Легкая промышленность-2001

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Власть", origindate::08.11.2001

Легкая промышленность-2001

Кому принадлежит Россия

Сергей Канунников, Марина Кочетова

Легкая промышленность в отечественной индустрии занимает особое место: здесь занято огромное количество людей и крутится много денег. В то же время большинство игроков — мелкие предприятия, а крупных игроков нельзя даже сравнить по величине с предприятиями, например, нефтяной или металлургической отрасли.

В отличие от многих других отраслей легпром перед распадом Союза оказался в довольно неплохом положении. В 1989-1990 годы было проведено переоборудование многих предприятий отрасли. Благодаря стараниям последнего премьера СССР Николая Рыжкова им были даны целевые кредиты под 4%, на которые было закуплено итальянское и немецкое оборудование. Наконец, благотворное влияние на отрасль оказал экономический кризис 1998 года. Девальвация рубля привела к сокращению объема импорта на рынке, и в результате за два последних года производство в российской легкой промышленности выросло на 46,5% и вышло на уровень 1995 года. Это самый высокий темп роста из всех отраслей промышленности. Но, несмотря на рост производства, отечественная легкая промышленность обеспечивает лишь от 20 до 25% потребности рынка. Остальное приходится на импорт, причем до 80% — на дешевый ширпотреб китайского и турецкого производства.

История: 1991-2000

Судьба легпрома складывалась относительно благополучно. Скандалы и переделы собственности здесь наблюдались не в таких масштабах, как в других отраслях промышленности. Легпром избежал этого во многом благодаря приватизации, проведенной по указанию сверху. Так, в 1991 году Министерства текстильной и легкой промышленности РСФСР были преобразованы в госконцерны, а спустя еще два года — в акционерные общества. Относительно спокойное развитие отрасли помогло многим предприятиям продолжить работу — в основном на давальческом сырье по заказам иностранных компаний. Сегодня отрасль на подъеме. Впрочем, рост происходит не за счет старых гигантов — самую востребованную продукцию выпускают небольшие частные компании.

1991

Министерство текстильной промышленности РСФСР преобразовано в госконцерн «Ростекстиль». На момент образования концерна его учредителями были 350 предприятий отрасли из 36 регионов России. Целью создания «Ростекстиля» было объявлено развитие ткацких предприятий страны.

Фабрика «Скороход» приватизирована по первой модели. Перед этим стали самостоятельными несколько ее дочерних фабрик, в частности «Пролетарская победа», переименованная в «Викторию». Трудовой коллектив стал хозяином фабрики. Крупных инвесторов «Скороход» не заинтересовал, и в итоге 88% его акций стали принадлежать работникам (остальные 12% распределены между различными инвестиционными фондами).

1992

Converted 12236.jpg

Александр Бирюков

Образовано акционерное общество «Рослегпром». Его президентом стал Александр Бирюков. Акционерами «Рослегпрома» стали свыше 400 предприятий легкой промышленности, предприятия розничной и оптовой торговли, научные и учебные учреждения, а также машиностроительные заводы.

«Трехгорная мануфактура» преобразована в акционерное общество. Владельцами контрольного пакета акций предприятия стали его сотрудники. Уставной капитал «Трехгорной мануфактуры» на момент акционирования — 215 млн руб.

В Ростове-на-Дону местный предприниматель Владимир Мельников основал компанию «Глория Джине» по производству джинсовой одежды для детей. К концу 90-х компания станет крупнейшим швейным предприятием России — корпорации «Глория Джине» принадлежат три фабрики, в сегменте джинсовой детской одежды она контролирует свыше 35% рынка. Оборот компании в 2001 году составит около $100 млн.

Государственный концерн «Ростекстиль» преобразован в акционерное общество открытого типа, ставшее со временем крупнейшим оператором на текстильном рынке:

ему принадлежат контрольные пакеты 15-20 предприятий отрасли.

1993

Завершился последний этап приватизации предприятия «Трехгорная мануфактура». По предварительным итогам чекового аукциона, 56% акций Трехгорки остались у трудового коллектива, 29% принадлежат Госкомимуществу. Еще 15% акций были куплены тремя российскими компаниями, а 5% переданы в фонд акционирования работников предприятия.

