прогнозировать, что сильных оппозиционных фигур уже в следующем году на выборах будет гораздо больше.

Безусловно, не все они будут представлять бывшие белоленточные движения. Уверен, что коммунисты, например способны провести сильную избирательную кампанию, и не только они. Так что мне кажется, в следующем году еще больше кампаний пройдет в жесткой конкурентной борьбе. И конкурентность будет возрастать не только в борьбе за второе место, но и за первое.

Таких сценариев в будущем году будет больше ещё и потому, что оппозиция, мне кажется, над ошибками поработает. Они поймут, наконец, что нельзя, если ты участвуешь в выборах, за три месяца до дня голосования проснуться и начать что-то делать. Надо все время в быть в поле зрения избирателя на той территории, где ты хочешь бороться за место во власти.

- Вот «Народный фронт» сейчас не видно, не слышно. Как полагаете, он все же как-то проявит себя в ближайшее время?

- Ну, я бы не сказал, что «Фронта» не видно. Уже сейчас его представители вносят достаточно яркие законодательные инициативы, которые вызывают интерес и общества, и масс-медиа. «Народный фронт» сейчас проходит стадию становления. Место его в политической системе, как объединения сторонников президента, уникально, и это отличная площадка. «Фронт» будет оказывать заметное влияние на политическую повестку.

- А роль «Единой России» во все более конкурентном, как вы говорите, поле, не снизится, например?

- А почему она должна играть все меньшую роль? Она останется. Как и сегодня, практически везде «Единая Россия» будет занимать лидирующие позиции. Не вижу, чтобы этому что-то мешало: люди ей доверяют. Конечно, в политике нельзя сказать однозначно: «Вот эти победят!» Возможно, где-то большинство единороссов будет относительным, а не абсолютным. На политическую сцену выйдут новые партии, всерьез пытающиеся оспаривать ее лидирующие позиции. Но совершенно не факт, что им это удастся, что приведет к каким-то поразительным результатам. У «Единой России» хороший запас прочности и реальный потенциал.

«Не думаю, что у нас будет Великая депрессия»

- Есть еще что-то, о чем мы можем сказать в связи с новой повесткой?

- Мы живем в сложном и быстро меняющемся мире. Безусловно, на ситуацию в России будут оказывать влияние события, происходящие в других странах, региональные и локальные конфликты, развитие взаимоотношений на постсоветском пространстве, отношения с ведущими мировыми державами. Если говорить о внутренней политике, то все будет достаточно предсказуемо. Единственно, мне кажется, можно отметить такую важную тему, которая может повлиять и на внутрироссийскую политическую повестку – это ситуация в экономике. Пока сложно сказать, по какому сценарию мы будем переживать кризисные явления, которые нам приносит мировая экономическая стагнация.

Она, конечно, тоже в каждом из регионов и секторов экономики протекает по-разному. В Еврозоне одним образом, в Америке, там вообще говорят, что вроде как никакой стагнации и нет. Даже, напротив, там отмечают какой-то небольшой рост. И отчитываются, что они уже преодолели кризис… Но я читал прогнозы экспертов, в том числе и европейских, которые с благостными рапортами властей не вполне согласны (смеется).

В общем, многое в политике зависит от того, как мы пройдем экономически негативный период. Если сравнивать кризисы 1998 года и 2008-го, то последний мы преодолели достаточно гладко, без особых потрясений. Надеюсь, что и новые потрясения, если они существенно затронут Россию, останутся не столь заметными для наших граждан. А это самое главное.

- Но если к экономическому ухудшению следует готовится, то, видимо, нужно ожидать некой политтехнологической активности со стороны власти?

