Лебедь для Ельцина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы и время", origindate::06.07.2006

Лебедь для Ельцина

10-летию выборов 1996 года посвящается

Михаил Тульский

Converted 21767.jpg

Лебедь в 96-м из несговорчивого генерала превращался в управляемого политика

События эти уже ушли в историю. Что осталось от них в памяти? Лозунг «Голосуй сердцем!», противостояние Ельцина и Зюганова, внезапная интрига – появление кандидата, который «ни с теми, ни с этими», – сурового воина генерала Александра Лебедя. Его взлет был стремителен, и Ельцин предложил Лебедю пост секретаря Совета безопасности. Лебедь приглашение принял, из гонки вышел, своих сторонников призвал отдать голоса Борису Николаевичу – что и обеспечило тому победу во втором туре. Так выглядели события на сцене. Но наш рассказ – о том, что происходило за кулисами.

Найти «патриота»!

…К середине 1995 года ближайшему окружению президента стало ясно, что положение складывается критическое. Дошло до того, что Ельцин поручил Коржакову начать переговоры по привлечению на сторону президента так называемых «патриотов» и даже явных националистов. Те, кто соглашались в той или иной мере «поддержать президента», получали финансирование от тогда очень близкого к Коржакову Бориса Березовского.

Неудивительно, что самый серьезный участок работы – привлечение и раскручивание генерала Лебедя – Коржаков доверил своему другу Юрию Скокову, секретарю Совета безопасности в 1992–93 годах, которого Ельцин неоднократно хотел назначить премьер-министром. 8 апреля 1995 года на съезд «Конгресса русских общин» (КРО) Лебедя пригласили делегатом, а уже 28 апреля избрали заместителем Скокова. То, что Лебедь был включен в руководство Конгресса вовсе не из-за какой-либо идейной близости, подтверждает такой любопытный факт: за год до этого съезд КРО обратился к руководству страны с просьбой отстранить от должности командующего 14-й россий­ской армией Лебедя, постоянно конфликтующего с руководством Приднестровья.

Связь через Рогозина

Тем временем по кремлевским телеканалам пошла активная раскрутка Лебедя, благодаря чему буквально за май-июнь 1995 года его президентский рейтинг вырос с 4% до 9%, вскоре стабилизировавшись на уровне 10–13%.

Тогда же Скоков обеспечил Лебедю и первые контакты с Коржаковым и Березовским – спонсором чуть ли не всех кремлевских проектов, включая черномырдинский НДР. Организовывать встречи Лебедя с Березовским Скоков поручил председателю исполкома КРО Дмитрию Рогозину. Позже Рогозин прямо признался: «Первые контакты Лебедя с Березовским и Коржаковым шли именно через меня. Когда они поняли, что Лебедь готов слушать и следовать рекомендациям, была организована расширенная встреча генерала с банкирами – именно после этого его избирательная кампания пошла в гору».

Генерал снимет комнату

Тот же съезд КРО выдвинул Лебедя в президенты. Окрыленный этим известием, генерал поехал в регионы, где в одном из выступлений презрительно отозвался о Скокове, заявив, что истинный лидер КРО – Лебедь. Скокову тут же доложили, и кандидат в президенты враз лишился денег, машины, охраны и помещений – его людей просто выставили из офиса Скокова на Новом Арбате и из здания КРО на Фрунзенской набережной.

«После того как он разошелся со Скоковым, мы вынуждены были начинать с нуля. Мы – это команда Александра Ивановича, восемь человек, его сослуживцы по Приднестровью и московские офицеры. Ни копейки денег, никаких связей в Москве, без крыши над головой», – вспоминает генерал Юрий Попов, формально руководивший в 1996 году штабом Лебедя.

В конце января 1996 года автор этих строк был свидетелем, как двое соратников генерала (помню фамилию одного – Хромов) в одном из московских офисных зданий пытались снять хотя бы комнату «под предвыборный штаб Лебедя». Но цена показалась им слишком высокой... Что касается приближающегося сбора подписей, то Хромов сказал, что 1 млн. подписей они планируют собрать «бесплатно, на авторитете Александра Ивановича».

