Лев Черной. Пальцы веером

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Лев Черной. Алюминиевые пальцы веером

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::15.11.99

Алексей Веничило

Лев Черной

Лев Черной

Сначала немного истории. Ведущий в СССР, первый в России Ачинский глиноземный комбинат (АГК) к 1996 году довели до ручки. Алюминиевой промышленности позарез нужно было сырье, а единственный оставшийся в России комбинат по его производству стоял весь в долгах. По городу бродили одиннадцать тысяч безработных. И это при том, что АГК - предприятие градообразующее.

Тут из туманного Альбиона появляются братья Рубены и вместе с братьями Черными придумывают экономическое нововведение - толлинг. Что это конкретно, никто не знал. Но ведь у нас как было во времена Черномырдина: непонятно, но зато здорово. А на деле "братская" компания Trans World Group (ТВГ) ввозила импортное сырье - глинозем, из него делался алюминий и вывозился. Завод родной, российский получал только за работу по минимуму, а уж за то, что за это взялись, господин Сосковец освободил ТВГ от налогов. Ни под что другое так бы не получилось, а вот под толлинг... Итог: 300 миллионов долларов в год - только "видимая" прибыль компании.

В третьем квартале 1997 г. внешний управляющий Г. Фетисов принял АГК в совершенно разоренном виде. К концу первого квартала 1998 г. комбинат не только восстановил производство, вышел на проектную мощность, но и продает глинозем на 25-30 долларов ниже рыночной цены за тонну, чем выбил из-под ТВГ почву для лоббирования толлинга - мол, отечественное сырье чересчур дорого. А тут еще и налоговики зашевелились: им стало ясно, что толлинговые прибыли мимо федеральных и местных налогов идут прямиком в оффшорные карманы [page_9691.htm А. Быкова] и Л. Черного. И видать, что карманы эти бездонны, как закрома родины при социализме.

1998 г. - ТВГ берет под свой контроль Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), которому принадлежит 60% акций АГК. Но терпит пока... до лета. А там закончился срок внешнего управления на комбинате. Управляющий Г. Фетисов настаивал на немедленной продаже АГК с торгов - все равно 827 кредиторов комбината долго ждать не намерены. Реальные покупатели - группа "Альфа" и "Сибирско-Уральская алюминиевая компания" - оспаривают друг у друга право выложить за комбинат 200 миллионов долларов. Сразу. Живьем. И закончилась бы эта эпопея нормальным банкротством, но в этом случае КрАЗ лишался собственности, следовательно, и контроля над ценами на сырье. Этого ТВГ простить нашему законодательству не смогла. ТОЛЛИНГ ПОД УГРОЗОЙ! И вот в июне 1998 г. - как по заказу Л. Черного - Красноярский краевой арбитражный суд сместил Г. Фетисова с поста управляющего АГК и продлил внешнее управление еще на полторы пятилетки. Нового арбитражного управляющего суд назначил тоже как по тому же персональному заказу - Наиля Насырова. Вроде бы ничего из себя не представлял, звезд с неба не хватал. Да они ему и не нужны - он вслед за Черным и [page_9691.htm Быковым] любит только неучтенную налоговой инспекцией наличку. Но как там, в набившей оскомину рекламе: "А зачем приехал? Чего привез?"

На комбинат Н. Насыров пришел после работы на Павлодарском алюминиевом заводе в Казахстане, откуда TWG была с позором изгнана властями республики. А Насыров тогда просто сбежал из Казахстана, предварительно нанеся ущерб ее экономике - по оценке высшего Арбитражного суда Республики Казахстан, в размере 40 млн долларов США. Как видите, Насыров привык разваливать только крупные предприятия.

В связи с деятельностью ТВГ в его стране президент Назарбаев вынужден был признать, что толлинг - это большая экономическая ошибка. Результаты бурной деятельности управленца Насырова на новом месте сказались сразу и резко. Производство дефицитного на отечественном рынке сырья упало за месяц с 70 тысяч тонн (май) до 36 тысяч (август). Но и этот рекорд не предел для Насырова - в сентябре производство глинозема на комбинате - 26 тысяч тонн в месяц. Нормально работающее предприятие за ДВА МЕСЯЦА (!) дошло до уровня 1996 г., когда в городе Ачинске, где АГК - градообразующее предприятие, было 11 тысяч безработных. Когда город жил в условиях гуманитарной катастрофы!

Поставки глинозема на предприятия, подконтрольные ТВГ, резко снизились, вымывая оборотный капитал АГК. Таким образом, Н. Насыров благодаря своему большевистскому методу руководства только за первые два месяца нанес ущерб комбинату в пять миллионов долларов. И при этом еще затеял на комбинате евроремонт. Оно понятно, при таких методах руководства только испанского унитаза и не хватает - стул жидкий. Быков с Черным в заграницах от прокуроров прячутся, так что отвечать за все ему - Насырову.

К тому же тут и у губернатора вновь прорезался генеральский бас. Лебедь заявил, что ему лично все равно, кому принадлежит комбинат, главное, чтобы он работал на полную мощность. На генеральский рявк Насыров построился, производство глинозема немедленно поднял до 40 тысяч тонн за две недели октября 1998 г. - 200%!!! При советской власти за такие трудовые подвиги Героя Соцтруда давали.

