Легенда в наручника

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«У нее были высокие покровители в Госдуме, в правительстве РФ… Задержали ее в Москве, у офиса программы «Человек и закон»

1291639799-0.jpg В Челябинской области близится к завершению скандальное дело о рейдерстве. На скамье подсудимых — юрист Ольга Шахова. Одни ставят эту женщину в ряд с такими легендарными фигурами, как Павел Федулев или Малик Гайсин. Другие считают ее просто весьма предприимчивым юристом с авантюрной жилкой. Как бы то ни было, Шахова «погорела» на своем последнем деле – попытке захвата Чебаркульского кранового завода. Жертвой стала вдова бывшего владельца, недовольны и известные челябинские предприниматели. Когда началось следствие, юрист бежала в Москву, где у нее есть высокие покровители. Женщину задержали у офиса телепрограммы «Человек и закон», сейчас ей грозит до 10 лет тюрьмы.

Владельцем Чебаркульского кранового завода до 2007 года являлся Владислав Клепиков. Когда-то он работал в милиции экспертом-криминалистом. В начале девяностых годов уволился, занялся бизнесом. На волне первой приватизации поднялся. К концу девяностых уже был владельцем и совладельцем ряда предприятий, в том числе и Чебаркульского кранового завода. Летом 2007 года бизнесмен погиб в ДТП. Делами пришлось заниматься его вдове, Наталье Клепиковой. Учитывая, что никогда раньше ей не доводилось иметь дело с производством, можно предположить, что все стало складываться не очень удачно. К тому же начался дележ наследства между вдовой и дочерью Клепиковой от первого брака. Крановый завод задолжал по платежам, на часть предприятия был наложен имущественный арест.

Проблемное предприятие – как приманка для рейдеров. И они не замедлили появиться. Осенью 2007 года один из подчиненных Клепиковой, сотрудник службы безопасности завода, порекомендовал женщине обратиться в «Агентство правового креатива», руководителем которого является Ольга Шахова. Возможно, что если бы Наталья Клепикова посоветовалась с друзьями покойного супруга, ей бы отсоветовали иметь дело с Шаховой. Ведь репутация у агентства была не самая лучшая.

История с «Кенгуру»

К тому времени уже грянул и ничем не закончился скандал с магнитогорским ООО «Кенгуру». В собственности «Кенгуру» находилось помещение в центре города, стоимостью в 7 млн рублей. В 2003 году учредители ООО рассорились и для урегулирования конфликта пригласили Ольгу Шахову. Один из собственников дал ей копии учредительных документов. И спустя некоторое время Шахова представила в ИФНС Магнитогорска документы, из которых следовало, что учредители ООО «Кенгуру» продали некоему ООО «Экватор» доли уставного капитала. Кстати, учредителем «Экватора» как раз и являлась Ольга Шахова. Но один из владельцев «Кенгуру» за несколько дней до этого официально уведомил инспекцию о том, чтобы никакие регистрационные действия по ООО «Кенгуру» не производились в его отсутствие. Шаховой в регистрации было отказано, но она обжаловала действия ИНФС в областном арбитражном суде и арбитраж признал решение налоговиков незаконным. В итоге бумаги Шаховой по «Кенгуру» и «Экватору» зарегистрировали, помещение в центре города отошло к ней. Само помещение Шахова быстро продала. Уже потом по копиям бумаг провели почерковедческие и технические экспертизы и было признано, что документы подделаны. Возбудили и приостановили уголовное дело по причине «неустановления лиц, совершивших преступление». То есть не смогли доказать, что именно Шаховой были подделаны документы. Учредителям «Кенгуру» оставалось только сетовать на неправедную судьбу.

Юрист с темным прошлым

Примерно такая же история произошла с магнитогорским ООО «Мизар». Там тоже в собственности числилось помещение, в самом центре Магнитки, и поссорились учредители. И точно так же обратились к Ольге Шаховой. Два года длились разбирательства, в итоге одному из учредителей «Мизара» пришлось выплатить большую сумму Шаховой по векселю, который позже был признан поддельным. Опять возбудили и приостановили уголовное дело.

И вот к Ольге Шаховой обратилась Наталья Клепикова, попросила помочь снять арест на имущество Чебаркульского кранового завода. Все честь по чести – был заключен договор, Клепикова отдала Шаховой копии учредительных документов ЗАО «Синталис», на балансе которого числился завод. Но что-то не складывалось. Вдове предпринимателя не нравились методы работы ее новой знакомой. Наталья Клепикова, наконец, стала советоваться не только со своим охранником, но и с теми, чьему мнению можно доверять.

«Ты что делаешь? С кем связалась? Отказывайся от ее услуг и быстро пиши в налоговую, чтобы никаких сделок по «Синталису» не регистрировалось», — посоветовали вдове знакомой. Клепикова так и сделала. И успела вовремя. Через несколько дней после ее обращения к налоговикам, а было это в марте 2008 года, Ольга Шахова принесла в ИФНС Центрального района Челябинска документы на договор купли-продажи 50% акций ЗАО «Синталис» и протокол учредительного собрания, согласно которому Шахова назначалась директором Чебаркульского кранового завода. Причем на всех документах стояла подпись Клепиковой и печать «Синталиса».

