Лепота великая

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух о ...", №2, 2003, Фото: "Коммерсант"

Лепота великая

Говорят, неподалеку от поклонной горы собираются строить самый большой в мире аквариум на 10 тысяч рыб. Еще в Москве будет построен самый большой в Европе морг (многоэтажный корпус на 15 тысяч трупов). А еще у нас есть Церетели[...]

Екатерина Милая

Converted 14491.jpg

Этот чрезвычайно жизнерадостный грузин преклонных лет был бы очаровательным человеком, если бы не считал себя художником. Ужас положения усугубляется тем, что Зураб Константинович – мужчина очень деятельный и плодовитый. К тому же жить и работать привык с размахом истинного монументалиста. В результате дружба московских властей с Церетели обходится казне во многие миллиарды, плюс морально-этический аспект: в том, что в столице растет поколение невротиков, – большая заслуга этого деятеля изящных искусств. Я вот человек чрезвычайно уравновешенный, однако, когда впервые увидела циклопического Петра Первого, грозящего столице золоченым фаллоимитатором с борта игрушечного, не по росту, кораблика, первой моей мыслью было пойти и утопиться. Потом, правда, поуспокоилась, но нет-нет да и приснится какая-нибудь образина: то огромный сердитый мужик, прыгающий туда-сюда через Москву-реку, то гигантский конский зад, плывущий над головой под тихое пение струй (фонтан «Кони» на Манежной тоже, видите ли, производит на меня сильное впечатление).

Из каких загашников отставного советского искусства Церетели со своими монстрами вылез в начале 90-х – так никто точно и не знает. Лояльная пресса пишет, правда, что Зураб Константинович был всегда (вроде как Ленин или солнце). И столице очень даже повезло, что такой знаменитый и талантливый художник, известный во всем буквально мире, взялся ее украшать. Насчет всего мира не поручусь. Зато совершенно точно, что в Москве с его творчеством были знакомы в основном торговцы с Тишинки: именно там в далекие советские времена воздвигли сработанный Церетели столб «Дружба народов», который сами народы, населяющие столицу, немедленно окрестили «шашлык-машлык». Еще столб называли «х...й на голом месте». Короче, произведение нашло отклик в сердцах москвичей.

Второй глаз для Михаила Илларионовича

Долгие годы этот самый «машлык» оставался единственной работой Церетели, украшающей наш и без того прекрасный город. Но вот Лужков затеял большие стройки – и нате вам, откуда-то вынырнул улыбающийся Зураб. Предложил мэру-хозяйственнику исполнение мечты – чтобы всего много, и большого, и нарядно, и чтобы по-столичному богато… И тут же получил добро на оформление Манежа, на Петра, на Александровский сад, на храм Христа Спасителя. Вот тебе, творец, простор, ваяй!

Реализация фантазий Зураба Константиновича обошлась в копеечку. Манеж стоил около $200 млн. Петр (94 м вместе с постаментом, 600 тонн бронзы плюс столько же – металлокаркас) – 300 млрд. старых рублей. За ценой не постояли и установили чудище посреди города. Несмотря на то что, по опросам ВЦИОМа, больше половины москвичей идеи не одобряли. Парк Победы вместе с фонтанами, пришпиленными на вышках Никами, храмом, искромсанным в колбасу драконом под копытами коня Георгия-Победоносца и «Трагедией народов», вполне оправдывающей свое название, обошелся чуть меньше $100 млн. Храм Христа Спасителя, к которому художник приложил руку, – затея тоже не из дешевых, 170 млн. валютой. Ну о том, что пожертвования на храм стали отличным способом наладить отношения с московскими властями и что щедрые дарители могли рассчитывать на льготное налогообложение, выигрыш тендера и прочее в этом роде, писали предостаточно. О том, как и сколько денег с 1995 года (именно тогда был заложен первый камень) отмыли через Фонд воссоздания храма, – тоже.

Церетели отвечал за роспись внутренних помещений (с учетом расходных материалов оплачено в размере 1 трлн. рублей), работы по воссозданию крестов, врат и фонарей перед храмом, скульптуры, барельефы… Правда, за скульптуры (гонорары – около 70 млн. рублей) пришлось пободаться. Хитрый «Моспроект-2» предлагал Лужкову свои услуги: мол, сделаем из мрамора, по высшему разряду. Но Зураб Константинович подсуетился и наваял скульптур из декоративита. Это такой синтетический материал, изобретение дизайн-центра, которым руководит Зураб Церетели. Подобные материалы применяют при строительстве яхт и изготовлении торговых ларьков. Внешне вышло практически как бронза, а по деньгам – ровно столько же, сколько «Моспроект» просил за мрамор. За это Церетели бесплатно сделал купол. Так и сказал: «Я человек верующий и денег за это не возьму».

В настоящее время верующий человек работает над окончательным преображением площади Киевского вокзала в площадь Европы. Скульптурную группу «Похищение Европы» из труб и струй наваял, правда, иностранец. Зато Церетели – автор проекта торгово-офисного центра. Комплекс площадью 72 300 кв. м, перекрытый огромным прозрачным куполом, разместится на территории 3,22 гектара, стоимость работ оценивается скромно: в 80–90 млн. рублей.

Также из последнего хочется отметить станцию метро «Парк Победы», главной достопримечательностью которой станет вовсе не самый глубокий в мире эскалатор (126 м), ступеньки которого будут подсвечены зелененьким, а панно, выполненные Зурабом Константиновичем. Это поистине апофеоз его южной щедрости: даже Кутузова художник изобразил с двумя совершенно здоровыми глазами вместо исторически привычного одного.

Дареному Колумбу в зубы не смотрят

Во всех своих публичных выступлениях Церетели упирает на то, что он – душка, добрый и светлый художник, бесконечно далекий от политики и капитала. Он просто обожает работать бесплатно, из любви к искусству, и делать подарки своим друзьям.

Это правда. Щедрой рукой Церетели одаривает весь мир. Вот, к примеру, Уругваю презентовал бюсты Юрия Гагарина и Льва Толстого. Теперь собирается изготовить Магеллана в полный рост (это, насколько нам известно, уже не бесплатно).

А как-то раз Церетели сделал подарок дружественному испанскому народу – установил в Севилье памятник Колумбу. Чтобы воздвигнуть страшилище, понадобилось более 600 тонн бронзы, для переправки которой за кордон в 1992 году пришлось создать объединенными усилиями самого творца, Мосстройкомитета и компании «Нордекс» специальное АОЗТ «Колумб». А Лужков ходатайствовал перед Ельциным, чтобы «Колумбу» разрешили вывезти из страны означенные 600 тонн художественной бронзы, необходимых для создания шедевра, не облагая их таможенной пошлиной.

Ельцин дал добро. Правда, по дороге случился казус. К разрешенной бронзе волшебным образом добавилась не имеющая никакого отношения к памятнику медь.

История следующая. Инспектора Отдела по борьбе с контрабандой (ОБК) Екатеринбургской таможни получили информацию, что с комбината «Уралэлектромедь» отгружается эшелон с медью на экспорт. Проверили документы – все путем. Отправляют люди «детали скульптур и статуэток» для возведения мемориального комплекса. Согласно представленным бумагам, вывоз этих самых «статуэток» осуществлялся беспошлинно на основании специального постановления правительства России (правда, копии этого самого постановления нигде обнаружены так и не были).

Инспекторам бы успокоиться и по домам пойти. Но они все же решили заехать на станцию и все проверить. Никаких статуэток обнаружить не удалось, хотя и облазали дотошные сотрудники весь состав. Товарняк был под завязку забит аккуратно упакованными слитками рафинированной меди. По ходу дела выяснилось, что на других путях стоит еще два десятка вагонов со «статуэтками» – уже прошедших таможенное оформление и готовых к отправке. Их тоже досмотрели. И тоже задержали.

Представители фирмы, ответственной за доставку статуэток, впали по этому поводу в истерику, начали кричать, что сейчас, мол, позвоним Зурабу (видимо, Церетели), Саше (инспекторам показалось, что имелся в виду Шохин), и все будет в порядке – медь выпустят, а вас уволят. Руководству таможни действительно позвонили из Москвы, из самого ГТК: вы чего это там делаете? В итоге мудрое таможенное начальство, не желая вступать в конфликт с властями предержащими, нажало на излишне принципиальных инспекторов, и составы ушли по назначению. Однако дотошные инспектора успели сообщить об инциденте коллегам из УФСК, а те уж позаботились, чтобы составы тормознули в Питере, и возбудили уголовное дело.

Правда, в итоге медь, которая для изготовления церетелиевского Колумба не использовалась, все равно счастливо уехала за рубеж – почти 9 тысяч тонн в общей сложности, 10% от общего объема экспорта этого металла на тот момент. Добро на вывоз дал вице-премьер Шохин.

Добавим, что эта история о наивном добром художнике приключилась аккурат в те годы, когда самые бешеные деньги люди делали как раз на не облагаемом налогом экспорте. Очарования ситуации добавляет то, что одним из учредителей «Колумба» был не кто иной, как широко известный «авторитетный» бизнесмен Гарри Эммануилович Лучанский.

К слову, одного Колумба художнику показалось мало. И спустя некоторое время он договорился об установке 126-метрового мемориала в Пуэрто-Рико. Внутри статуи – музей и развлекательный комплекс.

А вот еще один скандально известный друг Зураба Константиновича – сеньор Хиль-и-Хиль, мэр испанского города Марбелья (впервые этот достопочтенный сеньор сел за мошенничество еще при Франко и с тех пор садится с периодичностью в несколько лет). В начале 90-х Церетели подарил городу-побратиму Марбелье монумент «Сотворение нового человека». В порту водрузили громадную стелу, наверху которой, слегка согнув ноги и вытянув вперед руки, возвышается бронзовый мужик. Мужика Церетели подарил чужому городу безвозмездно, то есть даром, однако испанские газеты сообщили, что благодарный мэр все же подписал соглашение, по которому три участка муниципальной земли этого дорогого средиземноморского курорта общей стоимостью более $1 млн. переходят в собственность российских граждан Юрия Лужкова и Зураба Церетели.

Царские подарки

Есть у Церетели друзья, которым он дарит подарки, и в родном отечестве. Вот недавно он подарил городу Пскову к 1100–летию памятник святой равноапостольной Великой княгине Ольге. Теперь для сооружения ищут место. Надо заметить, что эта Ольга – уже вторая. Первую забраковала городская администрация – мол, святая слишком похожа на топ-модель. Второй вариант являет собой «мощную державную даму, меч и щит в руках которой указывают на ее величие, а не на агрессивность». Зураб Константинович хотел еще и Псковский кремль к празднику приукрасить, но псковитяне отказались, мотивируя это скудостью бюджета и тем, что любой новодел считают в кремле неуместным.

Что ж, нет так нет. Мало ли у нас славных городов и славных юбилеев? Вот, скажем, трехсотлетие Питера. В нем Церетели тоже поучаствовал. В специальном юбилейном парке, который открывается к дню рождения Северной Пальмиры, аллеи украшены фонарями работы Зураба Церетели.

Вообще у художника с Питером давние культурные связи. Вот уже не первый год он потихоньку перевозит экспонаты из питерской Академии художеств к себе в Москву. Журналисты было забили тревогу: мол, Зураб Константинович культурные питерские ценности расхищает! Но Церетели все эти нападки быстренько пресек. И сообщил, что он ценности, напротив, спасает (всего спасено около пятисот живописных полотен и рисунков). В Питере, мол, сыро, плохой воздух и вообще нет условий для хранения картин. Так что пусть пока у нас повисят. А будет достойный зал – сразу же все вернем.

Люди, которым Церетели дарит творческий пыл своей души, отвечают ему тем же. Нужно, например, Церетели здание под Музей современного искусства, но очень уж московские цены кусаются – от тысячи долларов за метр. Так нет проблем, дорогой! Получи Дом купца Губина на Петровке. Работа Матвея Казакова, ХVIII век, три с половиной тысячи кв. м по льготной цене в $180 тысяч. Надо где-то галерею Академии художеств разместить? Пожалуйста! Усадьба князей Долгоруких на Пречистенке (опять же Казаков), 5800 кв. м, $500 тысяч.

В свое время царский подарок преподнес художнику и президент Ельцин. В 94-м передал в бессрочное пользование фонду «Парк чудес», принадлежащему Церетели, 280 гектара земли в Нижних Мневниках. Создание там русского Диснейленда – один из самых амбициозных и самых затянувшихся проектов московской городской стройки. Изначально предполагалось поделить территорию на тайгу, тропики, пустыню и прочее и заселить персонажами русских сказок (наш ответ Микки-Маусу). Плюс расставить везде уменьшенные копии самых известных архитектурных памятников мира – Эйфелевой башни, собора Парижской Богоматери, Кельнского собора. И даешь развлекалово круглый год!

Помимо собора Богоматери и башни Церетели собирался построить в парке некий «храм очищения души» – символическое древо жизни, ветки которого представляют все мировые религии. Аналогичное дерево, только со зверями вместо религий, можно наблюдать в Московском зоопарке. Однако сразу денег на все это великолепие не нашлось (и то сказать – чудеса обойдутся в $3–4 млрд.), и долгие годы парк оставался утопией. Сейчас дело, похоже, сдвинулось с мертвой точки. Вроде бы компания «Социальная инициатива» даже подписала с Церетели договор на строительство парка и вроде бы уже даже начали что-то делать.

Согласно проекту, помимо русских народных чудес, тундры и Эйфелевой башни здесь должна быть обустроена Святая земля – Ноев ковчег, аттракционы и викторины по текстам Библии, Корана и Торы, экскурсии по «тематическому парку Библии и Корана», в ходе которых можно наблюдать «пляски ханаанских храмовых блудниц» и все такое. А еще в парке сделают места отдохновения для взрослых – трактиры, харчевни, рестораны, ночные клубы и казино. Именно эта «взрослая» инфраструктура со всеми ее прибыльными заведениями должна финансово подпитывать детские чудеса.

Что-что, а высокая доходность казино (среднее приносит владельцам полтора-два миллиона долларов в неделю) известна Зурабу Константиновичу не понаслышке. По некоторым сведениям, под парк помимо неосвоенных гектаров на отшибе Ельцин выделил еще и участок в центре города вместе с постройками. Далее процитирую газету «Версия». «Сперва о проекте много говорили, потом подустали, потом забыли вовсе. Тем не менее фонд, руководимый московским скульптором №1(имеется в виду Церетели. – Ред.), существовал. И даже занимался некоторой деятельностью. Например, передал право владения своим зданием некоему закрытому акционерному обществу с аналогичным названием — «Детский парк чудес». Затем, уже совсем на законных основаниях, здание продают американской компании, которая и обустраивает здесь казино «Кристалл». При продаже здания московский скульптор №1 оговорил для себя возможность участия в доходах казино и получил 10% акций заведения.

На сегодняшний день (на момент публикации – 2000 г. – Ред.) единственным учредителем казино является корпорация «Оптикал Бейсике инк.» (Лос-Анджелес, США), а вот представителем этой корпорации в Москве и, по сути, владельцем казино «Кристалл» до последнего времени числился гражданин США Леон Ланн, имеющий 70% акций». По утверждению «Версии», «московский скульптор №1 предложил мистеру Ланну (...) делить все доходы пополам. Владелец контрольного пакета акций мистер Леон Ланн с негодованием отверг сумасбродное предложение творческого работника. И тогда скульптор развил бешеную деятельность но обличению скрывающегося от преследования американских властей авантюриста. Злые языки утверждают, будто скульптор предлагал знакомым в силовых структурах миллион долларов за выдворение Ланна из казино».

Пошлость и рутина

Есть у Зураба Константиновича и другой, не менее амбициозный проект стоимостью в $300–400 млн. – музыкальный квартал (для него уже создан, конечно же, специальный фонд). Авторы идеи – депутат Мосгордумы Иван Новицкий, ведающий вопросами земельных и имущественных отношений, и, конечно, уважаемый Зураб Константинович. Предполагается переобустроить квартал между консерваторией и Тверской улицей. Общая площадь – 18 гектаров. В него войдут Брюсов, Вознесенский, Газетный, Собиновский и три Кисловских переулка. В результате перепланировки памятник Чайковскому у ограды консерватории окажется в центре концертного зала под открытым небом (вокруг – места для оркестрантов, на противоположной стороне Большой Никитской – VIP-ложи). Чуть в стороне поставят памятник Глинке и Могучей кучке. Часть домов снесут, часть – реконструируют, в первых этажах зданий по Брюсову переулку откроют сувенирные лавки, замаскированные под театральные ложи. В Вознесенском переулке устроят Детскую площадь с интернет-кафе и музыкальными магазинами. У выхода на Тверскую установят гигантские песочные часы «Семь нот», которые эти самые семь нот станут отбивать каждый час (песочные часы с боем – это, бесспорно, наше ноу-хау). А во дворах откроют пивные, казино и ресторации. Заметим, что проект встретил ожесточенное сопротивление деятелей культуры: в ходе работ так или иначе будут затронуты 36 памятников истории и архитектуры. Деятели пишут мэру письма, но, видимо, зря.

Дело в том, что идея «музыкального квартала» родилась в связи с другим проектом, разработанным в стенах самой мэрии. Изначально обсуждалось строительство масштабного офисного комплекса между Брюсовым и Вознесенским переулками. Цель строительства – пополнение городской казны. Заказчик – АО «Усадьба-Центр» со 100-процентным уставным капиталом правительства Москвы. Эксперты тут же возмутились и начали кричать, что облик классических московских усадеб следует сохранять неприкосновенным. Тут и возникла музыкальная тема. Мол, не хотите офисов для пополнения бюджета – нате, получите измененный до неузнаваемости облик классической усадьбы ради высокого искусства. Уже известно, что архитектурную сторону проекта готовят «Моспроект-2» и проектная мастерская № 10, скульптурную – Зураб Церетели и его ученики. Именно они изваяют изюминку квартала – статуи под названием «Пошлость и рутина».

Осталось построить

Помимо «пошлости и рутины» у Зураба дел масса. Планов – громадье. Они столь же масштабны и монументальны, сколь и произведения. Задумана серия из бесконечного множества монументов под названием «Свечи мира» – гигантских, высотой с небоскреб, светильников с молельнями внутри. Церетели хочет провести проект через ООН и поставить свечи во всех странах.

Еще он намерен установить во Франции несколько памятников Оноре де Бальзаку. Проект типа «три медведя»: большой, 40 метров, средний – 16 и маленький – 8. Также Церетели предложил грекам из списанных евромонет воссоздать «Колосса Родосского» (одна нога на одном берегу, вторая — на другом). А киприотам обещает изготовить циклопическую статую Афродиты ростом повыше Эйфелевой башни. Девушка должна быть метров триста высотой. Проект оценивается в $50 млн. А для друзей-монголов Зураб Константинович, говорят, намеревается изваять памятник Чингисхану и его старшей жене – Буртэ. В Монголии уже собирают деньги на монумент (каждый гражданин в обязательном порядке должен сдать по 100 тугриков – это около 4 рублей). В целом мемориальный комплекс обойдется примерно в $19 млн.

Но главные дела Зураба Константиновича – дома, в Москве. Вот недавно началась реконструкция мухинской скульптуры «Рабочий и колхозница». Проект реконструкции подготовлен, конечно, Академией художеств. С 10-метрового постамента сладкая парочка переедет на 35-метровый. Внутри, как вы уже догадались, будет торговый комплекс. Арендаторы участка, где будет воздвигнут постамент-магазин, заплатят $7 млн.

Неподалеку от своего Петра Церетели хочет поставить огромаднейшего Никиту Михалкова. Михалков будет стоять на берегу Москвы-реки на одной ноге. Другую он занесет над водной гладью, как бы намереваясь перейти реку вброд (это – тонкая аллюзия с фильмом «Я шагаю по Москве»).

Ждет своего часа и хрустальная часовня св. Александра Невского на Манежной площади, напротив гостиницы «Москва». Во времена Советов часовня, возведенная в честь победы в русско-турецкой войне, была снесена. Теперь Церетели желает не только вернуть ее на место, но и осовременить. От фундамента и до креста сооружение, строительство которого обойдется «всего-то» в $5 млн., должно быть стеклянным. Этот проект в свое время горячо поддержал Владимир Ресин.