Леди Стелла сохранила гостайну, но не уберегла свою семью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Леди Стелла сохранила гостайну, но не уберегла свою семью

"Больше полутора лет рукопись ходила по рукам наиглавнейших мужей Англии. А те грозили автору суровыми карами - вплоть до заключения под стражу.

Нет, Стелла Римингтон, с 1992 по 1996 год возглавлявшая одну из сильнейших спецслужб мира - МИ-5 (контрразведка), не изменила родине. Однако ее заклеймили как предательницу, которая хочет нажиться на гостайнах, да к тому же подает дурной пример другим офицерам спецслужб. Шефы шпионажа встретили в штыки саму идею рассказать о ведомстве, в котором даже цвет ковров в коридорах до сих пор не подлежал «разглашению».
Автор и солидное издательство «Рэндом хаус» (когда-то выпускавшее книги советских вождей) сражались за то, чтобы книга «Открытый секрет» увидела свет. Рукопись всерьез «обкорнали». Убрали все, что хоть отдаленно смахивало на гостайну. Затушевали критику спецслужб. И вымарали пассажи о нравах наверху - ведь миссис Римингтон была вхожа во все правительственные кабинеты.
Цензура, мадам!
«27 лет я проработала в МИ-5. Я стала первым публично названным генеральным директором МИ-5 и первой женщиной, которая заняла этот пост. Именно поэтому я решила рассказать о моей работе в контрразведке. Я писала книгу с чрезвычайной осторожностью, понимая значение секретности. И все же я не ожидала такой бурно-негативной реакции на мою автобиографию».
После того как Стелла Римингтон вручила черный чемоданчик с рукописью бывшему коллеге, ее вызвал один из министров. В течение часа он «рычал, кричал, угрожал».
«Но в конце концов мне было сказано, что если я соглашусь пойти на компромиссы относительно содержания, то он будет рекомендовать мемуары к изданию». 
Трамплин в разведку
Стелла родилась в 1935 году под Лондоном. Типичная дочь Альбиона: отец - механик, мать - санитарный инспектор. В 16 лет Стелла Уайтхауз познакомилась в автобусе с Джоном Римингтоном. В 1963-м мисс Уайтхауз стала миссис Римингтон, а еще через полтора года молодые улетели в Индию - Джона отправили работать в британское посольство в Дели.
«Однажды первый секретарь посольства, который занимался чем-то секретным, спросил, хочу ли я помогать ему, - вспоминает автор. - Он был холостяком и жил в шикарном доме. Мы знали, что он готовит великолепное кари и гоняет по Дели на «Ягуаре».
Так будущая леди Стелла, которую королева во второй половине 90-х годов наградит самым почетным в стране орденом Британской короны, попала в спецслужбу - стала машинисткой в посольской резидентуре МИ-5. Но шеф был высокого мнения о ее потенциале - он считал миссис Римингтон надежным и здравомыслящим человеком.
«Был разгар «холодной войны», и между Россией и Британией шла ожесточенная битва за влияние в Индии, - пишет автор мемуаров. - Главным оружием была «помощь», а солдатами - «советники». У русских было больше «советников», чем у других стран. Они опередили даже американцев. А резидентура МИ-5 стремилась «вычислить», кто из советских является разведчиком, чтобы затем следить за ними». 
«Мы не сводили глаз с посольства СССР»
Когда Стелла с мужем в 1969-м вернулась в Лондон, началась ее поистине головокружительная карьера в центральном аппарате МИ-5. Секретарша вскоре стала руководителем группы по борьбе с разведкой СССР и его союзников по Варшавскому Договору.
«В середине 70-х одной из задач моей группы было выявление офицеров спецслужб, подавших на визу в Великобританию, с тем, чтобы отказать им. Коллеги из Форин офиса (английского внешнеполитического ведомства), естественно, наблюдали за нашими действиями, поскольку отказ в визе сразу вызывал ответную реакцию советских властей. Иногда я, бодаясь с дипломатами, думала: кто же наш настоящий противник - Форин офис или СССР?
Мы не сводили глаз с посольств СССР и восточноевропейских стран. «Интервьюировали» максимальное количество наших «контактов», внедряли двойных агентов, кормили противника «дезой» и всеми способами пытались завербовать его людей.
Русские шпионы действительно оставляли пакеты с деньгами в дупле дерева в обмен на секретные документы, которые их агенты прятали в стенах домов между кирпичами. И это не были игры или детские шалости. 
Все это было чрезвычайно серьезно, хотя порой и забавно. К примеру, мы хорошо знали, с каким почтением мастера шпионажа в Москве относились к информации под грифом «секретно», и старались найти как можно больше путей, чтобы вбросить им «дезу». Мы также наблюдали за офицерами разведки, особенно военной, которые в основном сидели в библиотеках, делая выписки из статей в различных технических и научных журналах, чтобы отправить их в Москву как чрезвычайно секретные бумаги, которые они якобы добыли с риском для жизни и за огромные деньги у донельзя законспирированного «источника».
Семья важнее работы
Автор посвятила мемуары своим дочерям Софи и Харриет. Ведь, делая карьеру, она почти не занималась воспитанием детей, сутками пропадала на службе, рассталась с мужем... Жизнь ее семьи фактически шла в режиме секретности:
«Когда я стала директором департамента контрразведки, моим дочкам было 12 и 16 лет. Они не знали, как именно я зарабатываю на жизнь, но понимали, что я делаю что-то секретное для правительства. Однажды, когда телефон зазвонил поздно ночью и я, поговорив, положила трубку, дочь спросила: 
- Что случилось?
- Мне сказали о человеке, которого якобы укололи отравленным зонтом, - ответила я, не подумав.
- Это правда?
- Не думаю.
Но я ошиблась. Георгию Маркову (болгарскому диссиденту. - М. О.) нанесли смертельный укол зонтиком на мосту Ватерлоо сотрудники болгарской спецслужбы».
Милые беседы на Лубянке
«В декабре 1991 года я отправилась в Москву устанавливать партнерские связи с КГБ. Трудно описать это ощущение чего-то невероятного, когда после 20 с лишним лет непримиримой схватки с советскими разведчиками я вдруг повела с ними милые беседы. Наши встречи проходили на Лубянке. И когда мы впервые вошли туда, мой британский коллега прошептал:
- Ты чувствуешь, что на каждом камне здесь запеклась кровь?
Тогдашний шеф КГБ Вадим Бакатин держался чрезвычайно любезно и соглашался практически со всем, что мы говорили. Тогда мы подробно обсуждали, как сообща наносить удары по терроризму и организованной преступности. К сожалению, прошли годы, прежде чем началось реальное сотрудничество. В России многие бывшие офицеры разведки вошли в новую элиту и порой заботились лишь о том, как заработать большие деньги».
«Она знает всех наших любовниц!»
Начало 92-го принесло два сюрприза сотрудникам МИ-5: впервые в истории службы было обнародовано имя нового генерального директора, которым назначили... женщину. Вот как вспоминает о тех событиях их героиня:
«Для меня началась совершенно иная жизнь. Всю мою карьеру я была безымянной личностью, никому ничего не рассказывала о работе. И вдруг превратилась в настоящую кинозвезду. Более того, мое назначение стало международным событием. Потом я получила прозвище «М», поскольку в последних сериях Бондиады именно так зовут шефа агента 007.
Репортеры безошибочно обнаруживали места, где находились я и дочери. Фотографы разбили лагерь напротив нашего дома. Даже спустя год истерия не уменьшилась... 
Но многие смотрели на меня с подозрением, предполагая, что я знаю все обо всех. Уже после того как я ушла в отставку, меня пригласили на обед для дипкорпуса. Я сидела рядом с послом одной из стран бывшего советского блока. Он разглядывал меня с неподдельным интересом. А когда подали второе блюдо, вдруг, видимо, решив пошутить, громко произнес:
- Она знает имена всех моих любовниц!
Я увидела, что все в замешательстве. Наверняка почти каждый подумал: «Может быть, она знает имена и моих любовниц. А что еще она знает?»
НА ПОЛЯХ
«Теперь у нас общий враг»
После выхода книги миссис Римингтон встретилась с несколькими журналистами. Наконец-то я увидел эту женщину-легенду! Приятная, миловидная блондинка держится свободно, шутит, смеется.
Речь сразу заходит о терроризме. 
- В мемуарах вы ни разу не называете КГБ террористической организацией. Это сделано сознательно?
- Естественно! - восклицает леди Римингтон. - Разве КГБ взрывал жилые дома? А в последние годы российские спецслужбы изо всех сил стремятся обуздать терроризм. Да, некоторые мои коллеги иногда ставили чуть ли не на одну доску советскую разведку и террористические организации, но это совершенно неправильно. А сейчас, после ужасной трагедии в США, я убеждена, что западные спецслужбы должны извлечь максимум пользы из богатого опыта России. У нас один общий враг.
Леди Стелла знает, о чем говорит: она возглавляла отдел по борьбе с терроризмом, затем стала первым замом гендиректора МИ-5, ведущим это же направление."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации