Лейла Соколова уволена, центр «Озон» меняет профиль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Лейла Соколова уволена, центр «Озон» меняет профиль FLB: Интернет-демократия в действии. Блоггеры и журналисты пустили под откос «президентскую» программу борьбы с педофилами

"«Теперь ни одного документа, касающегося психологического состояния ребенка, по запросу следствия, судов или органов местного самоуправления из нашего центра выходить не будет», – рассказал газете «Взгляд» директор центра «Озон» Евгений Цимбал . В четверг психолог Лейла Соколова , оказавшаяся этой осенью в эпицентре скандала, была официально уволена из центра психологической помощи «Озон». Напомним, ее исследование психологического состояния дочери Владимира Макарова , обвинявшегося в насилии над ней, стало одним из оснований для обвинительного приговора . Лейла Соколова пришла к выводу, что девочка могла быть вовлечена в интимные отношения, поскольку у женщины-кошки, нарисованной ребенком, были нарисованы женственные формы, а в ее хвосте психолог увидела фаллический символ . После того как Макарова приговорили к 13 годам, блогеры обнаружили в Интернете фотографии Соколовой, сделанные на специфических вечеринках для взрослых . Скандал послужил поводом для проверки центра Департаментом образования Москвы, которая сейчас завершилась . О ее итогах газете «Взгляд» рассказал руководитель учреждения Евгений Цимбал. ВЗГЛЯД: Евгений Иосифович, как сказались последние события на вашем центре? Как это могло не сказаться, когда была опубликована масса необъективных и искаженных сведений? ВЗГЛЯД: Как результаты проверки отразились в официальных документах? Е.Ц.: Официально я получил выговор. ВЗГЛЯД: Центр продолжит свою работу? Е.Ц.: Деятельность будет другая. Теперь ни одного документа, касающегося психологического состояния ребенка – ни по запросам следователей, ни по запросам судов, ни по запросам органов опеки – из нашего центра выходить не будет . Соответственно, какие-то другие учреждения будут принимать эти решения . ВЗГЛЯД: Вы имеете в виду центр им. Сербского, сотрудники которого критиковали ваших специалистов? Е.Ц.: Центр Сербского этим не занимается. И заниматься не собирается, по имеющимся у меня сведениям, по высказываниям и господина Макушкина, и госпожи Дозорцевой ( замдиректора центра им. Сербского, главный детский внештатный специалист – эксперт-психиатр Минздрава Евгений Макушкин и руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста центра им. Сербского Елена Дозорцева – прим. «Взгляд» ). ВЗГЛЯД: Ранее вы заявляли о том, что вы единственное учреждение, которое выполняет исследования на этапе доследственной проверки... Е.Ц.: Я говорил о том, что кроме нас этой деятельностью в Москве другие психологические центры не занимались. А как будет развиваться ситуация дальше – будет видно. ВЗГЛЯД: Следствием чьего решения стала смена направления деятельности центра? Е.Ц.: Результатом проверки явился документ, в котором сказано, что подготовка заключений по запросам правоохранительных органов и органов местного самоуправления, эта деятельность центра противоречит действующему законодательству в области образования . ВЗГЛЯД: Что послужило основанием для этого заключения? Е.Ц.: Такая формулировка: выдача заключений и проведение исследований не предусмотрено законодательством об образовании. А если это не предусмотрено законодательством об образовании, то образовательное учреждение этим заниматься не должно. ВЗГЛЯД: Вы сами согласны с таким решением? Е.Ц.: Соглашаться или не соглашаться с этим решением должны те люди и организации, которым мы оказывали помощь. Если они найдут других – ради Бога. Если принимается совершенно обоснованное решение о том, что дети должны быть защищены от преступных посягательств , – а огромный объем этих посягательств – сексуальные преступления, – если ужесточается ответственность за эти преступления, то, по всей вероятности, должны приниматься решения, которые позволят обеспечить деятельность правоохранительных органов в этом направлении . И необязательно это должен быть наш центр, это может быть любое другое учреждение. ВЗГЛЯД: Какой итог вы могли бы подвести под всей этой историей? Евгений Цимбал: Центр работает, оказывает психологическую помощь детям, когда у них возникают любые проблемы. То, что произошло с Лейлой Александровной – это некий урок для любого психолога , который говорит о том, что если ты попытаешься помочь ребенку, то любая группа лиц, у которой есть много времени и желания копаться в прошлом и отсутствует ответственность за свои высказывания, может дискредитировать тебя и лишить возможности заниматься профессиональной деятельностью . Это главный итог». Ранее FLB.Ru писало: «Ничто так не сплачивает людей, как общий враг. Это закон выживания и развития любого общества. В 80-е годы ХХ века в России таким врагом была партноменклатура с ее привилегиями, в 90-е – «прихватизаторы» и олигархи, в 2000-е – ваххабиты и стоящий за ними международный терроризм. Однако люди со временем устают от борьбы с большим и до конца непобедимым врагом. Партноменклатуры КПСС давно нет, а социальное расслоение такое, какое в СССР и в дурном сне предвидеться не могло. Олигархов вроде бы равноудалили, но пересмотра приватизации так и не произошло. Международный терроризм вроде бы укрощен, но «бандподполье» не только орудует на Северном Кавказе, но иногда прорывается и в далекие от «горячих точек» регионы. Между тем, жизнь простого человека чаще ограничена более узкими рамками, и пугает его, скорее, банальная уличная преступность и рост цен в магазинах. Но ничто так не пугает людей, как угроза жизни и здоровью их детей. И такой страх мог бы сыграть конструктивную роль и помочь сделать нашу общую жизнь лучше и безопасней. Однако появление нового приватного «общественного» врага открывает новые возможности для выплескивания подавленных страхов и решения личных вопросов, весьма далеких от безопасности детей. В последний год таким объединяющим общество врагом стали педофилы. «Кампания по борьбе с педофилией в России набирает обороты», «в Госдуме готовы поправки в Уголовный кодекс» - такие заголовки ежедневно пестрять в СМИ и Интернете, Однако, о чем пресса тоже не забывает сообщить, все чаще в тюрьму попадают и невиновные, обвинения в педофилии используют для сведения счетов, а экспертные оценки для следователей и судов все чаще дают психологи, мягко говоря, сомнительной квалификации и ориентации. «Эксперты оценивают долю сфабрикованных дел минимум в 15%, - пишут сегодня «Новые известия», - и даже советуют мужчинам-учителям и тренерам сменить профессию, чтобы не оказаться в тюрьме после конфликта с учениками или их родителями». Подробнее смотрите здесь."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации