Легкая добыча

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Легкая добыча FLB: Кому приглянулась доля Малофеева в “Ростелекоме”?

"«Очередные новости с фронта войны путинских элит между собой: следователи обыскали офис «Ростелекома», а также навестили дома президента «Ростелекома» Александра Провоторова и Константина Малофеева, главы фонда Marshall Capital. По уже сложившейся традиции, хозяева открывали двери своих элитных домов в белье и ранним утром, Малофеева из дома увезли на допрос. Повод: украденный кредит ВТБ. Дело феерическое. История с ВТБ в нем — просто первый слой луковицы, [%D0%BF%D0%B8%D1%88%D0%B5%D1%82%20http://www.novayagazeta.ru/columns/55541.html «Новая газета»] в № 133 от 23 ноября 2012 г. Выглядит этот первый слой так. В 2007-м Константин Малофеев, известный инвестор, глава фонда Marshall Capital, решил продать шесть молокозаводов. Заводы продавец скромно оценил в 200 млн долл., которые любезно одолжил покупателю ВТБ, а потом оказалось, что покупатель — пустышка, контролируется Малофеевым же, деньги пропали, а красная цена заводам — 35 млн. Очень похоже на мошенничество… ВТБ подал в суд в Лондоне, дело тянулось ни шатко ни валко. ВТБ объясняет, что Малофеев все время обещал заплатить, а лица, общавшиеся с Малофеевым, объясняют, что Малофеев говорил, что у него есть такой компромат на ВТБ, что они никогда не посмеют давить всерьез . Несколько месяцев назад по заявлению ВТБ было возбуждено дело в России, Малофеев спешно собрался в сенат. Именитый инвестор прописался в селе Знаменка Смоленской области; в деревенском клубе состоялся концерт, перед которым губернатор представил селянам будущего сенатора. Малофеев победил, но тут у губернатора Островского, видимо, состоялся разговор, изменивший его приоритеты. Победу отменили. Однако я не думаю, что скандал вокруг Малофеева связан исключительно с ВТБ. Потому что ВТБ — это лишь верхушка айсберга. Вот самый простой вопрос. Marshall Capital Малофеева является главным миноритарием «Ростелекома» — крупнейшего российского оператора связи с более чем 100 млн абонентов. Бывший гендиректор Marshall Александр Провоторов является главой «Ростелекома». Как именно Малофеев стал крупнейшим миноритарием «Ростелекома», если скупку акций вел Газпромбанк, а деньги на это дал сам «Ростелеком»? Ответ на этот вопрос дал еще два года назад Евгений Юрченко, который был гендиректором главного акционера «Ростелекома», «Связьинвеста» и вытащил все скелеты из шкафов, когда узнал, что вместо него в «Ростелеком» назначат Провоторова . Схема — если попытаться как можно более простым языком изложить то, что рассказал Юрченко, — получается гениальная и куда более запутанная, чем банальная история с продажей Константином Малофеевым шести молокозаводов Константину Малофееву же. Для ее понимания необходимо знать, что в 2009-м «Ростелеком» был дочкой «Связинвеста», а сейчас, наоборот, — «Связьинвест» присоединен к «Ростелекому». Другие региональные компании связи были тоже дочками «Связьинвеста». В мае 2009 года, когда министром связи был Игорь Щеголев, было принято решение о передаче этих «дочек» от «Связьинвеста» «Ростелекому», а в октябре 2009-го были приняты окончательные условия, на которых это происходило . Тогда же, в мае, по словам Юрченко, «Ростелеком» завел в Газпромбанк около 300 млн долларов, на которые и началась скупка акций. То есть, получается: «Ростелеком» положил в Газпромбанк деньги, де-факто под обеспечение этих денег банк кредитовал Marshall, когда началась скупка, курс акций стал расти, Marshall закладывал уже купленные пакеты под новый кредит, с большим плечом, и так начался механизм перекредитования, который многим участникам российского рынка (например, Сулейману Керимову при скупке Сбербанка и «Газпрома») позволял создавать миллиардные состояния . У этого механизма есть одна опасность: а что если акции упадут или коэффициенты обмена «дочек» при реструктуризации окажутся не в пользу держателя акций? Тогда последует margin call, вся пирамида обрушится, спекулянт будет разорен. Но если представить, что г-н Малофеев был в курсе действий всех — от министра связи Щеголева до финдиректора «Ростелекома» (бывшего финдиректора Marshall) и будущего директора «Ростелекома» (одного из основателей Marshall) Провоторова, — опасности не было никакой. То есть еще раз: при министре связи Щеголеве произошла реструктуризация отрасли, в ходе которой вместо того, чтобы «Ростелеком» принадлежал «Связьинвесту», «Связьинвест» стал принадлежать «Ростелекому», а около 10% «Ростелекома» при этом оказались у Константина Малофеева. Причем деньги на скупку акций, по уверению Юрченко, дал сам «Ростелеком» . В США такая схема привела бы всех участников сделки — включая министров и госслужащих — в зал судебных заседаний. Именно в тот момент, когда православный миллиардер Константин Малофеев считался всесильным человеком в Минсвязи, основанная им Лига Безопасного Интернета стала разработчиком «антипедофильского» закона, занесенного, как дубинка, над всем российским интернетом. Вопрос: зачем миллиардеру Малофееву защита интернета? Выясняется, для очень прозаических вещей: основатель «ВКонтакте» Павел Дуров, например, обвинил Малофеева в том, что в августе 2012 г. Малофеев заказал атаку на «ВКонтакте» по поводу размещения в этой сети детского порно и одновременно начал вести переговоры с частью владельцев о выкупе их доли . Что же до допроса Малофеева, то тут я