Началась самая настоящая откачка денег. Временщики, предчувствуя свой скорый и неизбежный уход с предприятия, старались выжать с него все соки в максимально короткие сроки. Схема была примитивной, но эффективной - Насыров продавал выпускаемый глинозем посредническим структурам А. Быкова (против него возбуждено уголовное дело, он подозревается не только в мошеннических операциях, но и в причастности к организации серии заказных убийств, арестован в Венгрии Интерполом) по 90-130 долларов за тонну, после чего те организовывали перепродажу, но уже по мировым ценам - 240-270 долларов за тонну. От 6 до 10 миллионов долларов в итоге ежемесячно оседали на зарубежных счетах. Кроме того, фирмы-посредники были зарубежной регистрации, и тогда купленный на АГК глинозем становился "импортным" и уже проходил по толлингу.

Главное тут даже не в нечистоплотном гешефте - когда он бывает чистоплотным? - резко снизив производство глинозема, ТВГ поломала сложившийся сырьевой баланс в алюминиевой промышленности России. Толлинг вновь стал для всех желанным, а зачастую и единственным средством не останавливать предприятия. А это значит, что валюта вновь потекла за кордон в оффшорные закрома Черного.

14 октября сего года решение Красноярского краевого арбитража было отменено Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа в г. Иркутске как НЕЗАКОННОЕ (1). Очень мне интересно: чего стоит беззаконие в Красноярском краевом арбитражном суде?

Ну вот и все. Справедливость восторжествовала. Насыров решению подчинился и все счастливы. Щас! Ему же не за это платит иудины сребреники ТВГ. И плевать ему, что над городом опять нависла гуманитарная катастрофа. Все решения всех судов ему по барабану. У него еще 1 сентября отобрали лицензию на внешнее управление из-за совершенного им подлога: Насыров приписал себе управленческий стаж. И, наверное, также мало его волнуют возбужденные против него уголовные дела по статьям 195 части 2 и по статье 201 УК РФ. Он же на свободе - тот, кто уводил на протяжении каждого из 9 месяцев своего правления по 10 миллионов долларов минимально. У нас за решеткой сидят только те подследственные, которые кур крадут, а не глинозем. А тут всего-то и дел, что за 9 месяцев беспредельщины кредиторская задолженность АГК возросла на 167 миллионов рублей, выручка от продажи глинозема сократилась вдвое, а коэффициент фондоотдачи основных средств и необоротных активов снизился в 1,6 раза.

Лишь прямое вмешательство губернатора после серии скандальных судебных процессов остановило беспредел. Но и этого было мало. Вышибать с завода Насырова пришлось с ОМОНом. Насыров баррикадировал заводоуправление карьерными самосвалами, "организовал" протестующих рабочих. Нанимались полукриминальные охранные структуры с отнятыми лицензиями. Старались телевидение и пресса для создания образа Насырова - борца с коррупцией в крае. Итог - никто ничего не понял: "То ли он пальто украл, то ли у него..." Именно эта информационная стекловата и подвигла меня написать все, как было на самом деле.

1/6 часть 1/6 части суши - Красноярский край становится вотчиной мафии. Именно мафии, ибо организованная преступность становится мафией только тогда, когда обеспечивает население работой (естественно, на себя). ТВГ контролирует не только КрАЗ, АГК, Красноярскую ГЭС, угольные разрезы. Вот-вот загребет под себя "Красэнерго". Прощупываются уже пути к "Норильскому никелю", а это 90% всей мировой добычи платины. И заметьте: морда не треснет.

Обделенными окажутся только те, кто все это богатство создавал, - народ. Бюджет не получит налогов, учителя - зарплату, старики - пенсию, военные - квартиры. По какому праву все это творится? По самому древнему. По праву захвата. Вот тут авторитеты Быков и Черной вкупе с "шестерками" насыровыми и анисимовыми ничуть не лучше Золотой Орды. Не зря же наш народ 600 лет сохраняет пословицу: "Как Мамай прошел".

Выкачав из предприятий все оборотные средства, Быков и Черной, не обделяя себя, вкладывают деньги в самый рентабельный товар - политиков. Тут уместно привести еще одну народную пословицу: "Кто у власти - тот у сласти". Контроль над краем ТВГ получила, профинансировав избирательную кампанию Лебедя. Теперь денежки текут в другую кассу. Дума - это законы. Это продление толлинга. Ведь надо-то только убедить всех в том, что мы бедные, что у заводов нет оборотных средств, что отрасль без толлинга якобы загнется. Но вот вопросы на засыпку. Почему за семь лет толлинг так и не дал заводам возможности накопить оборотные средства? Кому выгодно, чтобы российский алюминий почти весь сырцом утекал на Запад, при том что наш металлоперерабатывающий комплекс практически стагнирует? Разве толлинг - это не вывоз капитала за рубеж? И еще. Если ачинский глинозем не идет ни в какое сравнение с импортным, то чего в него так вцепилась ТВГ?