12 ноября проведен инвестиционный конкурс по акциям швейной фабрики «Большевичка» (генеральный директор Владимир Гуров). Обладателем 49% акций фабрики стала корпорация Illingworth Morris Ltd. из Великобритании (главный управляющий и владелец Алан Льюис). При разработке сценария приватизации «Большевички» специалистами фабрики было выдвинуто условие: все нераспределенные акции (49% от общего числа акций) должны достаться одному инвестору. Критерии определения победителя, в частности, были следующие: наличие лицензии на выпуск одежды под марками известных модельеров (Christian Dior, Crombie и т. д.) и предложенная наибольшая цена за пакет. Другой участник инвестиционного конкурса — индивидуально-частное предприятие «Оберган» — считает, что решение конкурсной комиссии, присудившей победу британской фирме, было необъективным. Хозяин «Обергана» — бывший главный дизайнер «Большевички» Владимир Оберган. Сотрудники ИЧП «Оберган» подали иск в арбитражный суд на Фонд имущества Москвы.

1994

15 февраля Московский арбитражный суд удовлетворил иск одного из двух претендентов на 49% акций фабрики «Большевичка» — ИЧП «Оберган» и решил, что победителем инвестиционного конкурса надо считать именно его. 28 февраля в Фонде имущества Москвы состоялось совещание, на котором была принята резолюция о подаче кассационной жалобы на решение суда.

На базе петербургского прядильно-ниточного комбината «Советская звезда» и фабрики «Красная нить» создано ОАО «Концерн „Квартон"». Директором концерна стал Геннадий Иванов, бывший гендиректор комбината «Советская звезда».

1995

Президиум Высшего арбитражного суда отклонил иск малого предприятия «Оберган» к Фонду имущества Москвы о признании недействительным протокола конкурсной комиссии по продаже пакета акций АО «Большевичка». «Оберган» требовал от суда признать его победителем инвестиционного конкурса, так как он предложил наибольшую цену за продававшийся пакет акций. Но суд счел, что главным критерием определения победителя являлась не цена пакета акций, а объем инвестиций, «Оберган» же не представил гарантий выполнения инвестиционной программы.

Комитет по управлению имуществом Ивановской области сообщает о проведении инвестиционного конкурса по продаже пакета акций акционерных обществ «Яковлевский льнокомбинат» и «Комбинат им. Н. Ф. Самойлова». Комбинат имени Самойлова — крупное предприятие по выпуску хлопчатобумажных тканей. На конкурс выставляется пакет акций, составляющий 10% уставного капитала (19 294 акции). Номинальная стоимость пакета — 95 970 тыс. руб. Предприятие приватизировано по первому варианту льгот. На Яковлевском льнокомбинате, расположенном в Ивановской области, производят льняные ткани бытового назначения, чесаное волокно, перерабатывают отходы волокна. На конкурс выставляется весьма значительный пакет — 30% уставного капитала (32 420 акций). Цена продажи пакета — 162 100 тыс. руб. Кроме акций Яковлевского льнокомбината, на аукционы выставляются ценные бумаги еще более 20 предприятий текстильной промышленности Иванова и Ивановской области. Наиболее значимые среди них:

«Шуйские ситцы» (уставной капитал — 409 млн руб.), «Тейково-текстиль» (248 млн руб.), «Текстиль» (921 млн руб.), «Вычугская мануфактура» (223 млн руб.), фабрика имени Балашова (242 млн руб.). На аукционы предлагаются довольно крупные пакеты — от 9 до 20% уставного капитала.

Converted 12237.jpg

Михаил Ходорковский

1 сентября 1995 года зарегистрирована управляющая компания группы МЕНАТЕП — «Роспром». Михаил Ходорковский стал председателем совета директоров «Роспрома». К этому времени МЕНАТЕП уже обладает контрольными пакетами акций 29 российских предприятий. Помимо этого банк владеет «почти контрольными» пакетами (20-30% уставного капитала) порядка 50 предприятий. Большая их часть сосредоточена в металлургии, горно-добывающей, химической, нефтеперерабатывающей, целлюлозно-бумажной, строительной, текстильной и пищевой промышленности. Предприятия легкой промышленности, в которых банку МЕНАТЕП принадлежит контрольный пакет,— холдинг «Ростекстиль», фабрики «Шелк», «Собитекс» и «Парижская коммуна», АО «Московская фабрика хлопчатобумажных тканей», АО «Художественная роспись».