Кремль дает «добро»

Карьера Лебедя могла бы на том и закончиться, но вскоре о выдвижении в президенты все-таки заявил Ельцин, и у генерала внезапно появились и штабы, и деньги, а потом и телеэфир. Впрочем, еще раньше, в январе 1996 года, в штабе Ельцина, который уже формировал Чубайс, по инициативе Березовского появилось подразделение по раскрутке Лебедя – практически одновременно с появлением самого ельцинского штаба.

Возглавил группу депутат Госдумы от черномырдинского НДР (!) Алексей Головков. В 1991-м он был очень близок к Бурбулису. Именно Головков посоветовал и представил ему кандидатуру Гайдара в качестве будущего главы правительст­ва. Потом он сблизился с Березовским и стал руководителем всех избирательных кампаний, финансируемых олигархом. Так было в президентской кампании Лебедя 1996 года, губернаторской кампании Лебедя 1998 года, думской кампании блока «Единство» в 1999-м.

Из интервью Леонида Радзиховского, одного из членов этой ельцинской группы по раскрутке Лебедя: «Сотрудничество предложил Алексей Головков. Помню, я спросил: что же, мы пойдем против Ельцина? Мне сказали: «Не боись, мы не идем против Ельцина, мы идем вместе». Я поверил, потому что видел, насколько Головков был тогда близок к Чубайсу. Я был убежден с первого дня, что договоренности с Лебедем о поддержке Ельцина есть. Хотя у меня и не было фактов, но было четкое ощущение, что все заранее договорено, – если бы этого ощущения не было, я бы не влез в кампанию».

«Без нас ты обречен пойти ко дну»

Пока же Березовский и Чубайс выстраивали конфигурацию будущей кампании, сам генерал бедствовал.

«Все упиралось в средства. Проехали с Лебедем по нескольким банкам. Встречают хорошо, угощают чаем, но денег никто не дает. И тогда генерал решил действовать самостоятельно. Насколько я понимаю, он вышел на Коржакова. Сразу появились деньги. Сняли весь третий этаж в здании Художественного института в Лаврушинском переулке, быстро сделали ремонт (около 80 тысяч долларов), закупили технику и так далее. Потом смотрим – Березовский сидит в приемной у Лебедя. Один раз, другой, третий», – вспоминает тогдашний пресс-секретарь Лебедя полковник Серафим Юшков.

В Думе в момент безденежья Лебедь занял вполне прокоммунистическую позицию: вошел в группу «Народовластие» и проголосовал за избрание спикером Думы кандидата КПРФ Геннадия Селезнева.

Леонид Радзиховский: «Полагаю – это, так сказать, мои домыслы – что Лебедю сделали предложение, от которого он не смог отказаться: мы дадим тебе деньги, вот тебе деньги… А без нас ты обречен идти ко дну. Когда наша группа первый раз пришла на встречу с Лебедем, Головков его уже знал, но, видно было, шапочно. Лебедь – человек очень недоверчивый, он всех кругом считал мерзавцами и подлецами, рассказывал много историй, как в Приднестровье его несколько раз чуть не убили свои же».

Лебедь и его команда на той первой встрече приглядывались друг к другу.

Леонид Радзиховский: «Накануне сотрудник группы, экономист Виталий Найшуль написал несколько соображений по экономике, которые передали Лебедю для прочтения. Спрашиваем: «Ну как?» Лебедь отвечает: «Интересно, но вообще конечно дерьмо, чепуха». Найшуль спрашивает: «Как чепуха?» Лебедь: «Ну вот вы пишете, что в Америке танковые заводы в частных руках – это же полный п…ж». Найшуль: «Не только танковые, но и ракетные». Лебедь – Глазьеву: «Сергей Юрьевич, неужели это правда?» Глазьев говорит: «Да, в США это так». Лебедь недовольно пожимает плечами: «Ну, тогда не знаю».

После этой встречи и появились деньги. По сути, кампанию Лебедя финансировали те же олигархи, что объединились в начале февраля 1996 года вокруг Чубайса с целью переизбрать Ельцина на новый срок: «Березовский дневал и ночевал в штабе Лебедя, и то, что он давал деньги, у меня нет ни малейших сомнений. Может, какие-то деньги шли через Чубайса, ведь Головков много работал с ним. Видел я тогда и Ходорковского, но рядом с Лебедем или нет – сейчас уже смутно помню. Вице-президент «Альфа-банка» также был частым гостем», – вспоминает Радзиховский.

Кстати, как только появились деньги, Лебедь покинул прокоммунистическую фракцию «Народовластие» – это произошло еще в начале марта 1996 года.

Фальшивые подписи

Большая часть собранных за Лебедя подписей была фальшивой – не потому, что он не набрал бы миллион настоящих, а просто потому, что для их сбора по всей стране нужна широкая и многочисленная партийная структура, которой у генерала не было. «Тогда замруководителя штаба полковник 14-й армии Геннадий Тупикин за 300 тысяч специально рисованных подписей выплатил 500 тысяч долларов прямо у нас в офисе», – вспоминает в интервью автору сотрудник аппарата ДПР. Впрочем, никаких опасений насчет проверки подписей у Лебедя не было: в Центризбирком из Кремля поступило четкое указание – регистрировать всех, кто может оторвать голоса у Зюганова, но отказывать по возможности тем, кто будет отнимать голоса у Ельцина. Поэтому миллион подписей за Старовойтову скрупулезно проверили и практически все признали фальшивыми.

«Когда Лебедь не успевал собрать подписи, а Явлинский свой миллион подписей уже сдал, мы дали команду в регионы, и отделения «Яблока» помогли Лебедю собрать недостающие подписи. Но мы тогда не предполагали, что у Лебедя есть договоренности с Ельциным: ведь Лебедь был членом коалиции «Третья сила», и, по нашим договоренностям, тот, кто к выборам будет набирать больше, должен был стать единым кандидатом, а остальные – снять в его пользу кандидатуры. Но через пару дней после встречи с Ельциным 2 мая Лебедь сказал Григорию Алексеевичу, что он там о чем-то договорился и поэтому выходит из «Третьей силы», – вспоминает пресс-секретарь Явлинского Евгения Диллендорф.

Полковники и экономисты

Штаб Лебедя в итоге состоял из двух неформальных групп людей, которых лишь обстоятельства могли свести вместе.

Леонид Радзиховский: «Помню, Петров (глава штаба, полковник из 14-й армии – авт.) не понял что-то из того, что написал Найшуль, и начал ему кучу вопросов задавать. Найшуль сначала отвечал, потом говорит: я вам не обязан тут курс экономики читать. Петров обиделся, пошел к Лебедю и сказал: «И пусть этот НайшУль в своем ИзраИле экономические программы сочиняет».

Эти группы не слишком откровенничали друг с другом. Во многом поэтому информация о том, что штабом Лебедя фактически руководит депутат от НДР, не вылезла на поверхность: люди Головкова поддерживали Ельцина и уже поэтому молчали о том, зачем они работают на Лебедя… «Генералы не ведали, кто такой Головков», – заметил в нашем разговоре один из тогдашних соратников Лебедя.

Тем временем миллионными тиражами выходила газета «Лебедь – надежда России». В ней Сергей Глазьев рассказывал, почему ни в коем случае нельзя голосовать за Ельцина и надо поддержать Лебедя, во втором туре он объединится в коалицию народно-патриотических сил вместе с Зюгановым. Но один из тогдашних соратников Глазьева и Лебедя рассказал автору, что собственными ушами слышал «слова Глазьева Лебедю: «Соглашайся только на премьера. В России кроме Президента и премьера людей нет. Поддержишь завтра Ельцина за просто так – послезавтра ты никто и просто предатель»… Глазьев в случае премьерства Лебедя стал бы как минимум министром. А потом, когда Лебедь поддержал Ельцина «за просто так» и получил пост секретаря Совета безопасности, я видел, как Глазьев до чертиков переживал, что его не утверждают замом секретаря Совбеза и радостно соглашался на начальника управления экономической безопасности Совбеза»…

Как известно, главой администрации президента после победы Ельцина был назначен Чубайс. Он и стал фактическим хозяином страны. А для того чтобы получить такое назначение, Чубайс за месяц до этого провернул хитрую интригу с отставкой Коржакова. Того самого, по инициативе которого и началось «приручение Лебедя»…