Курченко "поднялся" на левых схемах и чужих именах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Курченко "поднялся" на левых схемах и чужих именах Украинский миллионер одним говорил, что пришел от Фирташа, другим — от Пшонки, а еще — "от Клименко", "от Арбузова", "от "семьи"

Оригинал этого материала © "Экономическая правда", Украина, 15.04.2014, Бывший и. о. главы "Укргаздобычи" Алексей Тамразов: Я главный свидетель по делу Курченко, Фото: korrespondent.net, "Экономическая правда", capital.ua

Сергей Лямец
0df9bc13dca0b94fca0f0866db7aceb5.jpeg
Сергей Курченко

В последние два месяца Алексей Тамразов стал очень цитируемым в сети Facebook. Еще до референдума, он рискнул поехать в оккупированный Крым, и там поддерживать украинских моряков. Из его сообщений многие узнали, как именно происходил захват наших кораблей россиянами.

На интервью с ним "ЭП" решилась после того, как Тамразов сказал: "Я главный свидетель по делу Курченко ".

Еще два месяца назад он занимал пост первого замглавы правления государственной компании "Укргаздобыча". По факту, он был председателем, потому что бывший глава компании Юрий Борисов ушел в отставку намного раньше.

Во времена Януковича и до него, "Укргаздобыча" входила в сферу влияния олигарха Дмитрия Фирташа , который сейчас находится под следствием в Австрии. Фирташ был явно не в восторге от наростающего влияния "семейного" олигарха. Впрочем, сам Тамразом отрицает, что он "человек Фирташа", хотя уважительно отзывается и об олигархе, и о его бизнес-партнере, бывшем вице-премьере Юрии Бойко .

По роду деятельности, наш собеседник находился в эпицентре схем, на которых Курченко сделал свое состояние. В частности, именно сжиженный газ "Укргаздобычи" продавался через специальные аукционы по заниженной цене. В результате, компании наносился огромный убыток.

Также Тамразов имеет собственный нефтяной бизнес, и знаком с ситуацией на рынке нефтепродуктов. В интервью "ЭП" он рассказывает о Курченко, контрабанде топлива , "отмывочных" операциях, покупке Одесского ОПЗ, роли Игоря Коломойского и бывшей власти в работе "золотого мальчика".

Если в изложении Дениса Бугая Курченко предстал как талантливый бизнесмен, то Тамразов характеризует его иначе — как человека не вполне грамотного, и с очень странным поведением.

Наш разговор происходил после объявления Курченко в розыск и незадолго до того, как налоговики арестовали счета Курченко в Украине почти на 700 млн грн. [...]

  •  * * Алексей Тамразов — После бегства Курченко из страны появилось письмо "Укргаздобычи" на имя Турчинова, подписанное вами. Вы призывали навести порядок на рынке сжиженного газа. Почему это письмо появилось только сейчас?

— На самом деле, мы не раз писали письма министрам, премьеру и вице-премьеру. Правда, тогда там не фигурировала персона Курченко. Хотя все понимали, что он есть, конечно.

После публикаций, которые связали Курченко с определенными компаниями, появилась возможность делать на них ссылки. Однако в прежней системе координат можно было пользоваться только официальными способами. — Кто первый рассказал в СМИ, что эти компании связаны с Курченко? Кто создал ему такую славу? — Эта история началась еще со сжиженного газа и контрабанды бензина. Тогда о Курченко говорили конкуренты. Таких людей много, я их не знаю, но могу догадываться.

В истории с газом фигурировал председатель ассоциации трейдеров сжиженного газа Сергей Пивень. Его даже уголовно преследовали, когда Курченко с ним воевал. — Пивень — не игрок даже второго эшелона. Я так понимаю, два самых крупных конкурента Курченко — Дмитрий Фирташ и Игорь Коломойский. — По сжиженного газу конкурентов не было по одной причине: никто не хотел и не мог заниматься криминальной схемой, которой занимался Курченко. Игорь Коломойский конкурентом быть не мог, потому что Сергей Курченко покупал газ на "Укрнафте". — Но "Укргаздобыча" была пострадавшей от схемы по сжиженному газу? — "Укрнафта" и "Укргаздобыча" в большей степени, "Укрнафта" в меньшей. — До того момента никто якобы не знал, что сжиженным газом занимаются структуры Курченко? — Глупо было бы не знать, что это структуры Курченко. Он изначально приходил и озвучивал, что это его структура. Не было законных оснований, чтобы его в этом уличить. Точно так же их нет сейчас, несмотря на то письмо, которое я написал.