скептически отношусь к версии, что это дело рук одного ВТБ. После снятия министра связи Щеголева Малофеев, похоже, лишился своего главного административного ресурса. В этой ситуации он стал легкой добычей для более крупных и административно устойчивых игроков типа Алишера Усманова, которые хотели бы создать на базе «Ростелекома» четвертый крупнейший российский сотовый оператор . Инвестиционный комбинатор с его молокозаводами и антипедофильским рейдерством стал для них легкой добычей». «Процесс приватизации российской отрасли связи был похож на разгосударствление электроэнергетики. На базе региональных сетей в каждом субъекте Федерации создали отдельного оператора – всего 85 штук. Контрольный пакет акций вновь образованных компаний, как правило, закреплялся за государством, но были и исключения, в виде, например, «Таттелекома». В сентябре 1995 года федеральные пакеты акций региональных операторов были внесены в уставный капитал «Связьинвеста», а спустя всего месяц правительство решило продать блок-пакет акций на коммерческом конкурсе. Победитель – итальянский STET – не смог согласовать с российским правительством условия оплаты, и сделка сорвалась, - напоминает историю российской телекоммуникационной отрасли портал Slon.Ru. Спустя два года Владимир Потанин, объединившийся с Джорджем Соросом, в ожесточенной борьбе вырвали у Гусинского и Березовского заветные 25% «Связьинвеста» за $1,9 млрд. Как раз накануне продажи «Связьинвесту» передали контрольный пакет акций «Ростелекома», «Центрального телеграфа» и «Гипросвязи», в результате чего конфигурация холдинга стала очень напоминать нынешнюю. После победы Потанина Гусинский и Березовский развязали информационную войну против Анатолия Чубайса (в те годы – первый вице-премьер) и Альфреда Коха (вице-премьер). Чиновников недвусмысленно обвиняли в получении взяток – через неоправданно высокие авторские гонорары . По счастливому стечению обстоятельств в тюрьму тогда никто не угодил, но Кох был изгнан из правительства. Следующий громкий скандал вокруг «Связьинвеста» разразился спустя шесть лет, когда руководство холдинга продавило внедрение в дочерних компаниях крайне дорогих биллинговых систем Oracle и Amdocs. Спустя пять лет холдингу пришлось списать более 15% стоимости этих контрактов, но проверка Счетной палаты не выявила никаких злоупотреблений. Абзацем выше я неслучайно упомянул о сходстве нынешней структуры «Связьинвеста» с ситуацией пятнадцатилетней давности. Холдинг находится в одном шаге от того, чтобы практически вернуться в изначальное состояние, объединив все бывшие государственные телекоммуникационные активы. Только называться эта компания будет не «Связьинвест», а «Ростелеком». Основная интрига в том, какая структура акционеров сложится у объединенной компании, кто будет ключевым ее миноритарием и сможет снять сливки на будущем IPO. Впавшему в немилость Константину Малофееву (около 10% «Ростелекома») противостоит тандем Сулейман Керимов (около 6%) – Виталий Юсуфов, показавший свою силу в конфликте вокруг «Банка Москвы». Кстати, в той ситуации два предпринимателя выступали на стороне ВТБ, который сегодня является основным кредитором Малофеева . И Керимов, и Малофеев с удовольствием бы заработали на предстоящем IPO, продав свои пакеты. Но одновременный выход на IPO двух крупнейших миноритариев создал бы проблемы главному акционеру – государству, которое не заинтересовано в единовременном выбросе на рынок слишком большого пакета. А потому, как говорится, должен остаться только один. Малофеев может быть снят с дистанции путем, например, блокировки его пакета – допустим, по иску ВТБ, который очень вовремя обнаружил, что с выданным Малофееву кредитом в $225 млн что-то не так и потребовал деньги обратно. Может случиться и так, что Малофеев сам решит: проще сейчас, до IPO, распрощаться со своим пакетом – пусть денег меньше, но меньше будет и проблем с законом . Предыдущие скандалы вокруг «Связьинвеста» вполне могли привести к ставшему классическим сочетанию «суд – Сибирь», но этого не случилось. Вполне вероятно обойдется без них и теперь, ибо все знают, что угроза страшнее исполнения. При должном понимании со стороны Константина Малофеева все может обойтись только угрозами». 1 ноябра в публикации «Ждут ли владельца Marshall Capital в Совете Федерации» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «в последнее время бизнес Малофеева находится по постоянным давлением. Его фонд Marshall Capital, ввладеющий 10% акций «Ростелекома», подвергается нападкам. Так, заместитель председателя правительства России Аркадий Дворкович заявлял, что инвестпрограмма «Ростелекома» нуждается в корректировке, а менеджмент компании — в обновлении. Учитывая, что нынешних топ-менеджеров «Ростелекома» связывают с Малофеевым, давление чиновников его явно беспокоило. Ведь после реформы «Связьинвеста» ключевые посты в «Ростелекоме» заняли близкие к Малофееву топ-менеджеры, в том числе выходцы из Marshall Capital. Также генеральными подрядчиками «Ростелекома» стали структуры, принадлежащие предпринимателям, имеющим отношение к Малофееву и его компании”. Остальные подробности здесь. Читайте также на эту тему: «Менеджмент «Ростелекома» меняют в ходе обыска», “Газпромбанк внедряет в «Ростелеком» людей Малофеева”, “Консолидация активов в жестком стиле”, “ВТБ проиграл Малофееву в Лондоне”, “Не замминистра, а друг министра”."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации