Легенды о непотопляемости Вольского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::03.09.2005

Вольскому воля

Константин Смирнов

Converted 19779.jpg

Вольский построил КамАЗ, о котором впоследствии вспоминал: "Был там 47 раз! Это рекорд". В другой раз вспоминал: "Был там 28 раз! Это рекорд"

Аркадий Вольский уходит с поста президента РСПП. В это боится верить даже его сменщик Александр Шохин. И не зря. Когда бы и куда бы Вольский ни уходил, он всегда возвращается во власть. О политической непотопляемости Аркадия Вольского ходят легенды. Большую часть которых он сам и придумал.

Любимый руководитель

Москва. 1992 год. Суд над КПСС. Председательствует Зорькин. Он просит свидетеля Аркадия Вольского быть кратким -- уложиться в 30 минут вместо заранее отведенных 45. Свидетель заявляет, что ему хватит и одной. "Подымите руки, кто не был членом КПСС?" -- обращается он к битком набитому залу. Никто не шелохнулся. Свидетель Вольский садится.

А ему было что рассказать суду. В 60-е он был секретарем парткома ЗИЛа. Занимался не только производством, но и заводской футбольной командой "Торпедо". Ее ведущие игроки неоднократно посещали заседания парткома, на которых им, в особенности знаменитому Валерию Воронину (#5 сборной СССР), говорили о необходимости соблюдения спортивного режима. В 70-е Аркадий Вольский возглавил автомобильную промышленность СССР, став завсектором отдела машиностроения ЦК. Построил КамАЗ, о котором впоследствии вспоминал: "Был там 47 раз! Это рекорд". В другой раз вспоминал: "Был там 28 раз! Это рекорд".

В ноябре 1982 года Аркадию Вольскому позвонил помощник только что выбранного генсека Юрия Андропова: "Юрий Владимирович в два часа просит вас прийти". 23 года прошло. Но Аркадий Вольский до сих пор рассказывает, как его ноги стали ватными: "Ну, пришел. А генсек был пунктуальным. Если Политбюро назначали на 11, то часы бухнут одиннадцать, тут же дверь открывали и все заходили. Если планировалось до двух вопрос рассматривать, то в два часа, чем бы ни кончалось, все вставали и уходили. Вот минута в минуту к нему зашел. Длиннющий кабинет. Я еще не дошел до середины, а он громко так говорит: 'Я решил вас взять к себе в помощники'. Я растерялся, пробормотал: 'Извините, Юрий Владимирович, может, я не гожусь для этой работы, давайте я о себе расскажу'. А он очки снял и говорит: 'Вы что думаете, что я о вас знаю меньше, чем вы о себе?'"

Не может забыть Вольский и о своем первом задании: "Юрий Владимирович отдавал деньги, получаемые им за генеральское звание, детскому дому. Каждый месяц вызывал, давал деньги и говорил: 'Купите детям курточки'. Я приходил в детский дом и говорил директору: 'Вот Юрий Владимирович велел курточки купить'. А она: 'Что он там, тронулся, что ли, третий раз курточки покупаем, у них уже по две курточки есть, на ботинки бы дал!' А я говорю: 'Понимаешь, генсек сказал курточки'. И покупали курточки. Строгий был человек".

На всю жизнь Аркадий Вольский запомнил и аппаратный стиль Юрия Андропова: "Был на Политбюро такой случай. Рассматривался вопрос о строительстве 'Атоммаша'. Юрий Владимирович дает слово Игнатию Новикову, зампреду Совмина. Игнатий Трофимович, солидный человек, еще Хрущевым назначенный, выходит и говорит: 'Там тяжелая обстановка, но я съезжу туда и разберусь, на этой неделе не могу, занят, а через неделю слетаю'". Тихонов, предсовмина, его поддержал. А Юрий Владимирович спокойно заявляет: 'А я думаю, что надо исключить Новикова из партии и снять с работы'. Две минуты молчания. Потом тот же Тихонов говорит: 'Правильно, давно надо его исключить из партии и снять с работы'. И все один за другим согласились. На следующее утро у Новикова отобрали партбилет и дачу. Мне удалось только пенсию ему отстоять. Таков был стиль работы Андропова".

Нелюбимый руководитель

С Михаилом Горбачевым Аркадию Вольскому общий язык найти не удалось. Вольский не захотел в октябре 1987 года сменить Бориса Ельцина на посту первого секретаря МГК. Это возмутило тогдашних руководителей ЦК. Они пошли к Горбачеву и потребовали убрать Вольского (с 1986 года он входил в состав ЦК и возглавлял его машиностроительный отдел). Горбачев по телефону предупредил Вольского, что члены Политбюро Лигачев, Чебриков и Разумовский настаивают на его отставке: "Аркадий, ты как-то очень азартно ведешь себя в отношении некоторых людей. Не всем это нравится. Ты отказался идти в МГК, когда смещали Ельцина".

Зато Ельцин вполне оценил аппаратную осторожность Вольского. Он долго это помнил, пока в 1993 году кто-то не рассказал тогдашнему первому вице-премьеру Владимиру Шумейко, что Аркадий Вольский якобы формирует теневое "красное" правительство. Шумейко незамедлительно позвонил президенту. Борис Ельцин, как утверждают, даже сократил свой визит в Китай и вернулся в Москву на пару дней раньше. Во всяком случае, в Госдуму в декабре 1993 года Вольский не прошел.