В итоге пока ничего не сделано, чтобы законно продавать сжиженный газ вне специализированного аукциона.

"Объяснил, что за него просит Пшонка" — В какой момент всплыл Курченко? Чем объяснялось его влияние? Почему он мог приходить и быстро склонять в свою сторону влиятельных людей? — Очень внезапно. Я расскажу историю, которую знаю с 2010 года.

Он начал заниматься сжиженным газом в 2009 году. И то ли в последнем квартале, то ли во второй половине 2009 года он начал участвовать в специализированных аукционах по продаже газа для нужд населения.

Эти объемы были небольшими, около 1-1,5 тыс тонн в месяц. Заработок у него тоже был меньше, потому что рыночная цена была другая. К тому же он еще занимался обналичивающими схемами. Я об этом знаю со стороны. — То есть он был сам по себе? Не человеком "семьи"? — Сам по себе. Глупо думать, что он пешка. Эта пешка сейчас прячется в России и борется с "семьей", которая пытается его "догнать". Я слышал об этом из того же разговора с Игорем Коломойским. — В какой момент они не срослись с "семьей"? — Я не договорил еще историю о том, как он появился у нас.

Пришел молодой человек, его визитка у меня до сих пор валяется на работе (Тамразов тогда был первым заместителем директора "Укргаздобычи". — ЭП ). Представился компанией "Газ Украины-2009" и сказал, что работает со сжиженным газом. Говорю: "Прекрасно, работайте, хотите — покупайте".

Первая встреча закончилась ничем. — Вы ему "вежливо отказали"? — Да, сказали, что никаких схем быть не может. Так прошло два месяца, за которые мы газ никуда не продавали. — Почему? — Накапливали. Газ все равно нужно было выставлять на спецаукцион, а кто его купит — понимания не было. Механизмов для того, чтобы отсеять нежелательных покупателей, даже на основе предположений, у компании нет.

Закон говорит, что весь газ должен быть выставлен на аукцион. Если останется непроданный объем, тогда он может быть выставлен на коммерческую продажу. — До этого годами существовали налаженные контакты, и сжиженный газ продавался нужным людям. Аукционы не были помехой для этого. — Я говорю о том, что компания не может фильтровать, кто купит газ на аукционе. Насколько я понимаю, до нас все было как-то так: "Мы согласны продавать такой объем, больше этого вы не покупаете". Следующая встреча с Курченко состоялась через два месяца. Она уже была более агрессивной. — Что такое "более агрессивная"? — Более настойчивая. Уже он пришел через кого-то, но объяснил свое присутствие тем, что за него просит Пшонка . — Младший или старший? — Старший, генеральный прокурор. Про младшего я отдельно расскажу историю, как они друг друга нашли, поругались, а потом помирились. — Что за история? — Насколько я слышал, история Курченко и Пшонки началась то ли с родителей, то ли с близких. Кто-то из них был знаком с Николаем Массом из Донецкого облгаза, а тот якобы кум Пшонки. Утверждать не могу, нужно проверять.

Курченко постоянно рассказывал, что он "от генерального прокурора". И действительно, я сталкивался с тем, что дела против его компаний закрывали. Для меня это было удивительно.

В один прекрасный момент ко мне на встречу пришел помощник Пшонки и начал спрашивать про Курченко. — Пшонки-младшего (Артема, народного депутата. — ЭП ) ? — Младшего. — Что говорил этот помощник? — Он говорил: "Кто тут рассказывает, что он от Пшонки? Это все вранье". Дескать, Артем ничего не знает, останавливайте отгрузки.

Остановить отгрузки мы можем на какой-то период. Каждый год мы это делали по чуть-чуть, пытались найти какие-то механизмы. Законно сделать этого не могли.