- Ну, знаете, уже многие приемы конца XX – начала XXI века, как принято говорить, из эпохи политического постмодерна, не применимы. А если серьёзно, то я лично не вполне разделяю некоторые современные представления о базисе и надстройке. Иначе говоря, сомневаюсь, что если ситуация требует серьёзных управленческих мер, то её можно выправить политтехнологическими приёмами. Я не верю, что хвост виляет собакой. Хотя, безусловно, обратная связь с населением, информирование людей, оценка событий, обеспечение безопасности, справедливое распределение ресурсов, поддерживаемое гражданами – всё это имеет огромное значения для социального самочувствия граждан.

- Но ведь возможны и непопулярные какие-то меры, не только поддерживаемые, верно?

- Что значит «меры»? Есть ведь объективные факторы. Так, например, закредитованность российских регионов рано или поздно даст о себе знать. Долги надо обслуживать, а потом и отдавать. И если в долг взяли, а на эти ресурсы ничего не сделали, то, соответственно, и пояса, скажем так, придется затягивать. Снижать, в том числе, социальные расходы. Это, конечно, не популярные меры. Но они будут необходимы, если не перекредитовываться бесконечно, становясь на еще более порочный путь.

- То есть такие тренды власти, как тренд на социальную норму, на снижение потребления – будут проявляться более активно?

- Вы же должны помнить историю… Я вот интересуюсь периодом Рузвельта и изучал, как преодолевался в США период депрессии. Так вот, там предпринимались системные решения и довольно жесткие. И была при этом и связь с населением, а также, конечно же, и пропаганда умеренности, необходимости работать в тех областях, где это возможно и экономически оправдано и так далее… Но, знаете, я не думаю, что у нас будет Великая депрессия, честно говоря.

- Хотелось бы надеяться.

- Но здесь есть еще одна вещь, важная политически. Вот смотрите, был экономический кризис 2008-2009 годов. Настоящий кризис. И все ждали, что это как-то скажется на популярности власти. А популярность власти в эти годы, наоборот, выросла.

- Ненадолго, правда.

- Почему Вы так решили?

- Всего на год почти, и все.

- Ну, знаете, это вообще-то надолго. И то, потом было, скорее, не падение популярности, а вполне предсказуемая корректировка рейтингов.

«Конструктивная критика оппозиции власти нужна. Она её стимулирует».

- А от оппозиции нам следует ждать чего-то нового, как считаете?

- У нашей оппозиции нет, как правило, нормального плана, с позволения сказать, политической борьбы, плана развития общества, страны. Лозунги есть. А плана нет. Оппозиция обычно критикует все, что предлагается государством, но ничего уникального, за исключением, пожалуй, мантр, не предлагается.

Конечно, конструктивная критика оппозиции власти нужна. Она её стимулирует. Но здесь, пожалуй, следует говорить о другом. Можно отметить нарастание важного политического тренда: будет появляться все больше коалиционных правительств на уровне регионов. Они уже сейчас кое-где появляются…

Как говорил один известный русский философ: «Выборы разъединяют избирателей, но объединяют народ».

- Это, наверное, можно рассматривать как однозначно позитивное явление?

- Конечно! С одной стороны, необходимость в одобрении гражданами решений власти будет подталкивать к коалиционным формированиям региональные власти, элиты. А с другой – будет отличным шансом для оппозиции проявить себя через своих представителей.

К таким проявлениям можно также отнести то, что партия Михаила Прохорова «Гражданская платформа» получит возможность, в случае победы С.Собянина на выборах мэра Москвы, предложить своего представителя на пост омбудсмена. Отличный способ показать себя новой политической силе в реальной политике. Если этой работой заниматься серьёзно, можно получить очень неплохой задел перед выборами в Мосгордуму.

- Также последние два года много говорили о конфликте элит, о брожении элит. Мы будем наблюдать нечто подобное в ближайшее время? Или конфликт элит стабилизировался, или вообще уже угас, как считаете?

- Элиты так устроены, не только у нас – во всем мире, что они все время борются, конкурируют. Это их генетическая сущность. Но если элиты, как я уже говорил, разделяют общие ценности, то их конкуренция – естественный процесс, идущий на благо страны. И тогда никакой проблемы в конкуренции элит нет.

Тут меня иногда обвиняют, что я часто В.Путина цитирую, но он ведь все на эту тему сказал в феврале (2012 года – «Полит.ру») в своей статье в «Коммерсанте»: «Политическая конкуренция – это нерв демократии». Конкуренция элит – это тоже конкуренция политическая, и если через элиты конкурируют интересы больших групп населения, то все это идет на укрепление демократии.

- Но ведь достаточно распространено мнение, что все эти изменения, как бы это сказать…

- Да, иногда говорят, что они носят косметический характер. Но, послушайте, весь вопрос здесь в том, что перед тем как поехать на велосипеде, на него надо сесть.

Мы же с вами год назад говорили, и вы мне тогда также приводили слова Голосова, что вот, мол, власть осваивает новый способ переназначения губернаторов. Но ведь выборы, даже не стерильные, в любом случае лучше назначения. Любые выборы, даже по референдумному сценарию, лучше разнарядки. Хотя бы потому, что количество людей, вовлеченных в выборы, неизмеримо больше, чем в процедуру назначения.

- То есть, если где-то, поначалу, изменения и впрямь оказались косметическими…

- Они не косметические! Вы поймите, референдумные выборы – это тоже выборы. Они определяют политический status quo, фиксируют, кто сейчас политический лидер в регионе, кто главный оппонент, кто подпирает главного оппонента. Они очень важны. Это задел на будущее. Через 4-5 лет такой ситуации уже не будет, не будет такого, чтобы оппозиционного кандидата партия власти сама зазывала на выборы, и референдумные сценарии станут скорее исключениями. Даже через год-два мы увидим совсем другие выборы.

Но, в любом случае, посмотрите на историю любой развитой демократии – везде поначалу было не все линейно. Не забывайте, что современной российской демократии немногим более 20 лет, если веси отсчёт от даты принятия декларации о государственном суверенитете! Она только вступает в период «зрелости». Это же касается и темы дебатов, про которые меня часто спрашивают. Во всем мире культура публичного состязания политических оппонентов складывалась десятилетиями, прежде чем стать важным и захватывающим явлением, реально влияющим на мнение избирателей… Политическая система не лампочка – ее нельзя «включить» тумблером..

- То есть тем, кто сейчас не полагает российскую демократию реальной, нужно просто подождать - и всё будет?

- Да нет же, демократия, вполне реальная есть уже сейчас. Просто идет наработка практик – на «скелете» растут мышцы. Это неизбежно для страны, которая входит в новую политическую реальность. Входит всерьёз, по-настоящему».

Интервью подготовил: Евгений Ершов

От ред. FLB:

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) был создан 4 июня 2012 года. Это исследовательская организация, изучающая региональную политику, рынок политтехнологий и новые медиа. Учредителями фонда выступили: Фонд «Российский общественно-политический центр», Автономная некоммерческая организация «Институт общественного проектирования», Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», Общероссийская общественная организация работников средств массовой информации «МедиаСоюз». Фонд реализует самостоятельные научные и исследовательские проекты, выступает грантодателем для других общественных, научных и исследовательских организаций, которые ведут разработки по тематике фонда.

За это время ФоРГО подготовил несколько ключевых докладов: "Рунет сегодня: исследование российского интернета", «Выборы по новым правилам: интриги и прогнозы электорального цикла 2012 года», «Современный Путин. Вызовы и ожидания нового президентства», «Выборы по новым правилам: итоги», «Основные схемы распределения государственных средств на деятельность некоммерческих организаций за рубежом», «Новая протестная волна: мифы и реальность», "Третий сектор" в России: текущее состояние и возможные модели развития», "Выборы глав регионов и региональных административных центров в 2013 году: сценарии кампаний и прогнозы", «Фильтрация контента в Интернете: задачи, тенденции и методы. Анализ мировой практики», «Рейтинг социального самочувствия регионов России. Первый выпуск». "