К делу «ИжАвто» подключилась генпрокуратура

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ведомство Юрия Чайки проверит, кто в действительности стоял за банкротством предприятия и почему государство не оказало ему после кризиса даже минимальную поддержку 

Genpok-150x112.jpgТак, парламентарий, ссылаясь на многочисленные экспертизы по так называемому «делу «ИжАвто», проведенные многочисленными государственными и независимыми аналитиками, высказал предположение, что при банкротстве жемчужины советского машиностроения были допущены многочисленные нарушения законодательства. 

Напомним, смена собственника второго после «АвтоВАЗа» крупнейшего национального автопроизводителя прошла в 2009-2011 гг. Внешней причиной к этому стал мировой финансовой кризис, в ходе которого завод, оставшись без федеральной поддержки в рамках программы государственных гарантий системообразующим предприятиям, 1 мая 2009 года остановил главный конвейер. После этого по инициативе главного кредитора завода — Сбербанка на предприятии было введено внешнее управление, в результате которого предприятие вошло в сферу интересов альянса «Renault-АвтоВАЗ».

Несмотря на вроде бы логичное объединение промышленных активов в рамках общей, о которой писал еще Карл Маркс, тенденции на концентрацию крупного капитала, отраслевые эксперты отмечают, что в ходе банкротства, а потом восстановления производства на заводе предприятием было фактически потеряно 3 года. Это означало, что оно не смогло воспользоваться преимуществами государственной программы утилизации, вызвало существенные социальные издержки и напряжение в трудовом коллективе, в одночасье потерявшем работу и средства к существованию, значительно ухудшило деловой климат в и без того не самом развивающемся регионе. Фактическое закрытие крупнейшего предприятия Ижевска — бывшей столицы советской «оборонки», с учетом ее громкого развала в постсоветские годы не явно не добавило социально-экономических «очков» и всей Удмуртии.

Но, были и те, кто от банкротства «ИжАвто» явно не остался внакладе. Например, в том же депутатском запросе отмечалось, что «ряд обстоятельств, сопровождавших рейдерский захват «ИжАвто», могут быть интерпретированы не только как оставшиеся без внимания соответствующих органов нарушения экономического законодательства в споре хозяйствующих субъектов, но, и как спланированная акция по смене собственника экономически успешного предприятия.»При этом, по мнению парламентария, «ситуация осложняется тем, что, по изложенной в публикациях логике, бенефициарами данной операции стали компании с преобладающим участием государства (в частности, ГК «Ростехнологии» и инвестиционная компания «Тройка Диалог») в структуре их капитала, а также уголовно-правовым преследованием ряда лиц в руководстве прежнего собственника ОАО «ИжАвто».

Файл:ИжАвто.jpg.520x310-500x298.jpgЧуть более подробно об этом сказал, комментируя итоги исследования ситуации на ОАО «ИжАвто» сказал директор НИИ проблем коррупции, к.ю.н. Сергей Сапронов, отметивший, что: «дело «ИжАвто» — это хороший пример для того, чтобы внимательно отследить взаимосвязь преступлений против собственности и должностных, коррупционных преступлений. Зная, что есть поручение главы государства обратить внимание на проблему банковского рейдерства, наши эксперты внимательно изучили данные по ситуации на предприятии, ознакомились и с многочисленными исследованиями по этой теме. А в анализе проблемы были задействованы действительно уважаемые организации! Можно назвать Институт экономики переходного периода им. Е.Т. Гайдара, Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

«Опираясь на их наработки, в Ижевске можно найти схему, о котором все участники банкротства «ИжАвто» предпочитают не упоминать. Тем более, что крайними за драму этого завода уже назначены его бывшие собственники, которых обвинили и в выводе активов, и в умышленном банкротстве и вообще во всех возможных грехах», — считает эксперт.

Ответ Генеральной прокуратуры на депутатский запрос в этом контексте может звучать, как то, что высший надзорный орган страны, как минимум, услышал озабоченность парламентариев и экспертов по поводу этих «грехов» и «огрехов», которые действительно возникли в ходе банкротства «ИжАвто». Именно так хочется рассматривать почти стандартную формулу прокурорского «заклинания»: «выше обращение будет рассмотрено, в случае необходимости будут проведена дополнительная проверка и приняты меры прокурорского реагирования».

Для этого у Генеральной прокуратуры и в самом деле есть все возможности. Несмотря на то, что до сих пор продолжается дискуссия о том, надо ли создавать на базе органов прокуратуры специальный институт государственной антикоррупционной политики, система органов прокуратуры и в настоящее время обладает необходимыми для этого полномочиями. Которые, тем не менее, необходимо подкреплять и принятием более действенного законодательства.
Например, по мнению эксперта НИИ проблем коррупции Любови Андреевой, «в настоящее время для противодействия рейдерству, к сожалению, мы располагаем только специально принятыми по инициативе Генеральной прокуратуры, поддержанной в этом и предпринимательским сообществом, поправками в уголовное законодательство, сформулированными в Федеральном законе Российской Федерации от 1 июля 2010 года N 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

При этом, комментируя специально для Век.ру ситуацию по «ИжАвто», эксперт особо отметила, что «скорее всего, только «поправками» ограничится не удастся. Рейдерство и рождаемый ею коррупционный шлейф — это слишком острая и комплексная проблема. Законодателю все таки придется пойти на то, чтобы «прописать» на уровне законодательного определения коррупции и рейдерства. Иначе эти преступления так и будут дальше успешно «маскироваться» от внимания государства и общества под «безобидными» должностными преступлениями. Применительно к «Ижевскому варианту» это означает, что этот случай — только модельный, успешная обкатка технологии, которая будет действовать с той же четкостью и регулярностью, с которой до банкротства с конвейера «ИжАвто» сходили новенькие авто, а его рабочие — получали свою заработную плату».

Оригинал материала: "Век"