Кучма порезал Ходорковского

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Кучма Порезал Ходорковского»)
Перейти к: навигация, поиск


"Молодой друг" экс-олигарха ночью попытался отрезать ему нос заточкой

1145249361-0.jpg Cамый именитый российский заключенный, бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский стал жертвой внутрикамерного конфликта: молодой сосед-расхититель, с которым экс-олигарх делил пайку, нары и даже место в карцере, попытался отрезать ему нос заточкой. Адвокаты господина Ходорковского считают, что коварный сосед специально втерся к нему в доверие, чтобы затем физически устранить. При этом сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) убеждены, что произошла обычная бытовая ссора между двумя приятелями с «напряженной психикой».

Заявление адвоката Юрия Шмидта о том, что Михаил Ходорковский, осужденный на восемь лет за мошенничество и уклонение от уплаты налогов, в ночь на пятницу «получил проникающее ранение заточкой и был госпитализирован», в выходные стало новостью номер один едва ли не для всех российских и мировых информагентств. Вскоре, правда, выяснилось, что на самом деле все не так трагично: ранение оказалось не проникающим, а его последствия легко устранил фельдшер Краснокаменской колонии, в которой сидит экс-глава ЮКОСа.

Как рассказала другой адвокат господина Ходорковского – Наталья Терехова, защищающая его по месту отбытия наказания, между вечерним отбоем четверга и утренним подъемом пятницы ее клиент, «как положено заключенному», мирно спал на своем месте. «Примерно в начале пятого утра Михаил Борисович проснулся от резкой боли в области лица,– объясняет госпожа Терехова.– Он потрогал лицо руками, почувствовав, что оно мокрое, включил свет и посмотрелся в зеркало. Увидев кровь, господин Ходорковский разбудил отрядного завхоза, а тот уже вызвал оперативного дежурного по колонии».

Раненого тут же отправили в медпункт, где фельдшер обнаружил у него «неглубокую, но довольно длинную» рану, идущую от левого крыла носа к щеке. Здесь же порез зашили тремя стежками капроновой нити, поверх шва наложили давящую повязку с антисептической мазью и отправили раненого в отряд досыпать.

Следствие, организованное дознавателем колонии ЯГ 14/10, завершилось еще до того, как закончил свою работу фельдшер. 23-летний сосед господина Ходорковского по фамилии Кучма, осужденный за мелкое хищение, признался, что это он напал на экс-олигарха, и выдал орудие преступления – черенок от ложки с остро заточенной гранью. Попутно из матраса нападавшего извлекли еще два запрещенных предмета – самодельный сапожный нож, сделанный из автомобильной рессоры, и лезвие бритвы.

«Наша «десятка» по всему Забайкалью славится своими ножами,– объяснил один из авторитетных сидельцев Краснокаменской колонии по имени Андрей.– На местной «промке» (производственный участок) специалисты из зэков всегда делали спецназовские финки, охотничьи, кухонные или сувенирные ножи, которые начальство потом дарило разным именитым гостям. А уж сделать сапожный нож наши специалисты всегда готовы за несколько пачек чая».

По словам расхитителя Кучмы, заточкой он хотел выколоть соседу глаз, но в последний момент «дрогнула рука». Объясняя мотивы своего поступка, нападавший заявил, что пошел на преступление, заботясь исключительно о собственной безопасности. Дело в том, что у зэка Кучмы последнее время осложнились отношения с группой «авторитетных» заключенных – молодого человека якобы оклеветали, повесив на него какой-то несуществующий «косяк». В связи с этим выходить из расположения отряда на общую территорию, где расположены столовая и производственные цеха, для молодого человека стало смертельно опасно. Спрятаться от расправы в такой ситуации арестанту можно только в бараке усиленного режима (БУР), куда направляют злостных нарушителей.

«Это довольно обычный для заключенного в его положении ход,– объяснил бывший сиделец Краснокаменской колонии Андрей.– Зачинщик драки или тем более поножовщины автоматически попадает «к буровикам» как минимум до выяснения всех обстоятельств ЧП. Сидеть «на крытке» (в закрытой камере БУРа), конечно, тяжко: ты постоянно находишься в одиночке, тебе отменяют все прогулки, передачи и свиданки, но иногда это бывает единственным способом сохранить жизнь, здоровье и честь. Поэтому люди всегда стремятся переждать смутное время в БУРе – к тому времени, когда выпустят обратно в отряд, проблемы часто рассасываются сами собой».

Адвокаты господина Ходорковского, которых сотрудники колонии ознакомили с показаниями Кучмы, посчитали его объяснения «нелепыми и путаными».

«Действия и объяснения Кучмы лишены всякой логики,– считает адвокат Терехова.– Он прекрасно понимает, что его действия могут быть квалифицированы как попытка нанесения тяжкого вреда здоровью, и в этом случае взысканием за нарушение режима он не отделается. За это можно получить новый и довольно приличный срок. Можно, конечно, предположить, что нападавший – психопат, но в этом случае он действовал бы днем, в открытую, а не ждал, пока Михаил Борисович уснет».

«Обстоятельства, при которых был ранен господин Ходорковский, представляются мне весьма подозрительными,– заявил главный адвокат по делу ЮКОСа Генрих Падва.– Хочу напомнить, что Кучма спал на соседней с Михаилом Борисовичем кровати и у них сложились вполне нормальные, ровные отношения. Именно с Кучмой примерно две недели назад господин Ходорковский пил чай в неположенное время, после чего оба получили взыскания – их на семь суток посадили в изолятор. Очевидно, что никаких причин для того, чтобы встать среди ночи и попытаться выколоть глаз своему соседу, у Кучмы не было. Поэтому после нападения у меня сложилось такое ощущение, что этот молодой человек специально был «привязан» к Михаилу Борисовичу с целью спровоцировать конфликт».

Начальник центра общественных связей ФСИН Александр Сидоров в свою очередь назвал нелепыми «попытки адвокатов Ходорковского возложить ответственность за происшествие» на его ведомство. По его словам, между господами Ходорковским и Кучмой действительно были «приятельские отношения, которые, как это нередко бывает, привели к ссоре». «Подобные ситуации вообще нередки в исправительных учреждениях, где психика людей напряжена,– считает господин Федоров.– Но только в случае с Ходорковским за каждым чихом ищут политическую подоплеку».

Такого же мнения, кстати, придерживается и сам господин Ходорковский. По словам его защитников, инцидент был квалифицирован местными дознавателями как «умышленное причинение легкого вреда здоровью» (ст. 115 УК России). Начинать ли уголовное преследование подозреваемого по этой статье, правоохранительные органы решают в зависимости от того, поступит ли к ним заявление от пострадавшего. Господин Ходорковский в данном случае писать такое заявление отказался. Своим адвокатам он передал, что его сосед вряд ли заслуживает сурового наказания, поскольку так же, как и он, сам сидит в неволе, тяжело переживает эту ситуацию и, видимо, «не ведает, что творит» [...]

Сергей Машкин

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::17.04.06