Лебедь, рак, щука и законотворчество

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Не принять в 2008 году законодательные нормы, ставящие заслон товарным рейдерам, просто стыдно"

Оригинал этого материала
© plin.ru, origindate::26.05.2008

Лебедь, рак, щука и законотворчество

Товарное рейдерство, заполонившее Россию в последние годы, нанесло огромный ущерб экономике страны. Схема преступления такова:

– заинтересованный следователь фабрикует причастность приглянувшейся ворам фирмы к некоему уголовному делу;
– на складах жертвы проводится обыск и изъятие товара;
– изъятое передается на “ответственное хранение” компании, пособничающей бандитам;
– участвующий в преступном сговоре нечистоплотный сотрудник прокуратуры разрешает "хранителям" распродать товар;
– оценщики занижают стоимость товара в десятки раз (если жертва сумеет доказать абсурдность сфабрикованной причастности к уголовному делу, она получит именно эту мизерную сумму);
– через посредников товар перепродается скупщику краденого, который реализует похищенное конечному потребителю. При этом торговец краденым может с одной стороны назначать отпускные цены чуть ниже рыночных, эффективно "обходя" конкурентов. А с другой – получать огромную прибыль на "вилке" реальных закупочной и реализационной цен.

В обществе схема товарного рейдерства получила название "схема РФФИ". Именно эта структура, сотрясаемая многочисленными скандалами, аккредитовывала "хранителей" конфиската и занижавших цены "оценщиков", а также выпускала постановления о реализации незаконно изъятого товара. Указ о ликвидации РФФИ оказался среди первых указов Президента РФ Д.Медведева.

Что любопытно, схема РФФИ до сих пор почти укладывается в лоно существующего законодательства. Конечно, на этапе совершения преступления ворам приходится применять подлоги и подтасовки. Но по завершению очередного грабежа можно оформить документацию таким образом, что следствию оказывается непросто разобраться в произошедшем. Тем не менее, масштабы явления приняли такой размер, что власть забила тревогу. И от заявлений о борьбе с коррупцией перешла к делу.

Заявления представителей властей вызывали оптимизм. Однако время шло, говорились правильные слова, на поле брани ломались перья, а дело не двигалось. Прошло 2 года, и к сегодняшнему моменту оценка происходящего однозначна: не принять в 2008 году законодательные нормы, ставящие заслон товарным рейдерам, просто стыдно.

Год 2006, весна

Ещё весной 2006 года Госдума приступила к подготовке поправок, призванных искоренить товарное рейдерство. Замглавы Комитета Госдумы по гражданскому и арбитражному праву П.Шелищ так комментировал необходимость поправок: "С моей точки зрения, реализация конфискованной продукции возможна только после решения суда, который признает вину владельца товара".

Год 2007, весна

В начале 2007 года в законотворческий процесс включилось Правительство. Премьер-министр М.Фрадков поручил МЭРТ защитить предпринимателей от чиновничьего произвола. Чиновники, опередив депутатов, подготовили пакет поправок в действующее законодательство, но с их официальным внесением в Госдуму не торопились. Правительство предлагало оценивать изъятое имущество по рыночной стоимости, требовало судебного решения о дальнейшей судьбе конфиската и его продажи на открытых аукционах.

14 марта 2007 года депутаты В.Плескачевский, В.Плигин и Е.Панина внесли в Госдуму свой проект закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», направленный на совершенствование процедур изъятия, хранения, оценки и реализации вещественных доказательств. Депутаты заимствовали у Правительства обязательную оценку конфиската, закрепили за судом право принимать решение о реализации вещдоков, а остальные меры заменили уголовными и административными санкциями.

Законопроект предлагал изменить статьи 202, 312 УК, статьи 8, 9 закона «Об оценочной деятельности в РФ» и статьи 29, 81, 82 УПК. Планировалось введение:
– обязательной подробной описи при обыске;
– обязательной оценки передаваемых на реализацию вещественных доказательств;
– уголовной ответственности оценщика за ангажированную оценку;
– нового состава преступления: растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача вещественных доказательств;
– обязательности судебного решения о реализации вещественных доказательств.

По оценке председателя Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Е.Федорова, минусы существующего законодательства были очевидны: существовало около 30 норм, являвшихся основанием для конфискации, ареста или изъятия имущества в качестве вещдоков. Тогда как процедура изъятия, хранения и реализации конфиската была прописана настолько нечетко, что позволяла сотрудникам госорганов не всегда добросовестно относиться к сохранности изъятого ими имущества.

Депутаты не использовали термин «товарное рейдерство» — его ввели в обиход представители компьютерной отрасли во время скандала вокруг компании Ultra Electronics – торговца похищенным, на складах которой неоднократно обнаруживался незаконно изъятый чужой товар.

В мае 2007 года в поддержку законопроекта выступила общественная организация "Опора России", президент которой С.Борисов в своем письме на имя Б.Грызлова просил ускорить прохождение законопроекта. Однако к origindate::24.05.2007 проект так и не был включен в повестку заседаний.