Руководители фабрики «Большевичка» и компании Illingworth Morris Ltd. Владимир Гуров и Алан Льюис стали обвинять друг друга в невыполнении инвестиционных договоренностей.

1996

Состоялось первое заседание Московского арбитражного суда по иску московской прокуратуры к Фонду имущества Москвы, который якобы неправомерно оформил договор купли-продажи 49% акций «Большевички» в 1993 году

Весной 1996 года была создана финансово-промышленная группа «Консорциум „Русский текстиль"» (генеральный директор 1ерман Золотарев) на базе семи промышленных предприятий,контрольные пакеты акций которых принадлежат компании «Роспром» группы МЕНАТЕП Михаила Ходорковского. В состав ФПГ также входят Доверительный и инвестиционный банк, ЦНИИ хлопчатобумажной промышленности, дом моделей «Бизнес-стиль» Татьяны Федоровой и другие организации.

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск столичной прокуратуры к Фонду имущества Москвы и британской компании Illingworth Morris Ltd. (IML). Истец требовал признать недействительными договор купли-продажи 49% акций швейной фабрики «Большевичка», заключенный между фондом и IML, а также инвестиционный договор фабрики с английской компанией. Фактически причиной подачи иска стало недовольство «Большевички» западным партнером, который передал ей лицензию на использование марки Christian Пюглишь в двух странах, хотя обещал предоставить это право по всему миру. Прокуратура нашла формальные основания для расторжения вышеуказанных договоров. Акции были возвращены в федеральную собственность.

1997

В состав ОАО «Концерн „Квартон"» вошли еще пять российских предприятий легкой промышленности, в том числе Псковская чулочно-носочная фабрика и московская фабрика «Моснитки».

1998

Акции Ломоносовского фарфорового завода активно стали скупать сторонние инвесторы. Уже к осени 1998 года почти 60-процентный пакет акций оказался в руках американских инвестиционных фондов TUSRIF и KKR.

1999

Весной 1999 года иностранные компании заявили о своих правах на Ломоносовский фарфоровый завод, после чего трудовой коллектив стал обращаться во все властные структуры с требованием отменить итоги приватизации.

Для ограничения «челночного» бизнеса в сентябре 1999 года правительство РФ приняло постановление № 783, лишающее таможенных льгот товары легкой промышленности, ввозимые в Россию с коммерческими целями. При ввозе же вещей «для личного потребления» льготы сохраняли силу. Так, при ввозе товаров на сумму до $1 тыс. и массой до 50 кг пошлина не взималась вообще, а при ввозе товаров на сумму до $10 тыс. или массой до 250 кг размер пошлины составлял 4 евро за 1 кг (например, пошлина на ввоз норкового пальто, согласно постановлению № 783, составляла всего 9-14 евро). Новые правила ударили только по бизнесу юридических лиц, не сказавшись на «челночной» торговле, доля которой на рынке товаров легкой промышленности составляла 60-70%.

В октябре 1999 года Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области признал незаконным учредительный договор ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод».

В декабре этот же суд отклонил жалобу иностранных акционеров. 58% акций сейчас владеют TUSRIF и KKR, всего в собственности иностранцев находятся 80% акций ЗАО.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отклонил кассационную жалобу акционера ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод» Людмилы Пудовкиной, заявившей, что решение о деприватизации предприятия ущемляет ее имущественные права.

2000

Converted 12238.jpg

Дуглас Бойс

20 января собрание акционеров ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод» (ЛФЗ) приняло решение полностью переизбрать наблюдательный совет предприятия и снять с поста гендиректора Евгения Баркова. По требованию крупнейших акционеров — российско-американского инвестиционного фонда TUSRIF и американской инвестиционной компании KKR — новым главой ЛФЗ избрали Дугласа Бойса, ранее работавшего в компании Delta Capital.

31 января Невский районный суд Санкт-Петербурга запретил исполнение решений внеочередного собрания акционеров ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод». Определение суда вынесено на основании иска частного лица, акционера ЛФЗ.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа вынес сенсационное решение — он признал законным учредительный договор ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод». Это означает, что предприятие не будет деприватизировано.

5 апреля в Петербурге был убит директор ФПГ «Концерн „Квартон"» 1еннадий Иванов. Документы о регистрации ФПГ «Квартон» утверждаются в правительстве России. Возглавить ФПГ должен был Иванов.