Если же вернуться в конец 80-х, то тогда Вольскому, во-первых, пришлось распрощаться со своим любимым отделом машиностроения ЦК (он был просто ликвидирован), во-вторых, Горбачев послал его в Карабах. Послал со значением. "Кроме тебя некому",-- объяснил свой выбор генсек. Примирить азербайджанцев с армянами, а также Егора Лигачева (тогда был сторонником азербайджанцев) с Александром Яковлевым (был за армян) Вольскому не удалось. Хотя опыт переговорщика у него уже был, и немалый. Еще в 1956 году ЦК отправил Вольского в Венгрию вслед за Андроповым (который тогда был назначен послом). Советские спецы, вспоминал Вольский, "спасались в подвале Чепельского меткомбината, там серьезное нападение было, ребята молодые, которые с нами были, отстреливались, а Лайош Келеман, который больше всех рисковал и нас спасал, потом стал гендиректором Чепельского завода". А 21 августа 1968 года Аркадий Вольский сформировал новый пражский горком КПЧ.

Как опытного экстремального переговорщика власти использовали Вольского и в 1995 году в Чечне. Он признался, что сидел как-то с Дудаевым ночью в горах. Сутки добирался до него на машине, а потом пешком. Привез ему зарубежный паспорт, уговаривал уехать. Но Дудаев не соглашался: "Нет, я советский генерал и умру на своей земле". И показал новую пилотку с вышивкой волка и чеченский генеральский мундир. Вольский до сих пор не может простить себе, что в конце концов Дудаева убили.

Зато тот же Вольский обнаружил предателей среди российских офицеров. Пошли как-то чеченцы молиться, а один из них, задержавшись в коридоре, достал бумаги: "Аркадий Иванович, вот сволочи все-таки у вас командиры. Смотрите, ракета стала в три раза дороже за неделю, ну разве так можно?" Вольский эти бумаги взял. И по почерку нашел двух авторов из числа офицеров. Их арестовали, одному дали семь лет, другому -- четырнадцать.

Грязный директор

Когда Аркадия Вольского спрашивают, кто выиграл от приватизации -- красные директора или олигархи,-- он обычно отвечает: "В борьбе красных и белых победили грязные".

В 1990 году, когда он окончательно вернулся из Карабаха в Москву, ему предлагали престижную госдолжность, например посла в одной из капстран. Он дальновидно отказался. Зато возглавил НТС. Не оппозиционный советской власти народно-трудовой союз, а только что организованный профессором Владиславлевым научно-технический. Должность председателя НТС стала трамплином к верхушке новой власти. НТС быстро преобразовался в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) -- название очень похоже на организованный братьями Рябушинскими в 1895 году Союз промышленников и купцов. Вольский всегда подчеркивал преемственность союзов.

Он до сих пор ищет особый исторический путь для России: не капитализм, не социализм и даже не постиндустриализм а-ля Гавриил Попов. Но все больше склоняется к китайскому варианту модернизации. Темпы роста высокие, госсобственность остается ведущей, а коррупционеров прилюдно расстреливают. Вольскому такой экономический строй нравится. Главное -- порядок. Он даже не стыдится того, что в 1983 году по заданию Андропова отлавливал в дневное время чиновников в кинотеатрах. Вольский назвал эту охоту отработкой "экономических вопросов".

Определение "красный директор" также родилось не без участия Вольского. На съезде народных депутатов в апреле 1993 года он буквально завалил Егора Гайдара примерами успешного китайского опыта. Раздраженный Гайдар, рассказывают, в отместку и назвал Вольского "красным директором". Ну а особый путь России Вольский вслед за одним из братьев Рябушинских видит так: не надо разрушать здание, в котором живешь, лучше построй рядом другое, чтобы было где спрятаться от дождя.

Олигарх за бутылку

Октябрь 2000 года. Москва. Очередной съезд РСПП. В кулуарах решается вопрос об условиях вступления в союз олигархов. Вольский навязывает им свои правила игры: он настаивает на том, что президента РСПП должно выбирать правление союза, где большинство составляют "красные директора", а олигархи должны сидеть тихо. Олег Киселев (сейчас председатель совета директоров "Ренессанс Капитала" и член бюро правления РСПП) выглядит удрученным и в сердцах бросает коллегам: "Зачем нам этот РСПП? Давайте создадим свою собственную организацию, если Путин не хочет больше принимать нас поодиночке!" К кучке олигархов подходит Аркадий Вольский: "Мне прислали в президиум записку: 'Вы олигарх?' Я ответил: 'Если погибну, то считайте меня олигархом!'" Олег Киселев только поморщился в ответ на плосковатую шутку и тут же покинул съезд.

Спустя месяц олигархи и Вольский объявили, что все же объединились на общей либеральной платформе. Но пренебрежительное отношение к олигархам у Вольского не исчезло. "Представляете,-- жаловался он красным директорам,-- эти олигархи не понимают, что меньшинство должно подчиняться большинству! Тут один из них ко мне подходит и ворчит: 'Да у меня собственности в три раза больше, чем у имярека, а он со мной не желает соглашаться!"

Осень 2004 года. Последний съезд РСПП. Аркадий Вольский выступает с отчетным докладом. Неожиданно он достает из папки какой-то клочок бумаги: "Вот тут одна желтая газета пишет, что меня скоро Кремль в отставку отправит. Не дождетесь!" Но, как оказалось, он зря шутил (тем более что это была и не газета, и не желтая, а вполне серьезный иллюстрированный еженедельник, а автор той статьи уже знал, что политическая карьера Аркадия Вольского близка к завершению).

В августе 2005 года Аркадий Вольский пришел к президенту. Потом пересказывал олигархам диалог: "Устал. Пора на покой".-- "Раз решили, то надо найти место поспокойнее. Но в любом случае выращивать помидоры на огороде вы не будете".