Конец мая ознаменовался активностью руководителя МЭРТ Г.Грефа, наконец-то представившего концепцию развития корпоративного законодательства. Министр гневно клеймил позором представителей отдельных силовых ведомств и обещал положить конец произволу. По словам чиновника, ситуация, когда конфискованный товар продается через три дня после его изъятия, по постановлению следственных органов, даже не дожидаясь решения суда по уголовному делу, не лезет ни в какие ворота.

Однако, тут же Г.Греф заметил, что на детальную проработку концепции может потребоваться несколько лет. И предложил создать некий координационный орган по организации контроля за ходом внедрения концепции развития корпоративного законодательства.

После чего наступили парламентские каникулы, и законодательная борьба с ворами затихла сама собой.

Год 2007, осень

Осенью 2007 года попытки принять назревший законопроект получили новый толчок, и находившийся с визитом в Челябинской области глава Комитета по собственности Госдумы РФ В.Плескачевкий назвал проблему рейдерства «бедой рыночной экономики в России».

Тем временем российская экономика зримо разрушалась под катастрофическим давлением товарного рейдерства. Пресс-секретарь Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) А.Гуськов указывал, что бизнес-сообществу известны десятки случаев незаконной конфискации товаров, а общая стоимость украденного оценивается в миллиарды долларов. По данным Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), доход только одной группы товарных рейдеров только от грабежа ИТ-компаний за 2006 год составил свыше 60 млн. долларов.

Более того, к 2007 году не только федеральный, но и региональный бизнес задохнулся в рейдерских объятиях. «К сожалению, на местах возможности для защиты от рейдеров ограничены… Мы знаем, что натренированные, не один год занимающиеся рейдерством команды из Москвы начинают перемещаться в регионы, и это вызывает у нас тревогу» – признавался президент консорциума “Бизнес Компьютер Групп” (Пермь) В.Бордюже.

Осенью 2007 года Госдума приняла в первом чтении антирейдерские поправки, представленные заместителем главы МЭРТ А.Шароновым. Однако депутаты заявили, что ко второму чтению документ претерпит серьезные изменения.

Время шло. Законопроект продолжал "исследоваться и улучшаться". В начале ноября 2007 года председатель Комитета Государственной думы по конституционному законодательству и государственному строительству В.Плигин рассказывал в интервью изданию Эксперт:

"Ни в коем случае не отрицая важнейшую задачу расследования уголовных дел и необходимость закрепления надлежащим образом вещественных доказательств, в то же время считаю, что операции в этой области должны быть прозрачны. Прозрачность им должны придать решения судов, которые выносились бы по тем или иным обстоятельствам… При всех издержках судебной системы, на которые иногда обращается внимание в прессе, судебные решения являются публичными документами, они подлежат обжалованию…

…предлагая оценщика в качестве лица, которое объективизирует ситуацию с вещественными доказательствами, мы в то же время устанавливаем для него уголовную ответственность за злоупотребление такого рода полномочиями."

Господин Плигин отмечал, что в подавляющем большинстве случаев нет никакого смысла объявлять уликами и арестовывать огромное количество товара, если подобный объем физически невозможно представить в суд.

Однако, на вопрос: "Можно ли надеяться, что данный законопроект будет принят Госдумой до конца осенней сессии?" – ответ был однозначным: "У этого законопроекта нет никаких шансов быть принятым в трех чтениях, это невозможно".

В ноябре же стало известно, что Правительство прислало в Думу официальный отзыв за подписью вице-премьера А.Жукова на поправки, внесенные депутатами и направленные на реальное противодействие товарному рейдерству.

Правительство согласилось ввести уголовную ответственность оценщиков за злоупотребление полномочиями, но потребовало доработок, мотивируя это тем, что проверка справедливости оценки стоимости потребует расходов, не вписанных в бюджет 2008-2010 гг.

С одной стороны, отзыв правительства вроде бы увеличивал шансы на прохождение поправок. Но с другой – начисто лишал Думу возможности быстро принять поправки в трёх чтениях. «Мы не успеем технически – осталось всего четыре пленарных заседания», – объясняла Е.Панина, декларируя надежду на принятие поправок в первом чтении в начале работы следующей Думы.

Так к середине ноября стало очевидно, что Госдума IV созыва не способна принять антирейдерский законопроект.

Год 2008, весна

Наступил 2008 год, показавший, что бедственное положение российской экономики никак не отражается на стремлении власти быстро потушить пожар рейдерского беспредела. Неспособность адекватно реагировать на острейшую проблему объяснялась то изучением ситуации, то бюджетом, то выборами.

В марте 2008 года депутат В.Плескачевский анонсировал новую редакцию поправок, которая была воспринята бизнес-сообществом как позитивный шаг. Однако "позитивный шаг" не был утвержден Госдумой.

В конце марта рабочая группа профильных комитетов Госдумы и представителей МВД решила: Госдума рассмотрит законопроект нынешней весной.

В апреле тон депутатских заявлений стал ещё решительней. Так, один из сторонников ужесточения УК РФ депутат ГД М.Старшинов заявил: «рейдер – преступник, который должен сидеть в тюрьме… Вместе, кстати, с судьей, вынесшим заведомо неправосудное решение».