Потом я состыковал их. Позвонил Курченко, говорю: "Разбирайтесь, кто из вас от Пшонки". Насколько я слышал потом, они встретились с Артемом и с этого момента начали работать вместе. — Артем участвовал финансами в делах Курченко? — Я вообще не видел, кто участвовал в его бизнесе. По рынку я мог слышать, что Артем участвовал в каких-то вопросах. Это всего лишь слухи.

По большому счету, решать им нужно было везде, кроме компаний, у которых они покупали. Работа с ними была обязательной к исполнению. Было постановление Кабмина, которое регулировало реализацию газа, нефти и газового конденсата.

Все, что нужно Курченко, было прописано в законе о бюджете. Специально ввели акциз на сжиженный газ, который реализуется не для населения. Поскольку он показывал реализацию для населения, то уходил от этого акциза. — Если вернуться ко второму визиту Курченко на "Укргаздобычу". Чем он отличался? — Курченко пришел с позицией "вам некуда продавать". Дескать, "есть закон, есть Генеральная прокуратура, вы не можете продавать ни налево, ни направо".

К тому времени мы уже столкнулись с тем, что в любом случае нам нужно было куда-то продавать газ, выставляя его на спецаукцион.

"Курченко имел бизнес со всеми" — Где проходили аукционы в то время? — На Украинской аграрной бирже, отобранной на конкурсе Минтопэнерго.

С какого-то момента Курченко начал покупать все объемы. — Через "Газ Украины-2009"? — Там было четыре-шесть компаний. По-моему, они менялись. — Как вы понимали, что это структуры Курченко? — Один человек приходит и говорит, что "мы будем все покупать", а мы отвечаем "нет". Потом приходит опять, и кто-то начинает все покупать. Для меня было ясно, что это связанные лица. Фамилии Курченко в договорах нет, естественно. — Почему другие компании не могли участвовать в аукционах? — Законом определена схема, по которой компания должна аккредитоваться в Минэкономики. Министерство аккредитует компании на основании писем от областных госадминистраций.

Сначала областная администрация выбирает компанию и высылает в Минэкономики письмо, что эта компания обеспечивает население сжиженным газом. Минэкономики их аккредитует для участия в специализированном аукционе. Аукционный комитет допускает к аукциону. — На каком этапе происходило отсечение "ненужных" компаний? На уровне администраций или Минэкономики? — Не могу сказать. Думаю, что не допускали уже через Минэкономики. А если допускали через Минэкономики, то отсекали на аукционном комитете. — Как вел себя Курченко? Он агрессивный человек? — Я бы не сказал, что агрессивный. Очень активный. — "Нарванность" — то слово? — Нарванность со своими подчиненными. Когда же он видит сопротивление, то становится вполне лояльным.

Знаете, с чего он начал свою историю? Одним людям он говорил, что пришел от Фирташа, а другим — что от Пшонки. Поскольку одни с другими не общались, это срабатывало.

Потом он был "от Клименко ", "от Арбузова ", потом "от "семьи". Во времени это очень растянуто. Когда люди встречались, то очень удивлялись, что он от тех или других. — Фирташ и Коломойский — мощные игроки. Если бы им не было выгодно работать с Курченко, они могли бы выбить его с рынка. Или, как минимум, он занял бы лишь часть рынка. Почему они согласились с тем, что Курченко пропускал через себя все объемы сжиженного газа? — Я не могу комментировать их видение рынка. Могу только сказать, что схема, по которой работал Курченко, наверняка была им неинтересна. Эта схема криминальная, потому что на каком-то этапе обязательно подкладываются фальшивые документы. — Люди Коломойского мне говорили, что у них с Курченко бизнес. В чем этот бизнес мог состоять? — Если говорить о сжиженном газе, нужно проанализировать, куда дальше продавался газ. Тогда будет понятно, в чем мог состоять такой бизнес. — Газ наверняка продавался через газовые заправки. Вопрос — через чьи? — У Игоря Валерьевича много газовых заправок. Возможно, бизнес состоял именно в том, чтобы продавать газ через них.

Со временем Курченко имел бизнес со всеми, поскольку он контролировал 80% рынка обналички в Украине. Соответственно, у всех людей, которые оптимизировали налоги, наверняка был бизнес с Курченко.