Руководство ЗАО «Ломоносовский фарфоровый завод» получило официальное подтверждение из прокуратуры Санкт-Петербурга о продаже торговой марки ЛФЗ офшорной компании «ФоррекастлЛтд.».

Проведен спецаукцион, в ходе которого было реализовано около 30% акций московской фабрики «Большевичка». РФФИ не удалось полностью продать 49% акций компании. Основными покупателями акций стали руководители «Большевички».

6 октября в своем офисе найден повесившимся Николай Ярулов, следующий после Геннадия Иванова гендиректор «Квартона». Убийство не раскрыто, отрабатываются версии, связанные с конкурентной борьбой («Квартон» действовал на рынке агрессивно — в частности, скупал за бесценок акции умирающих предприятий легкой промышленности) и конфликтами в руководстве концерна.

***

Современность

Сергей Иванов

Одна из особенностей легкой промышленности состоит в том, что в ней практически отсутствуют так называемые олигархи. Однако это не означает, что здесь совсем нет ярких личностей. Правда, многие из них на заре своей карьеры имели проблемы с законом, а другие если и приобретали известность, то лишь благодаря участию в скандалах между акционерами.

Скудность легкой промышленности на крупных (в общероссийских масштабах) персонажей объясняется просто. Олигарх — прежде всего инвестор, а у российских инвесторов эта отрасль особой популярностью не пользуется. Кроме того, даже крупные по меркам этой отрасли предприятия нельзя поставить рядом с предприятиями добывающих, машиностроительных или финансовых секторов экономики ни по оборотам, ни по стратегической важности для страны. Соответственно, и руководители крупных предприятий легкой промышленности крайне редко оказываются в центре общественного внимания.

Converted 12239.jpg

Владимир Гуров

Тем не менее отдельным представителям отрасли удалось пробудить любопытство средств массовой информации. Так, пять лет назад гендиректор швейной фабрики «Большевичка» Владимир Гуров оказался в центре скандала с акционером своего предприятия британской компанией Illingworth Morris Ltd., получившей 49% акций «Большевички» на инвестиционном конкурсе в 1993 году (о подробностях конфликта см. предыдущий материал).

Упорные попытки расторгнуть инвестиционный договор благодаря стараниям пиарщиков с обеих сторон были «горячей» темой для СМИ в течение 1995-1996 годов.В ходе этой борьбы Владимир Гуров продемонстрировал типичные черты руководителя старой закалки, прежде всего — умение подключать административный ресурс для решения проблем предприятия. Поскольку было очевидно, что конфликт будет решен в пользу того, кто сумеет склонить на свою сторону столичные власти, господин Гуров настойчиво работал в этом направлении, построив информационную составляющую своей борьбы на противопоставлении честного трудового коллектива капиталистам-хищникам, пытающимся за бесценок получить контроль над флагманом отечественной швейной промышленности. Его старания увенчались успехом, и в апреле при поддержке прокуратуры Москвы «Большевичке» удалось добиться расторжения инвестиционного договора. Собственно, с окончанием этой истории пропал и общественный интерес к руководителю «Большевички».

Гораздо любопытнее совершенно новые игроки на рынке одежды, сумевшие в короткий срок выбиться в число лидеров швейной отрасли. Независимо от абсолютных показателей объемов производства, всех их объединяет ряд общих качеств: ярко выраженная предпринимательская жилка, агрессивность и личная харизма. Но самое главное, эти люди изначально приучались работать в высококонкурентных условиях рынка во времена, когда никакого рынка еще не было. Они создали свое производство не на базе бывших государственных предприятий и объединений, а буквально с нуля, грамотно продвигая продукцию с помощью умелых маркетинговых и управленческих приемов.

Converted 12240.jpg

Анатолий Климин

Типичный образец руководителя такого типа — Анатолий Климин, создатель торговой марки женской одежды Tom Klaim. Признаком хорошего тона среди публики, осведомленной о российском происхождении этой марки, было ругать одежду Климина, получившую имидж «одежды для секретарш»: вызывающие декольте, укороченные юбки, довольно вульгарный стиль. Но никто не сможет отрицать, что выбор целевой аудитории был сделан Анатолием Климиным безошибочно — недорогая одежда предназначалась для огромной армии небогатых женщин, желающих выглядеть эффектно. И эта одежда продавалась.

Предпринимательский путь Климина типичен для легпромовских руководителей новой волны. С 14 лет в Уфе будущий Tom Klaim изготавливал на продажу сначала плакаты и майки с модными группами, потом кустарные . магнитофоны, затем солнцезащитные очки, бижутерию и женские джинсовые платья с фальшивыми лейблами, переводил трафаретные рисунки на одежду. Излишне напоминать, что за подобное нелегальное производство в те времена полагалось до 15 лет тюрьмы.

В 1991 году Анатолий Климин уже легально создал в Уфе торговый дом с отделением в Москве. Торговал он оптом и в розницу всем подряд — мебелью, бытовой техникой, одеждой. А в 1992 году, удачно заключив контракт с канадцами, зарегистрировал в Канаде фирму Tom Klaim Ltd., и уже с 1993 года все его товары продавались исключительно под этой торговой маркой. Выбор названия по тем временам тоже был весьма удачен: у малообразованных российских покупательниц было на слуху словосочетание Kelvin Klein, и это существенно снижало затраты на рекламу марки Tom Klaim.

Перед августовским кризисом 1998 года оборот климинских магазинов перевалил за $100 млн. Кризис серьезно подкосил его бизнес: товарооборот сократился в шесть раз, были закрыты ряд магазинов, потеряны некоторые региональные партнеры. Однако и тогда предприниматель быстро среагировал на изменившиеся обстоятельства — производство линии «люкс» сократилось до 5%, зато появилась новая линия ТК Fashion с более доступными ценами.

Converted 12241.jpg

Александр Паникин

Еще один известный представитель легкой промышленности —Александр Паникин, генеральный директор российского концерна «Панинтер», ведущего российского производителя трикотажной одежды. Человек с театральным образованием, он тоже был сначала цеховиком, затем кооператором. В 1987 году против него было заведено уголовное дело, которое закончилось арестом. Однако вскоре дело закрыли за отсутствием состава преступления.

Александр Паникин любит подчеркивать, что его компания развивается практически исключительно за счет собственных оборотных средств и таким образом бизнес, начинавшийся с шести швейных машинок и 10 человек персонала, за 10 лет разросся до 15 магазинов в Москве и Московской области, а число работников перевалило за 1,5 тыс.

Converted 12242.jpg

Владимир Мельников

Не иначе как братом-близнецом двух предыдущих предпринимателей можно назвать Владимира Мельникова, главу компании «Глория Джинс», как по цеховым истокам карьеры, так и по бизнес-стратегии. На трех швейных фабриках под Ростовом-на-Дону он выпускает недорогую джинсовую одежду для детей, которая стала в стране настолько популярна, что, по оценкам экспертов, сегодня занимает более чем 20-процентную долю рынка — признанный лидер в этом сегменте. Компания развивается огромными темпами, ежегодно увеличивая объемы производства и продаж в полтора-два раза. Так, если в 2000 году оборот компании «Глория Джинс» не дотягивал до $40 млн, то в этом прогнозируется прирост до $60 млн.

Между тем, по собственным признаниям, сделанным в интервью журналистам, Владимир Мельников при советской власти дважды сидел в тюрьме за спекуляцию и один раз — за контрабанду валюты, проведя в местах не столь отдаленных в общей сложности девять лет.

Его бизнес начинался в 80-е годы с подпольного цеха по производству джинсов, которое в те времена имело еще более потрясающую рентабельность, чем сейчас. А сегодня более 6 тыс. работников на фабриках в Новошахтинске, Шахтах и Батайске производят около 1 млн джинсовых изделий в месяц, а более десятка высококлассных иностранных специалистов помогают ему разрабатывать маркетинговую политику и оптимизировать систему управления. Хотя исходная идея, в очередной раз доказавшая свою эффективность,— ставка на массовый дешевый продукт приемлемого качества, безусловно, принадлежит самому Мельникову.

***

Тенденции

Сергей Канунников, Александр Гришин, Аделя Фатехова

Несмотря на наметившийся рост в легкой промышленности, существуют барьеры, которые тормозят темпы ее развития. В этой ситуации одни производители, проигрывая по качеству импортной продукции, уповают на вмешательство государства. Другие же видят будущее отрасли в объединении участников рынка в крупные холдинги, связывающие в полный цикл все звенья технологической цепочки.

Текстиль

Концентрация производства наиболее заметна в текстильной отрасли. Сегодня текстильная промышленность России контролируется в основном крупными холдингами —ТД «Яковлевский», компании Power International и «Контекс».

Однако рост текстильной промышленности (с 1998 года этот показатель не опускался ниже 20% в год) скоро может прекратиться. С 1 июля этого года вступила в действие вторая часть Налогового кодекса, устанавливающая 20-процентный НДС на сырье, ввозимое из стран СНГ. И скоро российские ткани вновь будут сопоставимы по цене с материалами, импортируемыми из Азии. Кроме того, это неминуемо ударит по экспорту российского текстиля. Основная часть российского экспорта текстиля приходилась на суровое (неокрашенное) полотно. Захотят ли иностранцы покупать полотно, когда его стоимость вырастет на 20%, неизвестно.

Швейная продукция

Швейных предприятий в России насчитывается, по разным оценкам, от 1350 до 1450. Несмотря на то что сейчас большинство из них работают на полную мощность, производство швейных изделий составляет около 8% от уровня производства, зафиксированного 10 лет назад. Столь низкая цифра объясняется тем, что большинство швейных предприятий работают на давальческом сырье, выполняя заказы со стороны. Специалисты отрасли считают, что будущее — за динамичными частными производителями (например, «Турн», «Панинтер», «Мануфактура Малюгина», «Глория Джине» и др.).

Меховая промышленность

Россия, похоже, окончательно утратила статус меховой сверхдержавы и,скорее всего, в ближайшее время останется сырьевым придатком иностранных производителей.

По экспертным данным, сегодня около 80% меховых изделий ввозится в Россию из-за рубежа, а имеющиеся в стране производственные мощности задействованы всего на 20-30%. В 2000 году вытеснение импорта происходило в основном на рынке недорогих изделий — прежде всего из лисы и овчины, которую умеют выделывать практически только в России. Что касается дорогих мехов, то они по-прежнему в основном уходят на экспорт: отечественные изделия по качеству выделки не выдерживают конкуренции с импортными.

Обувь и кожевенное производство

Подъем обувной отрасли, начавшийся в 1998 году, продлился недолго. Уже осенью 2000 года наметилась стагнация, а сегодня специалисты говорят о спаде. Участники рынка теперь спорят о том, какие формы государственного вмешательства могли бы помочь развитию отрасли.

Помимо общеэкономических и налоговых проблем отечественные обувщики страдают от жесткой конкуренции со стороны «серого» импорта. Так, в 2000 году, по данным ГТК, из реализованных на российском рынке 180 млн пар обуви около 70 млн были произведены на российских предприятиях, около 10 млн — ввезены в страну официальным путем, а свыше 100 млн — ввезены без пошлин и налогов (с использованием карго-перевозок, «зеленых» коридоров, «челноков» и т. д.).

Обувщики и кожевники сейчас требуют отмены положения № 783, утвержденного правительством РФ 10 июля 1999 года, которое позволяет «челнокам» провозить в страну до 50 кг грузов беспошлинно и до 200 кг — с пошлиной до 4,5 евро за килограмм.

Пока же правительство поддерживает производителей другими способами. В конце прошлого года был издан приказ о снижении таможенных пошлин на некоторые группы товаров (приказ ГТК РФ № 1182 от 20 декабря 2000 года). Кроме того, отменен НДС на ввозимое технологическое оборудование, закупленное по контрактам, заключенным до 1999 года; принято постановление о снижении ввозных пошлин до 5% на импортное оборудование, не производящееся в нашей стране.

В снижении пошлин на импортную обувь и комплектующие заинтересованы те, кто производит в России обувь из иностранных комплектующих или полностью размещает свои заказы на зарубежных фабриках. Противоречие состоит в том, что указанные меры невыгодны другим участникам рынка.

Так, в Российском союзе кожевников считают, что снижение пошлин на импортные обувь и комплектующие разорит крупные предприятия. 15 мая 2001 года Российский союз кожевников совместно с профсоюзами организовал акцию протеста у Белого дома. Основные требования — запретить вывоз кожевенного сырья, пресечь теневой импорт обуви.

И вот 10 августа 2001 года введено в действие постановление об увеличении экспортной пошлины на кожевенное сырье до 500 евро за тонну. Также были даны поручения по изучению вопроса теневого импорта обуви.