Легенда о Саддаме

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::19.03.2003, Фото: prima-news.ru

Легенда о Саддаме

Хусейн не страдает бессонницей

Андрей Яшлавский

Converted 14176.jpg Много ли найдется в мире известных политиков, которых можно назвать просто по имени? Пожалуй, только трое: Фидель, Усама и Саддам. Но если первый как-то ужился со своим грозным американским соседом, второй — спрятался от него в подполье, то третий вот-вот падет жертвою в своей “борьбе роковой” с всесильными США. Часы для багдадского лидера, похоже, ведут “последний отсчет”.

Саддам — ребенок

Мифов и слухов о Хусейне накопилось столько, что отделить шелуху от истины просто невозможно. Да и надо ли? Багдад — место действия “Тысячи и одной ночи”, сказка переплетена там с реальностью.

Он родился 28 апреля 1937 г. в небогатой крестьянской семье в деревне аль-Ауджа, недалеко от города Тикрит — к северу от Багдада. Фантастических слухов о происхождении иракского вождя немерено. По одной версии, Хусейн является одним из потомков пророка Мухаммеда. Но это еще не все. Десяток лет тому назад некоторые СМИ на голубом глазу выдавали сенсацию: дескать, Саддам — это внук... Сталина. Вон, и усы такие же!

Комментарии излишни. Впрочем, если не кровное, так духовное родство найти между иракским президентом и Иосифом Виссарионычем можно. Не зря же Буш-младший недавно отрекомендовал иракского лидера как “ученика Сталина”. По словам саддамовского биографа Саида Абуриша, Хусейн собрал целую библиотеку из книг про Сталина. В принципе у “отца народов” и Саддама легко отыскать много общего — и в судьбе, и в практике. Как и у Сталина, у его иракского почитателя было все: бурная революционная молодость, кровавая борьба за власть, а потом, уже на вершине власти, затворничество, славословие, весь арсенал культа личности...

Саддам очень рано лишился отца — Саддам аль-Маджид умер вскоре после появления сына. А мать Субха вышла замуж за Ибрагима Хассана (по некоторым данным, брата покойного мужа, таков местный обычай). Отношения мальчика и отчима не сложились. Жизнь вообще была не сахар — беднота, вечная борьба за кусок хлеба. 10-летним мальчишкой Саддам покинул родной дом и перебрался к своему дяде по материнской линии Хайралле Тульфаху в Багдад. Бывший офицер, уволенный из армии за поддержку пронацистского переворота, Тульфах оказал сильное влияние на формирование личности Саддама. Взгляды дяди были, скажем так, ксенофобскими. Неплохая иллюстрация: дядюшке приписывают сочинение, озаглавленное “Три вещи, которых Бог не создавал: персы, евреи и мухи”. Потом дядя Хайралла будет вознагражден — придя к власти, племянник сделает его мэром иракской столицы.

Саддам — революционер

После окончания школы 16-летний Саддам попытался поступить в Багдадскую военную академию. Но из этого ничего не вышло.

Зато молодого человека привлекла политика. Ближе всего ему оказались идеи партии “Баас” (у нас в стране ее чаще именовали Партией арабского социалистического возрождения): коктейль из арабского национализма и арабского же социализма. К слову, сходство баасистского социализма с марксистско-ленинским примерно такое, как у летучей мыши с мышью амбарной — одно название. Уже в 19-летнем возрасте Хусейн принял участие в попытке переворота против молодого короля Фейсала II, устроенного баасистами, а чуть позже стал членом партии.

В июле 1958-го группа армейских офицеров во главе с генералом Касемом штурмовала королевский дворец и убила короля вместе с его домочадцами. Поначалу новый режим рядился в тогу “прогрессивного” — по крайней мере так его воспринимали в СССР. Советско-иракский роман длился, однако, недолго. Касем начал подавлять левые организации, развязал войну против курдов. В 1959-м Саддам и группа сторонников “Баас” попытались убить Касема. Но заговор провалился — в перестрелке погибли два человека из окружения генерала, самому Касему удалось спастись. Раненному диктаторским телохранителем в ногу Саддаму пришлось переплывать реку Тигр у города Ад-Даур (в память об этом Хусейн порой и теперь устраивает там заплывы). Спасаясь от охранки, иракский карбонарий бежал сначала в Сирию, а оттуда в Египет. (На родине молодого заговорщика заочно приговорили к смерти.) Время, проведенное в эмиграции, делил между учебой — в Египте он завершил свое школьное образование и изучал право в Каирском университете — и политической деятельностью. Положение его в партии после участия в покушении стало заметным. Страсть, с которой молодой заговорщик окунулся в политику, вкупе с восточным темпераментом делала его небезопасным для окружающих. Саддама даже арестовали за то, что он угрожал своему однокашнику, не разделявшему его взглядов За другим он гонялся с ножом — и тоже из-за политических разногласий.

Саддам — президент

После убийства президента Касема, и Саддам смог вернуться на родину. А там вовсю заработала машина террора. Революцию не делают в белых перчатках — Саддам служил ей, допрашивая врагов новой власти в подвалах бывшего королевского дворца. Но вскоре он пошел на повышение — был избран членом регионального руководства “Баас”. В то время изменилась и его личная жизнь: он женился на своей кузине Саджиде. Недолго музыка играла — произошел новый переворот, и в 1964-м Саддам оказался за решеткой. Ему удалось бежать из-под стражи двумя годами позже, и он стал участником переворота 17 июля 1968 г., возглавленного генералом Ахмедом Хассаном Бакром.Звезда Саддама опять начала стремительное восхождение на иракском небосводе. Уже в 31 год он был вторым человеком в партии. Опорой молодому амбициозному функционеру служила тайная полиция. Постепенно он брал под свой контроль нефть, промышленность. Когда мировые цены на нефть понеслись вверх, правительство Ирака начало вкладывать деньги в строительство школ, университетов, больниц и фабрик. В этом есть заслуга Саддама, взявшего на себя ведущую роль в разрешении внутренних проблем страны. Именно он вел переговоры о предоставлении автономии иракским курдам.

В июле 1979-го Саддам официально стал президентом страны, после того как Бакр покинул свой пост “по состоянию здоровья”. Приход Саддама к власти был отмечен очередной “чисткой” — десятки людей из партийно-правительственной верхушки были арестованы и убиты. С тех пор Хусейн бессменно руководит страной — и покидать свой пост явно не собирается. В октябре прошлого года в Ираке прошел референдум, на котором в поддержку Саддама высказалось 100% избирателей. Насколько искренним было народное волеизъявление, большой вопрос, но тем самым граждане продлили своему президенту полномочия еще на семь лет.

Саддам — полководец

Хотя в юные годы военной карьере Саддама не суждено было сбыться, придя к власти, он развернулся вовсю. Прошел обучение в Багдадской военной академии, сделался сначала генерал-лейтенантом, а затем и вовсе фельдмаршалом. А какой же полководец без войны!

В том же 1979 г., когда Саддам оказался на пике власти, в соседнем Иране победила исламская революция аятоллы Хомейни. И Хусейн опасался, что идеи иранских фундаменталистов взбудоражат шиитов в Ираке (они составляют большинство иракского населения, но власть принадлежит суннитам). К тому же у соседей были старые пограничные споры. В сентябре 1980-го началась ирано-иракская война. Поначалу удача сопутствовала иракцам, но затем война перешла в вялотекущую стадию. Бойня продолжалась без малого десятилетие — лишь в 1988 г. было достигнуто соглашение о прекращении огня. Победить Иран не удалось (не преуспели в войне, однако, и иранцы). Потери обеих стран в ирано-иракской войне перевалили за миллион.

Не прошло и двух лет после окончания войны, как Саддама вновь потянуло на приключения. На сей раз ему захотелось попытать счастья в Кувейте. Этот маленький, но очень богатый нефтяной эмират давно уже привлекал внимание северного соседа. Еще в начале 60-х генерал Касем объявил Кувейт исконной территорией Ирака, британцам пришлось даже посылать туда войска. Но до войны дело тогда не дошло. Ну а Саддам — он вызвал бурю. В пустыне. И что примечательно, хотя из Кувейта его выбили американцы с союзниками, Саддам не только вышел сухим из воды — он вышел из этой истории чуть ли не победителем. Во всяком случае, так считают в Ираке. Войну в Заливе там зовут не иначе как “Матерь всех битв”.

Между тем факт остается фактом — потери антииракской коалиции и Ирака несопоставимы. Тем не менее Саддам полон решимости противостоять американцам и впредь: “Мы готовы к войне. Ирак — это не Афганистан. Это не значит, что мы сильнее Соединенных Штатов, у которых есть флоты и ракеты большой дальности, но у нас есть вера в Аллаха и иракский народ. У нас также есть, и это важно, вера в арабский народ. Для американских и британских солдат это будет вовсе не пикник”.

Саддам — семьянин

Следуя принципу “вся наша жизнь — борьба”, Хусейн вовсю борется с врагом внешним и внутренним, причем доходит до поиска заговорщиков в своей собственной семье, а ведь семья — одна из опор иракского вождя. Противники обвиняют его в том, что он забрал власть у партии “Баас”, вознесшей его, и отдал членам своей семьи: потому что семье можно доверять, а партии — нет. Семейственность и кумовство — это не сугубо иракский феномен, но в Ираке они дают себя знать в полной мере. Не только члены семьи Хусейна оказались у властной кормушки, но и многие земляки из родной деревни и города Тикрит получили важные посты в армии и государстве. Но никто из близких иракского лидера не может чувствовать себя в полной безопасности. Два брата Хусейна по обвинению в коррупции отстранены от политических постов, еще один брат “сослан” послом в Женеву. Куда меньше повезло двум зятьям Саддама, которые было “выбрали свободу”, сбежав в Иорданию, а потом вернулись домой — на расправу.

Если то, что пишут СМИ о сыновьях Саддама, правда, то президентские отпрыски — те еще “фрукты”. О старшем (его зовут Удэй) сообщали, к примеру, что он 15-летним мальчишкой принимал участие в расправе над членами кабинета министров — чтобы упрочить отцовскую власть. А в 1988-м он забил до смерти личного слугу своего отца. Удэй был арестован, но отделался лишь высылкой в Швейцарию, откуда вскоре вернулся. Как глава Иракской олимпийской федерации Удэй курировал спорт — но довольно экзотическим способом. По некоторым данным, он подвергал пыткам футболистов за проигрыши или плохую игру. До 1995 г. Удэя считали наследником Саддама, но вышла у него промашка — тяжело ранив сводного брата своего отца, он впал в немилость. Да тут еще покушение: в декабре 1996 г., направляясь вроде как на любовное свидание без охраны, он попал в засаду и был тяжело ранен в ноги и позвоночник. До сих пор неясно, были ли это обычные разборки на личной почве или же политическое нападение.

Наследником сделался младший сын — Кусай, курирующий спецслужбы, силы внутренней безопасности и элитные части республиканской гвардии. Лет пять назад Кусая пытались убить. Как сообщали газеты, несколько военнослужащих открыли огонь по его свите во время посещения одного из подразделений республиканской гвардии. В ходе перестрелки были убиты все нападавшие и несколько охранников. Сам наследник был легко ранен.

Революционное прошлое Саддама отнюдь не помеха его личному благосостоянию. Несколько лет назад Хусейн попал в знаменитый список “Форбса”, где перечислены самые богатые люди планеты. Иракского президента поместили под номером 5 в списке самых богатых королей, королев и диктаторов. Состояние Хусейна оценивалось тогда в 5 млрд. долларов. Сообщалось, что он нажил свой капитал за счет выгодных операций по контрабанде нефти, которые контролировались его старшим сыном. Причем высказывалось мнение, что обогатила иракского диктатора война в заливе: санкции ООН, ограничившие законные поставки иракской нефти, дали ему возможность продавать нефть контрабандным путем по завышенным ценам. Правда, в последней “форбсовской” табели саддамово добро оценили “всего” в 2 млрд.

А был ли Саддам?

Плох Хусейн или хорош? Вопрос риторический. Сложно искать черную кошку в темной комнате американской политической кухни, где и было состряпано экзотическое блюдо под названием “Саддам”. Здесь и контроль над иракской нефтью, и предвыборные амбиции Буша-младшего, лелеющего мысль о втором президентском сроке, для чего нужна победа.

Так ли страшен черт, как его малюют? Саддам — диктатор. Кто же спорит? Но он всего лишь один из многих, в том числе и тех, кого со спокойной душой подкармливают Соединенные Штаты. Либеральными ценностями у многих американских союзников отродясь не пахло.

Саддам угнетает нацменьшинства: курдов, тюрков? Но разве в натовской Турции так уж все хорошо в курдских районах? Если говорить о меньшинствах — любопытный факт: иракский вице-премьер, заместитель Саддама Тарик Азиз, — христианин.

Саддам — террорист? Если вспомнить его революционное прошлое и покушение на генерала Касема, то да. Но это дела давно минувших дней. Дали же бывшему террористу Арафату Нобелевскую премию мира. Доказательств же нынешних связей Саддама с Усамой, о которых твердят в Вашингтоне, нет. К тому же до религиозного фанатизма “Аль-Кайеды” Саддаму дела мало. Не будет большим преувеличением сказать, что “Аль-Кайеда” есть почти везде: в Америке, в Европе, в России — но в Ираке ее нет. У себя в стране Хусейн жестко борется с воинствующими исламистами.

Саддам — агрессор? Что было, то было: и война с Ираном и оккупация Кувейта. Но сейчас-то Ирак сам ни на кого вроде нападать не собирается. Как полководец Хусейн не состоялся, и он сам это понимает. Новая война ему уже не нужна. Как и всякий диктатор, избалованный властью, он избирает проверенное средство удержать эту власть, хорошо понимая, что свергнуть его сегодня могут лишь извне. Отсюда и тотальная милитаризация собственного народа, и патологическая тяга к оружию массового уничтожения. Тот же факт (впрочем, еще не факт), что Хусейн такового не имеет, вовсе не есть признак саддамова пацифизма. Это как раз тот случай, когда “видит око, да зуб неймет”: жесткая блокада и недремлющее око Вашингтона лишили иракского диктатора возможностей обзавестись “чудо-оружием”.

Но в конечном итоге США перегнули палку. Все более усиливающийся американский военный, политический и пропагандистский прессинг откровенно провоцирует Саддама — на действия и высказывания. Его реакция — рефлекс загнанного в угол старого, уже немощного волка, вынужденного волей-неволей обнажать клыки. Если бы не напор американского агитпропа, то Хусейн оставался бы тем, кем на самом деле и является. Типичным лидером типичной страны третьего мира — одним из многих.

* * *

Как бы ни был высок дух антиамериканского сопротивления в Ираке, можно с большой долей уверенности прогнозировать, что взявшиеся за гуж Штаты доведут свои планы до конца — уберут Саддама. Вот тут-то и встает вопрос: что будет с Ираком? И кто сменит Саддама? Смогут ли американцы найти “иракского Карзая”? Пока попытки найти нового вождя из эмигрантской среды не удались. Физическое устранение багдадского диктатора, возможно, и кажется наиболее “удобным” выходом для американцев, но создает большую проблему: погибший вождь — знамя для новых поколений его фанатичных последователей.

Саддам же — по крайней мере внешне — не проявляет признаков особого беспокойства по поводу планов американцев в его отношении. Он спокоен: “Я засыпаю, как только кладу голову на подушку. Мне не нужно снотворное, как некоторым другим деятелям, о которых мы слышим. У меня нет бессонницы, как у некоторых других”.