"Вот такой он человек" — Как был устроен рынок "обналички? Вы говорите про карточки пополнения? — Там было много элементов. — Можете объяснить, как работает механизм обналички через карточки? — Если помните, однажды мы начали покупать карточки пополнения с переплатой. Карточка с номиналом 100 грн продавалась, например, за 102 грн. С этого момента продажами занялся Курченко. Он покупал карточки у операторов и их дилеров. — По безналу? — Естественно. Покупал карточки у дилеров и продавал их за наличные через сеть этих же дилеров. Он получал наличные деньги, а по документам — продавал эти карточки на компанию Х. — В чем был момент заработка? — Вы карточку продаете за наличные, а безналичную операцию проводите на компанию вашего знакомого, даете ему 16 грн налогового кредита. Он платит вам стоимость карточки 84 грн, а 16 грн получает в виде налогового кредита. Так вы просто хороните весь НДС у себя, а фактически получаете наличные деньги.

Дальше эта компания, видимо, оптимизировала НДС для других компаний. Естественно, дилеры, которые продавали, знали, о чем идет речь. Реализация через их сети шла до этого и после этого. Просто появилась компания Х Курченко, которая забирала весь НДС, получая наличные деньги. — Почему вы говорите, что Курченко контролировал 80% рынка обналички? Неужели обороты с карточками настолько велики? — Это не касается "Киевстара" и МТС, карточки — всего лишь часть. За два года они могли провести таких операций на 8-10 млрд грн. По итогам 2013 года, как я слышал от самого Курченко, у него было 80% рынка обналички. — Зачем он афишировал свои достижения? — Чтобы поднимать свой авторитет в глазах всех, вообще всех. Так человек устроен. — В двух разговорах с Коломойским он говорил общие вещи: "У нас проблемы, вы нам поможете?". Любой человек может это сказать. А вот сказать "У меня 80% рынка "обнала" — нужно крепко подумать. — За эти три года я видел достаточно. Мы пересекались, когда он ходил с охраной по улицам, а не ездил в бронированных машинах. Вот такой он человек.

Действия Курченко комментировать сложно. Он часто советовался. До того как он начал заниматься контрабандой, спрашивал: "Как вы думаете, такое возможно?".

Я был уверен, что в нормальной стране это делать невозможно. Схемы "оборванного" транзита, возможно, работали в 1990-х годах. Я их не застал, только читал про них. Конечно, я был уверен, что это невозможно.

Он кого-то убедил, и это стало возможным. Процесс начался до объединения таможни и налоговой и резко усилился после этого. Был даже депутатский запрос. — Сиротюка, кажется? — Да. Потом все заглохло. Курченко все погасил своими средствами, финансовыми или нефинансовыми — не знаю. Но схема достаточно простая. — Вы про "оборванный" транзит? — Да. Я занимаюсь нефтепродуктами десять лет. Я даже не знаю, как мы выдержали то давление, которое он оказывал через таможню на импортеров нефтепродуктов. Мы не стали покупать через него, но 90% рынка стали. — Какой объем рынка импорта нефтепродуктов? — По его словам, он ввозил 250-300 тыс тонн в месяц. — А какой общий объем рынка? — Около 400 тыс тонн. Надо анализировать стабильные объемы импорта. Общий объем потребления — эквивалент 20 млн тонн нефти, это около 16 млн тонн нефтепродуктов. Курченко не ввозил дизельное топливо, только бензин. Там самые большие акциз и НДС. — Откуда он вез? — Белоруссия, Россия, через Одессу. Через Феодосию завозил румынский бензин. Он вплотную работал с "ЛИТАСКО" (компания "ЛУКОЙЛ", торгует нефтепродуктами, произведенными в Румынии из российской нефти. — ЭП ). После их знакомства купить нефтепродукты у "ЛИТАСКО" стало практически невозможно. — В Одессе есть нефтеперевалка, которую контролирует Коломойский. Она фигурировала в записи разговора Курченко и Коломойского. Это и был их совместный бизнес? — Ну какой может быть бизнес? Одни оказывали услуги, другие за них платили. Я уверен, что они не делились своим доходом.

