Лев Урала. Латышев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"При разграничении федеральных округов, созданных президентским указом в минувшем году, принимались во внимание, видимо, не только традиции географического районирования, но и факторы политического и политико-экономического характера, индивидуальные для каждого конкретного округа. С учетом этих факторов и специфических "общеокружных" проблем назначались и полпреды. В частности, в Уральском округе основной тематикой для президентского представителя была признана криминальная (а в более широком смысле - криминально-политико-экономическая), в силу чего туда и был назначен генерал МВД Петр Латышев. При этом в его ведение не были переданы Башкирия и Пермская область, традиционно считавшиеся уральскими регионами (использование там методов прямой милицейской хирургии или радикальной административной терапии было признано нецелесообразным). Зато прирезали исконные сибирские области - Курганскую да Тюменскую (сходные с Свердловской и Челябинской по многим параметрам ситуации и рекомендуемым рецептам исправления оной).
Нынешний уральский полпред Петр Михайлович Латышев родился 30 августа 1948 г. в городе Хмельницком, на Украине. В 1966 г. он окончил Омскую высшую школу МВД, а в конце 70-х - Академию МВД по специальности "Правоведение". Генерал-полковник милиции (это звание присвоено ему в 1997 г.). По Зодиаку он Лев, что вполне соответствует профессии.
С 1966 г. Латышев работал в органах МВД города Перми, прошел там по всем ступеням служебной карьеры, от рядового инспектора до начальника УБХСС. Его сослуживцы этого периода отзываются о нем как о человеке вежливом, принципиальном, доступном и ничем себя не запятнавшем по службе и в быту. В 1986 г. Петр Латышев занял пост начальника УВД города Перми - по меркам советской эпохи, неплохой результат двадцатилетней карьеры.
В перестроечные времена Пермь была одним из самых политизированных городских центров российской периферии, местное общественное мнение быстро демократизировалось. Не избежали соответствующего влияния и пермские правоохранительные органы. В знаменательном августе 1991-го глава Пермского городского УВД Латышев и глава Пермского областного УВД Федоров признали власть президента Ельцина единственно законной в России. И вскоре Латышев был назначен начальником УВД Краснодарского края.
На Кубани он проработал около трех лет. Это был отнюдь не простой период в жизни будущего уральского наместника. Краснодарский край в первые постперестроечные годы считался одним из регионов пресловутого "красного пояса", оплотом самой непримиримой "коммуно-патриотической" оппозиции. Назначавшиеся в 1991-1996 гг. указами президента главы краевой администрации не имели широкой политической поддержки, поэтому их управленческая деятельность была далеко не всегда успешной. Кроме того, край испытал мощное негативное воздействие драматических событий, происходивших по соседству - в Закавказье, а затем уже и на территории российского Северного Кавказа. На Кубань начиная с 1990 г. устремлялись разноплеменные массы беженцев от вооруженных конфликтов и "экономических" мигрантов, что стимулировало социальную напряженность, ухудшало межнациональные отношения, инициировало развитие криминальной среды.
Но при всем этом неустройстве, даже в самые сложные времена общая ситуация в крае оставалась штатной, и основную роль в этом сыграли органы внутренних дел.
Многие утверждают, что краснодарский период жизни Латышева имел важнейшее значение для всей его дальнейшей карьеры. Он сделал тогда многое для улучшения работы кубанских правоохранителей: добился оснащения милицейских подразделений компьютерами, создал для прессы возможности свободно общаться с милицейскими чинами (что способствовало установлению доверия между общественностью и органами МВД) и т.п. Но более всего тогда запомнилась его жесткая работа с кадрами, бескомпромиссность по отношению к сотрудникам, злоупотребляющим служебным положением и нарушающим принципы служебной этики: "Не дай бог чего унюхает - все, человека нет!"
Николай Егоров, назначенный в июле 1992 г. главой Краснодарского края, в окружении президента Ельцина считался умелым администратором, и в 1994 г. его поставили руководить Министерством по делам национальностей и региональной политике. Перебравшись в Москву, Егоров не забывал земляков; вскоре он инициировал перевод Латышева (которого оценил в период работы на Кубани) в Министерство внутренних дел РФ, на должность заместителя министра.
