Леонид Невзлин о Путине, Сечине и Абрамовиче

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Невзлин: "Путин — не вполне продукт Березовского. Это скорее продукт Романа Абрамовича…"

1112693655-0.jpg У Леонида Невзлина – вилла в районе Герцлия Петоах, на севере Тель-Авива, маленький бассейн, кабриолет, лодка, любимая собака. Никакой охраны. Невзлин утверждает, что теперь стал лучше понимать недавнее прошлое. Он рассказал о своей беседе с Путиным, о причинах дела ЮКОСа и роли в нем Романа Абрамовича с Игорем Сечиным

[...] И все же когда, по-вашему, было принято решение отобрать у вас компанию? И в чем была причина конфликта?

Возможно, оно было принято значительно раньше. В этом смысле для меня очень показателен момент, когда [управление делами президента] отобрали у нас санаторий «Русь». Отобрали беспредельно, незаконно, без компенсации, отобрали даже не у нас, а у нефтяников.

А причина — в том, что мы, с точки зрения власти, вели себя неадекватно. Например, активно занимались политикой и образовательными проектами. У нас с самого начала не сложились отношения с Сечиным.

Он курировал ЮКОС?

Он курировал бизнес и отношения с правительством. Но дело не в Сечине и не в [главе «Роснефти» Сергее] Богданчикове. Без ведома Путина все это начаться не могло. Все дело в его личной неприязни и зависти.

Когда, по-вашему, вами была допущена главная ошибка?

В 1996 году. Хотя мы и не были организаторами переизбрания Ельцина, но мы были его участниками. Тогда Чубайс решил, что можно на время отменить свободу СМИ, а потом ее вернуть. Но ее так и не вернули, а нынешняя система утвердилась уже при Путине. Оглядываясь назад, думаю, может, стоило тогда допустить победу Зюганова? Уже не знаю.

Что вы с Ходорковским думали о Путине в 1999 году? Борис Березовский привлекал вас и других олигархов к операции «Преемник»?

Я с Путиным познакомился в 1999 году. Меня привели к нему на встречу. Он произвел на меня нейтрально неплохое впечатление. У нас был с ним разговор ни о чем, который закончился его словами о том, что надо чаще встречаться. Это было за неделю до того, как он стал премьером.

Это были своеобразные смотрины?

Да, наверное. Это делалось для того, чтобы люди [из крупного бизнеса] не противодействовали. Это ведь была встреча втемную с человеком, переходящим в премьеры, а потом в президенты, о чем я тогда не знал. Путин мне сказал, что он дружит с рядом олигархов, имеет с ними близкие отношения. Мол, люди приходят раз в неделю, рассказывают о ситуации, а вы ведете себя с Ходорковским странно.

Я ответил, что, если бы государство или международная преступность создавали бы нам какие-нибудь проблемы, мы бы пожаловались директору ФСБ. Но государство поддерживает бизнес, а бизнес поддерживает государство, а у нас нет проблем, с которыми мы не могли бы справиться сами, вот мы и не обращаемся. Но вовсе не потому, что мы, не дай бог, не уважаем ФСБ. На это он сказал, что и раньше считал меня умным человеком, а теперь в этом убедился.

А он назвал фамилии олигархов, с которыми дружен?

Он назвал Петра Авена. И предполагался Роман Абрамович, потому что это он привел меня на ту встречу. Не помню, кажется, вместе с Юмашевым. Ведь Путин — не вполне продукт Березовского. Это скорее продукт Романа Абрамовича, Валентина Юмашева, Александра Волошина и Татьяны Дьяченко. Березовский в данном случае и вообще чаще всего использовался этими мастерами кадрового жанра как генератор политических идей. На него стоит «записать» саму идею преемника.

В дальнейшем Березовский просто стал не нужен. Не только Путину, не столько Путину, сколько тем, у кого были с ним партнерские отношения, кто имел перед ним политические и финансовые обязательства.

Вы имеете в виду Абрамовича?

Романа и людей, которые были вокруг него. Надо сказать, что Березовский им мешал в том смысле, что принципы, которые он исповедует, они все-таки политические, праволиберальные и прозападные, а Роман — человек практичный. Он и его окружение — мастера интриги и закрытого жанра. Им легче было решить вопрос с тем, чтобы Березовского не стало в России, чем выполнить перед ним обязательства. Может быть, и с нашим объединением с Абрамовичем [слияние ЮКОСа и «Сибнефти»] было то же самое. Мы обязательно потом разберемся.

А вы считаете, они сохранили свое влияние?

Если у кого и осталось влияние, то у Романа. Сейчас, скорее всего, его партнерство с Путиным сохранило для них канал политического влияния [...]

Текст интервью: Дмитрий Кузнец

Оригинал материала

«Русский Newsweek»