"Вес генпрокурора был очень значим" — Через какие нефтебазы шли нефтепродукты? — Через Феодосию — эта база до сих пор принадлежала Минтопэнерго. Уже, наверное, принадлежит крымскому Минтопэнерго. Также через "Одессанефтепродукты" или "Эксимнефтепродукты" — они входят в структуру Коломойского. Объемы большие. В сумме это только 100 млн долл в месяц неуплаченных НДС и акциза. — По каким ценам у него покупали нефтетрейдеры? Цены были низкими? — Он продавал со скидкой 30-40 долл за тонну от реальной таможенной стоимости. В этом и проблема. Мы как импортеры сами столкнулись с конкуренцией, с которой нельзя конкурировать. Условно, наша себестоимость составляла 10 тыс грн, а он продавал по 9,5 тыс грн. Мы выехали на авторитете, а он давал скидки. — Представим себе Юрия Бойко. Вице-премьер наверняка видел все эти операции. Феодосийскую базу контролирует Минтопэнерго. Тем не менее, за столько лет мы не слышали от Бойко ни единого намека на то, что все это происходит. Он был "в доле"? — Я не могу отвечать за Юрия Бойко, он может ответить за себя. Думаю, в то время вес генпрокурора был очень значим для любого участника рынка. Напомню, когда министром энергетики стал Эдуард Ставицкий , ничего не поменялось.

Со своей стороны могу сказать, что мы не хотели подписывать с ним договора по сжиженному газу. Мы получили 200 исков и проиграли суды всех трех инстанций. Только после этого мы подписали договора по сжиженному газу.

Юрий Бойко — Это не было судебной "отмывкой" с вашей стороны, чтобы беспрепятственно реализовать схему? 

— С нашей стороны — не было. Мы не подавали иск, мы просто не подписывали договора. С другой стороны, если посмотреть последний год, то мы сделали все возможное и невозможное, чтобы Курченко перестал покупать. (Протоколы судебных решений вы найдете здесьздесь и здесь — ЭП) В августе 2013 года "Укргаздобыча" подняла стоимость налива в тысячи раз, добились того, чтобы он перестал забирать газ. После этого мы подали в суд и выиграли его. Позиция была такова: если покупатели газа его не забирают, то мы не обязаны продавать второй раз. Все это есть в интернете, в реестрах.

В 2013 году "Укргаздобыча" продала 50 тыс тонн по относительной рыночной цене — не 2 тыс грн, а более 8 тыс грн. — Скажем, сжиженный газ покупается задешево, продается по рыночным ценам за наличные на заправках. Получается неплохая маржа. По нашим данным, ее часть наличными возвращалась потенциально неудовлетворенным сторонам, чтобы они не создавали проблемы. Среди них были и Фирташ, и Коломойский. — Я лично в этом не участвовал. Мне ничего не возвращали, и я уверен, что компании "Укргаздобыча" — тоже. Неудовлетворенные стороны с Минтопэнерго общались сами. — Какой была роль Эдуарда Ставицкого в этих вопросах? — Я с ним общался несколько раз, но на тему сжиженного газа — ни разу. Его позицию сложно комментировать. Можно посмотреть, какая биржа выиграла конкурс в 2013 году. Возможно, это объяснит его позицию. — Это биржа, которая находилась в "Арене", в комнате рядом с офисом Курченко? — Называется "Перша". — А откуда она появилась, что это за структура? — Ее точно так же связывают с Курченко. И точно так же формальных оснований для ее выбора не было.

Она появилась непонятным образом, начала работать и с "Укргаздобычей". Нас никто не обязывал продавать нефтепродукты через биржу, но мы сделали схему прозрачной и начали продавать через биржу.

Тогда биржа Курченко предложила выгодные условия. Мы продавали через нее до тех пор, пока не сделали свою биржу. С конца 2012 года работали уже через свою. Я предполагаю, как появилась биржа Курченко. Я видел, что через нее продается много неликвидов "Нафтогаза" и нефтепродукты, которые НАК откуда-то получал.

      • [ ]


Оригинал этого материала © "Экономическая правда", Украина, 16.04.2014, Фото: lenta-ua.net, Иллюстрация: via "Экономическая правда"

Бывший и. о. главы "Укргаздобычи" Алексей Тамразов: Курченко построил пирамиду Сергей Лямец "Пока Курченко чувствует себя неплохо" — Недавно СМИ писали об аресте остатков на нефтебазах. Говорилось, это остатки нефтепродуктов Курченко. Можно ли это доказать по документам? — Практически невозможно. Арестованные нефтепродукты могут быть и ваши, и наши. Курченко со многими не рассчитался. С большинством компаний он работал по предоплате, особенно когда у него был финансовый голод.

В общем, Курченко построил пирамиду. Только умные люди работали с ним на условиях отсрочки платежа.

Доказать, то что Курченко имел связь с этими компаниями, можно только путем опроса директоров, которые наверняка даже не понимают, о чем речь. Единственная зацепка, которой воспользовалось следствие, — это сжиженный газ.

Я единственный свидетель, который общался на эту тему с Курченко и может связать все воедино. Через три дня после того как я сходил на допрос, появился запрос в суд. Еще через три дня его объявили в розыск. — Ваши показания имеют отношение к аресту Дениса Бугая? — Нет. Думаю, Денис относится больше к финансовым операциям, а мои показания касались только сжиженного газа. — Вам за жизнь не страшно? Вам намекали, чтобы не говорили лишнего? — Я, конечно, могу сказать, что я супергерой и мне угрожают, но нет. Не вижу никакой угрозы со стороны Курченко. — По косвенным фактам принадлежащий ему Украинский медиахолдинг чудесно себя чувствует. Он финансируется, издания выходят. Значит, в Украине прекрасно себя чувствуют структуры "семьи", за которыми якобы охотится новая власть. Как это объяснить? — Пока что Курченко ушел и чувствует себя неплохо. Что касается эпизодов, по которым он не рассчитался, была история с природным газом Дмитрия Фирташа. Эта история имеет под собой основания. — А что это за природный газ? — Если я не ошибаюсь, Курченко занимался трейдерством природного газа с конца 2012 года. В какой-то момент он решил, что уже можно не рассчитываться. — Откуда этот газ? — Это был, по-моему, импортный газ Ostchem (структура Фирташа. — ЭП ). — Импортированный из России? — Да.

— Шла речь только о возможном реверсе.

— Он торговал даже газом внутренней добычи, но я говорю о газе, за который Курченко не рассчитался. Сумма долга составила 280 млн долл. Этого вполне достаточно, чтобы содержать медиа-холдинг еще длительное время. — Фирташ настолько наивный, что позволил себя обвести вокруг пальца? — Когда торгуешь, не можешь видеть в каждом потенциальном покупателе угрозу нерасчета. История восхождения Курченко на тот момент была достаточно активной.

Никто не понимал, что откуда происходит. Всем казалось, что это гениальный товарищ, зарабатывающий деньги своим умом. Вполне резонно было предположить, что он никуда не денется и будет рассчитываться. Тем более, с той поддержкой, о которой он говорил: "семья", Пшонка…

Впрочем, нерасчет, судя по всему, был тоже санкционирован "семьей". — Так ведь Фирташ по своей воле пошел на контакт. Ему же было выгодно. — Дмитрий Васильевич сам не занимается продажей газа. У него много предприятий. Сам он занимается глобальным развитием бизнеса. — Фирташ и Курченко считались конкурентами. — Я бы их не ставил на одну ступеньку. Проходимец не может быть конкурентом любому нормальному человеку. Он даже не конкурент нам с вами. Я бы не относился к нему как к гению. Его случай больше похож на какую-то умственную болезнь. — Про него говорят как про очень разумного человека. Характер резкий, но рассказывают, что он очень интуитивный, быстро схватывает суть вопроса. — Я с ним общался много раз. Удивляюсь людям, которые так говорят. Человек, который пишет сообщение с ошибками… Не помню насчет образования, но у меня очень большие сомнения на этот счет. Какая тут интуиция?

Если мы пойдем в дурдом, то увидим много талантливых людей. Возникнет вопрос, почему эти люди там. В реальной жизни мы давно не встречали людей с такими отклонениями. Один из основных признаков шизофрении в стадии рецессии — мания величия. Этокак раз объясняет все.

Курченко неглупый человек, явно неглупый. Однако те вещи, которые он делал, явно не характеризуют его как умного человека. — Вы про то, что Игорь Валерьевич назвал "не чувствуешь земли под ногами"? — Да, в том числе. Это же мания величия. В определенные моменты на встречах я даже не знал, что ему звонил Игорь Валерьевич. А он говорит: "О, барыга Коломойский звонит, не буду я с ним разговаривать". Это как можно назвать? — Все, что вы говорите, — это прекрасный повод отвести внимание от тех дел, которыми занимались Бойко и Фирташ. — Можно то же самое обо мне сказать. Дело не в этом. Я же не состою в связях ни с одним, ни с другим. — Секундочку… "Укргаздобычу" долгие годы связывают с совершенно определенными людьми. — Согласен. Естественно, если министр Бойко, то все... — Нет, я про бывшего председателя правления. — Согласен, бывший глава правления "Укргаздобычи" Юрий Борисов — мой друг, которого я знаю со времен работы в ТНК. Почему я оказался в "Укргаздобыче"? А почему я был в "Укрнафте" какое-то время? — Борисова плотно связывали то ли с Бойко, то ли с Фирташем. — Да, в прессе связывали. Больше не с Бойко, а с Фирташем. Но я говорю только за себя. Профильно я бывал у Бойко на совещаниях, но о бизнесе, отношениях и связях ничего подобного не слышал. В моем случае не идет речь о том, чтобы их отбелить. Есть следствие, пусть оно разбирается.

Я говорю лишь о Курченко, потому что знаю его историю очень детально.

"Янукович просил Путина за Курченко" — Если бы прежняя власть удержалась, какими были бы перспективы Курченко? — Последние полгода у него наблюдался сильный финансовый провал. Все контрагенты, которые работали через него, жаловались на задержки в поставках. — С чем это могло быть связано? — Он либо очень активно вымывал деньги, либо совершал покупки, которые превышали его доходы. — Зачем ему понадобился Одесский НПЗ? — Думаю, это была попытка перехода из контрабанды в относительно легальный бизнес. Для этого нужен был Одесский НПЗ. Думаю, это понимал даже не он а "семья". Курченко всегда был сторонником быстрых схем. — Как бы произошла легализация? — Они купили Одесский НПЗ. Потом президент заявил, что Украина покупает Лисичанский НПЗ. Но поскольку переговоры вел Курченко, то однозначно подразумевалось, что покупает он.

Тот момент, что Курченко начал ассоциироваться с Украиной, для меня расставил все на свои места. Он вел переговоры по поводу покупки "Укртатнафты" (у Коломойского. — ЭП ).

Иными словами, через Курченко "семья" планировала скупить все работающие заводы, кроме Шебелинского. У него слишком малый объем переработки и он не перерабатывает нефть в чистом виде.

Следующим шагом они хотели инициировать закон о льготах для отечественных НПЗ, чтобы какое-то время отечественные НПЗ не платили НДС. — В свое время эту идею проталкивал Бойко. — Курченко ее затормозил с помощью "семьи" до тех пор, пока они сами не скупят заводы. — А что Коломойский? — Он умный человек. Он знает, что Моисей водил 40 лет. В силу своего природного характера Игорь Валерьевич вел себя точно так, как написано в писании. Точно так же он вел переговоры о продаже Курченко канала "1+1" , и тот даже делал аудит. — Что все-таки ждало Курченко в будущем? — Думаю, то же самое, что и ждет. В последнее время он сильно активизировался на рынке газа. Он стал вхож к президенту. Это произошло в тот момент, когда Янукович сказал, что в Украине появляются молодые гении. После этого он стал ответственным за проведение "Евробаскета-2015" в Харькове.

В ответ президент звонил Путину и просил, чтобы глава "Газпрома" встретился с Курченко на тему поставок газа. Это была его надежда, чтобы остаться на плаву.

К его сожалению и нашему счастью, у него ничего не получилось. Курченко не смог монополизировать рынок. А мы не дождались 2015 года, когда всем нам — я имею в виду и свободную прессу — пришлось бы уезжать из страны.