В последующие годы Петр Латышев неоднократно выезжал в регионы - "помогать" местному руководству в наведении порядка в собственных рядах и на подконтрольной территории. В СМИ особенно отмечалась его работа в Санкт-Петербурге, когда заместитель министра Латышев возглавлял следственную группу, изучавшую криминальную ситуацию в северной столице после убийства Галины Старовойтовой. Как уверяли питерские журналисты, именно Латышев сумел построить работу комиссии так, что была доказана коррумпированность городских структур власти.
Латышев оставался на своем посту при нескольких министрах, он срабатывался с Ериным, Куликовым, Степашиным, Рушайло, оставаясь притом вне круга соответствующих корпоративных кланов. Благодаря этому он удачно инкорпорировался в большую политическую команду, созданную так называемыми питерскими силовиками под верховным патронажем президента Путина. Следствием этого стало назначение Петра Латышева на его нынешний пост.
В Уральском федеральном округе всего шесть субъектов Федерации (четыре области и два автономных округа). Но, как говорили встарь, что ни регион - то свой норов. Прежде всего - специфический норов региональных лидеров, за последние годы привыкших быть своего рода "удельными князьями". Власть Кремля на местах в течение многих лет была весьма эфемерной. Власть губернаторов - конкретной и ощутимой. Они постепенно ставили под свой контроль и региональные подразделения федеральных властных структур, для которых у Центра постоянно не хватало средств. Латышев как человек, прошедший все ступени "государевой службы", отнюдь не склонен во всем винить региональных начальников: "Отчасти мы сегодня должны сказать губернаторам "спасибо", что хоть в таком виде они помогли им выжить. Но вечно так продолжаться не может. Теперь наша задача - обеспечить эффективное функционирование власти. Контролировать деятельность не только федеральных органов в регионах, но и власти субъектов Федерации, вмешиваться в тех случаях, когда не выполняются федеральные законы, указы президента и постановления правительства".
Такая программа вряд ли могла воодушевить "князей" из УрФО. Более всех, естественно, возмутился свердловский областной начальник Эдуард Россель, который всегда считал, что распределение полномочий между Центром и регионами будет правильным, если федеральная власть вообще не будет лезть в региональные дела. И тогда доброму губернатору "в Москву можно будет ездить не для того, чтобы униженно ходить по кабинетам в качестве просителя, а посмотреть Кремль, побывать в церквах, Третьяковской галерее. Или как в США, когда губернатора штата с супругой президент приглашает к себе на один день, чтобы выпить рождественский бокал шампанского".
Между тем местопребыванием полпреда в президентском указе определен Екатеринбург, и это придало ситуации особую остроту, проявившуюся уже вскоре после назначения Латышева. Для начала его отменно "отполоскали" в СМИ (поводом для этого, в частности, стало отдающее провокацией решение о размещении аппарата полпреда в Доме творчества учащихся; результат - шумные демонстрации протеста, гневные публикации и т.д.; Латышеву пришлось многократно оправдываться, заверяя общественность, что у екатеринбургских детей он ничего отнимать не будет). Затем были и другие уколы и укольчики, "сливы" разнообразного компромата в отношении команды полпреда - весь "джентльменский набор".
В октябре 2000 г. Россель выступил с резкой критикой всей политики Кремля, полпреда Латышева в частности и нового Налогового кодекса в особенности (последнему досталось за то, что он отнимает у региональных руководителей значительную часть поступлений в местные бюджеты). Критические инвективы Росселя горячо поддержал президент Башкирии Муртаза Рахимов, назвавший действия федеральных властей в отношении регионов "неразумной демонстрацией мускулов".
Башкирия, однако, к Уральскому федеральному округу не относится. А среди своих соседей в УрФО Россель надлежащей поддержки не нашел. Более того, вскоре Латышев показал, что он может быть весьма полезен для тех региональных лидеров, которые готовы к конструктивному диалогу. Полпред поддержал челябинского губернатора Петра Сумина накануне губернаторских выборов; они вместе побывали на приеме у Михаила Касьянова, где успешно решили несколько частных вопросов - и соответствующий сюжет прошел в телеэфир. Вскоре после этого был организован краткий визит президента в Магнитогорск, где Сумин и Латышев удачно засветились в ближнем путинском окружении (а заодно были решены кое-какие проблемы Магнитогорского комбината). В итоге Сумин одержал убедительную победу на выборах. С губернатором Курганской области Олегом Богомоловым полпред также нашел должное взаимопонимание. (Эта область значительно уступает другим регионам УрФО по своему экономическому потенциалу, что ставит курганского губернатора в значительную зависимость от дотаций из федерального бюджета). И настоящим триумфом Латышева завершились выборы в Тюменской области, где губернатором стал Сергей Собянин, до того занимавший пост первого заместителя полпреда в УрФО. Собянина на выборах поддержали губернаторы Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов; таким образом, в целом вырисовалась политическая комбинация, обеспечивающая Латышеву политическую лояльность сразу трех субъектов Федерации. Теперь в рамках Уральского округа Россель не имеет ни одного стратегического союзника.
И в рядах бюрократической и политико-экономической элиты самой Свердловской области Латышев постепенно завоевывает прочные позиции. У губернатора весьма натянутые отношения с мэром Екатеринбурга, и это дает полпреду потенциальную возможность выступать в роли "разводящего" между уровнями власти в регионе. В последнее время полпред также уделяет много внимания отношениям с представителями областного бизнес-сообщества, у которого постепенно создается впечатление, что московский назначенец является весьма влиятельным функционером, способным решать многие проблемы. Еще сильнее задевают Росселя меры, предпринимаемые Латышевым в отношении областных силовых и правоохранительных структур, которые полпред постепенно вывел из-под неформального влияния губернаторской команды (это коснулось ГУВД, Уральского таможенного управления, органов прокуратуры). Кроме того, ослабляются возможности областной власти в управлении финансовыми потоками - в соответствии с налоговыми новациями последнего времени значительная часть доходов области перераспределяется в пользу федерального бюджета.
На одной из встреч с журналистами Россель заявил: "Мне бы не хотелось поддерживать конфронтацию с полномочным представителем президента в Уральском федеральном округе. Не провоцируйте меня". Со стороны Латышева также были сигналы о готовности к компромиссу. Однако мало кто сомневается в том, что конфликт будет продолжаться, даже если его острота будет на какое-то время сглажена теми или иными дипломатическими ходами. И дело не только в том, что Росселю не по душе стремление полпреда выравнять Свердловскую область по общероссийскому ранжиру.
Еще осенью минувшего года, ознакомившись с делами регионов УрФО, Латышев отметил в одном из интервью: "Если брать Свердловскую область, то здесь очень высокий уровень криминализации экономики. По преступности этот регион занимает первое место в стране". Заявление весьма характерное и не слишком приятное для губернатора. И еще одно высказывание полпреда: "Если мы не сломаем криминальные системы и в сфере экономики, и в общеуголовной организованной преступности, то реформа власти, приведение законов в соответствие не дадут нам того эффекта, на который мы надеемся". В этом мнении полпред явно не найдет консенсуса с губернатором Росселем, который убежден, что в Свердловской области ситуация с криминалом на самом деле не слишком отличается от других регионов и что к этой общероссийской беде следует подходить прагматично.
Отвратительные сростки криминала с миром большого бизнеса, политики и власти действительно наблюдаются по всей России, и как с этим злом системно бороться, не знает пока никто. Быть может, генерал Латышев найдет соответствующие алгоритмы и методы в своем Уральском округе - если только его антикоррупционные инициативы не станут лишь очередным удобным орудием политической борьбы, в ходе которой решаются вопросы, относящиеся к власти и собственности, но не касающиеся справедливости и законности. "