«Я ничего такого не подписывала!», — стала возмущаться вдова. Но потом вспомнила, что отдала начальнику службы безопасности, тому самому, что посоветовал ей обратиться к Шаховой, несколько чистых листов с печатями и собственными подписями. Вот тогда Клепикова и написала заявление в УВД. А некоторое время спустя на ее счет поступили 600 тыс. рублей, и было указано, что это деньги на 50% ЗАО «Синталис». Вдова пыталась деньги вернуть на тот счет, с которого они пришли. Но ничего не получалась, и тогда она нашла нотариуса, перечислила ему деньги, и нотариус нашел фирму, откуда прибыли 600 тыс. рублей.

Дальше все складывалось еще интересней. В суд Курчатовского района поступило заявление от некоего гражданина Кузнецова, который сообщил, что Вячеслав Клепиков весной 2006 года, за пару месяцев до своей смерти, продал ему 50% ЗАО «Синталис» и Наталье Клепиковой уже давно ничего не принадлежит. Когда стали разбираться, то оказалось, что Кузнецов – сводный брат Ольги Шаховой, живет в одном из сел ХМАО, складывает камины и бизнесом никогда не занимался. Бумаги, которые представил Кузнецов, оказались настолько «липовыми», что даже судьи пришли в замешательство. И подпись не соответствовала росчерку покойного, и печать не совпадала с оригиналом. Как рассказали «URA.Ru» в главном следственном управлении ГУВД Челябинской области, фальшивость договора подтвердили три почерковедческие экспертизы. Кстати, нашли и компьютер, на котором готовили «липу», — следователи в один прекрасный день нагрянули в офис «Агентства правового креатива», находящийся бизнес-доме «Спиридонов», и изъяли оргтехнику.

Рейдерство с солидной «крышей»

Зато документ о назначении Шаховой директором завода в итоге арбитражным судом был признан настоящим, так как подписи и печати соответствовали оригиналу. Ольга Шахова быстро выставила на Чебаркульском крановом свою охрану, пообещала рабочим выплатить зарплату, а потом поменяла юридический адрес «Синталиса». Наталья Клепикова не могла попасть на завод, не получала деловую почту и не знала, что на ее предприятии копятся долги, которые Шахова постепенно наращивает, дабы довести ЗАО до банкротства (нынешние владельцы предприятия не сомневаются, что долги копились именно преднамеренно). Да и само предприятие потихоньку распродается. Причем у Шаховой нашлись защитники и в Госдуме, и в правительстве области – этим защитникам директор «Агентства правового креатива» демонстрировала бумаги, признанные подлинными, и рассказывала о том, что она может поднять с колен Чебаркульский крановый, если бы ей не мешали. В УВД поступали письма из Госдумы и областного Минпрома с требованием оставить Шахову в покое. Но расследование уголовного дела шло своим чередом, информация просачивалась в СМИ, и в Челябинск уже стали звонить из соседних регионов и рассказывать о том, как тоже «пали жертвой Шаховой, доверившись аферистке». С самой Шаховой взяли подписку о невыезде.

«Следователи попались «упертые»

А в июле 2009 года Ольга Шахова исчезла. Не являлась по повесткам, перестала отвечать на звонки следователей. Ее объявили в федеральный розыск и задержали 28 октября 2009 года в Москве, возле офиса тележурнала «Человек и закон». Почти на год Шахову заключили в СИЗО, но не так давно выпустили – на общероссийской волне послабления наказаний лицам, замешанным в экономических преступлениях. К тому же суд, принявший решение выпустить Шахову на свободу, счел, что она уже не может оказать давление на свидетелей – все они дали показания. Наталья Клепикова тем времен продала Чебаркульский завод новым собственникам, и на предприятии, наконец, дела стали налаживаться.

Новые владельцы предприятия, к слову, тоже в претензии на предприимчивую даму. Как рассказал «URA.Ru» один из нынешних совладельцев предприятия, Максим Юлик, уже после покупки завода Шахова пыталась вытребовать с него 25 миллионов рублей, в противном случае обещая создать предприятию юридические проблемы и даже вывести из него имущество. Юлик платить не стал, а вместо этого выступил на суде одним из свидетелей, рассказав о действиях юристки.

Самой Ольге Шаховой сейчас вменяется покушение на мошенничество. Если говорить проще, ее обвиняют в попытке рейдерского захвата, и если суд доверится доводам обвинения, ей грозит наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Обвинение в рейдерстве, к слову, одно из самых юридически сложных, и несмотря на все декларации со стороны властей карать «захватчиков» нещадно, редко удается довести дело не то что до реального наказания, а вообще до суда. По словам заместителя начальника ГУВД региона, начальника Главного следственного управления, генерал-майора Анатолия Киселева, законодательство в сфере борьбы с рейдерством пока несовершенно. В случае с Шаховой следователи оказались на редкость «упертыми» и довели дело до суда. В конце декабря суд должен вынести приговор.

Единственная сложность – поскольку арбитражем признан законным документ о назначении Шаховой управляющей крановым заводом, вступает в действие так называемая преюдиция. Преюдиальность — обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу. То есть в суде Центрального района, занимающимся делом Ольги Шаховой, уже не могут поставить под сомнение протокол собрания, даже если Клепикова представила бы доказательства, что данный документ она не подписывала. Но следствие собрало другую доказательную базу по фактам подготовки рейдерского захвата – от телефонных переговоров до подложных бумаг. А дальше — как решит суд.

Оригинал материала

«URA.ru» от origindate::06.12.10