"Пока в свободном доступе газа нет" — Как работает топливный рынок сейчас? Курченко в телефонном разговоре с Коломойским сказал, что сдал бизнес на время. — Думаю, он имел в виду бизнес нефтепродуктов. — Ощущается ли присутствие тех же схем на рынке нефтепродуктов? — Нет. По крайней мере, мы по нефтепродуктам работаем без проблем. — Вы — да, а вообще? — Все остальные — тоже. Была еще схема, при которой он полностью ограничивал импорт сжиженного газа, чтобы цена на рынке была выше. Издали внутренний приказ, по которому таможня имела право задержать товар на месяц для отбора проб. А для трейдера месяц — это трагедия, потому что вагоны стоят.

Это был один из инструментов давления, чтобы цена внутри Украины была выше.

Сейчас рынок не изменился. После того, как я написал письмо исполняющему обязанности президента, ничего не произошло. — Сохранились ли аукционы по продаже сжиженного газа? — Сохранились, но они пока не работают. — А как происходит отгрузка? — К сожалению, незаконно. Газ просто продается. — Кому и по каким ценам? — Пока в свободном доступе газа нет. Насколько я знаю, его покупает WOG (бизнес-структура народного депутата Игоря Еремеева. — ЭП ). — Все объемы покупает? — Насколько я знаю, да. — А по каким ценам? — Цены относительно рыночные, с маржей 200-300 грн на тонне. Сейчас цена — около 7,5-8 тыс грн за тонну — это не 2 130 тыс грн, которые были раньше. — За что Игорь Миронович получил такой комплимент? — Опять же, я не могу утверждать. Об этом говорят в среде трейдеров. Это не прописано формально.

Игорь Коломойский  — Коломойский может быть человеком, который перетянул на себя бизнес Курченко? 

— Игорь Валерьевич — единственный человек, который сегодня может все, судя по его телефонным разговорам. Перетянул ли бизнес на себя? Думаю, что нет. Нужно поднимать таможенную базу и смотреть.

Насколько я знаю, все сомнительные операции приостановлены. Не работают централизованные обналичивающие схемы, кроме "партизанов". Чем это закончится — неизвестно. Игорь Валерьевич — бесспорно умный человек, не считая некоторых высказываний, которые стали достоянием общественности. — Он может себе это позволить (речь идет о том, что Коломойский назвал Владимира Путина шизофреником . — ЭП ).

— Думаю, даже он себе этого позволить не может. Это, видимо, произошло случайно.

Схемы Курченко не актуальны. Акцизы с нефтепродуктов должны были попадать в спецфонд бюджета, но их не было. Поэтому в 2012-2013 годах дороги не строились. Просто нет денег. Я сомневаюсь, что Игорь Валерьевич будет делать такие ошибки. Правда, я не верил и в то, что Курченко может делать свои схемы, но он делал.

"Укргаздобыча" стоит десятки миллиардов долларов" — Некие эксперты призывают приватизировать "Укргаздобычу". Мол, это экономически целесообразно. Кто хочет купить компанию? — Легче вычислить, кто не хочет. Предприятие, несмотря ни на что, остается прибыльным, 15 млрд кубометров добычи газа — это большой объем.

Наверняка каждая власть хотела приватизировать "Укртрансгаз" и "Укргаздобычу". Естественно, это пополнение бюджета. Вопрос, конечно, в цене приватизации. Я знаю изнутри, что это очень интересное предприятие для приватизации. Его цена наверняка исчисляется десятками миллиардов долларов. — Если "Укргаздобыча" начнет продавать газ по рыночным ценам, это же даст мгновенный всплеск прибыльности. — Думаю, что в этом и суть. Приватизировать, пока цена реализации составляет 400 грн за кубометр газа. — И оценку сделать, исходя из этого. — Да. Можно оценить в 1-1,5 млрд долл, потом поменять законы и получить компанию стоимостью 15 млрд долл. — Кто самые сильные претенденты на приватизацию? Есть среди них Фирташ? — Думаю, самый сильный претендент — владелец "Укрнафты" (Коломойский. — ЭП ). — "Укрнафта" тоже будет дорого стоить, если ее приватизировать. — "Укрнафта" уже приватизирована. По большому счету, 51% акций, которые находятся в собственности государства, все равно не позволяют ему что-либо делать — тем более сейчас. Нет смысла приватизировать дальше. [...]

Запись Тамразова в "Фейсбуке" почти полностью посвящена Игорю Коломойскому  

Ссылки

Источник публикации