Однако, несмотря на все заявления, процесс законотворчества продолжал идти совершенно независимо от катастрофического развития ситуации в экономике страны. И председатель Арбитражного суда г.Москвы О.Свириденко был вынужден признать: "Правовая проблема уже переросла из экономической, инвестиционной в политическую", что, по его словам, "бьет по экономической безопасности государства, по его привлекательности для инвестиций".

В апреле же одобренный Высшим арбитражным судом (ВАС) антирейдерский законопроект МЭРТ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» был раскритикован Верховным судом (ВС) России.

Выступая в Госдуме 8 мая, премьер В.Путин призвал депутатов «поддержать пакет антирейдерских мер», не уточнив – в редакции МЭРТ или депутатской группы. При отсутствии точного указания к действиям, Госдума не решилась на мгновенную реакцию.

На призыв Путина отреагировал заместитель Генерального прокурора РФ А.Буксман, сказавший в середине мая: «Сейчас в Госдуме РФ идет активная работа над законопроектом «О рейдерстве». Он находится в хорошем отработанном состоянии, поэтому надеюсь, что в ближайшее время закон будет принят…» Характеризуя масштаб проблемы, Буксман сообщил, что в прошлом году органы следственного комитета МВД РФ провели расследование более 500 рейдерских дел, 200 из них были направлены в суд.

Год 2008, середина мая

Итак, на сегодня и Президент, и Правительство, и Госдума, и силовые структуры – за принятие антирейдерского законодательства, призванного оздоровить российскую экономику. Налицо изменения в "проблемных" структурах. По поручению президента РФ Д.Медведева ликвидируется РФФИ. Необходимость антирейдерского законодательного пакета признается всеми ветвями власти.

Раздаются отдельные возражения. В частности, по информации газеты Ведомости (№ 88/2110 от origindate::16.05.2008), адвокат конторы «Юков, Хренов и партнеры» Дмитрий Степанов, представляющий интересы небезызвестной Ультра Электроникс, похоже, находится с другой стороны баррикад. В отличие от большинства экспертов, он уверен, что "для наказания рейдеров достаточно существующих в УК статей… Свою роль проект уже сыграл, замечает Степанов: когда он только начал разрабатываться, суды стали осторожнее выносить решения по рейдерским захватам" – пишет журналист "Ведомостей" Д.Казьмин.

Однако подобные возражения, как и опасные инициативы отдельных сотрудников бывшего РФФИ по тотальному уничтожению конфиската (), вряд ли остановят стремление общества к оздоровлению. Это чувствуется, прежде всего, по серьезномму отношению к проблеме со стороны силовых органов. Так, на сегодня закончено предварительное следствие по одному из самых громких и одиозных дел товарных рейдеров – делу группы Р.Чубатова и Б.Лисагора. Арестован экс-прокурор СЗАО Москвы В.Самойлов и иные лица, подозреваемые в содействии преступным схемам, в которых, по версии последней передачи "Человек и закон" первого канала российского телевидения, участвовали сотрудники бывшего РФФИ. По информацмм издания Время новостей "следствие не исключает, что в ближайшее время в деле появятся еще фигуранты". Вся страна смотрит за прецедентным делом, по которому должны понести наказание товарные рейдеры в полном составе: от организаторов и "конфискаторов" до скупщиков и торговцев краденым.

Факты налицо, проблема рельефна, что делать – понятно, срочность необходимых действий очевидна.

Оптимизм… Пессимизм… Реализм?

Проект федерального закона № 406329-4 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" совершенствует законодательство РФ в области изъятия, хранения, оценки и реализации вещественных доказательств. Существует всеобщее понимание необходимости его скорейшего принятия, выражаемое здоровыми силами общества. Но как бы нам не хотелось излучать оптимизм, необходимо констатировать: антикриминальное антикоррупционное законодательство лежит "под сукном" годами. Причем, даже очевидно необходимое и давно проработанное законодательство, ставящее заслон товарному рейдерству.

О том, что борьба с рейдерством необходима, говорится без малого два с половиной года. Но в словах без дел нет никакого смысла. Мы хотим, чтобы бизнес реально поверил в изменение ситуации. В то, что власть способна покончить с практикой, при которой "в законодательстве все еще сохраняются лазейки, позволяющие незаконно присваивать чужую собственность" (В.Путин). И мы хотим понять: действительно ли власти элементарно не хватило времени, сил и профессионализма в борьбе с рейдерами? Или в реальной практике упорство отдельных оборотней в погонах и их криминальных собратьев нивелирует антикоррупционное стремление к оздоровлению общества?

Если весенняя сессия Госдумы обратится к антикоррупционному законодательству и примет депутатские поправки против рейдерства в первом чтении, а осеннняя – во втором и третьем чтении, если эти поправки будут включать в себя жесткий заслон схемам товарного рейдерства, значит, власть – на месте. А если нет, то нам снова придется жить отдельно от власти, считая "сильных мира сего" инопланетянами.