Лесную политику диктует иностранный капитал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.08.2007, Фото: "Коммерсант"

Лесную политику диктует иностранный капитал

Коммерсанты и "зеленые" поучают правительство России

Валентин Дергачев

Converted 24810.jpg

Судя по последним сообщениям Минпромэнерго, государство постепенно сдает свои позиции в лесной отрасли. Лозунг президента «ни бревна за рубеж, перерабатывайте в России» больше не актуален. Чиновники с удовольствием отдаются лесопромышленному лобби. И самое обидное, что первую скрипку в этой капитуляции играет иностранный капитал.

Сначала правительство активно показывало зубы. С 1 июля ввело поэтапное повышение пошлин на вывоз «кругляка» - не менее 50 евро за кубометр к 2009 году. По замыслу кабинета министров, такие меры должны было подвигнуть Китай и Финляндию строить лесозаводы по эту сторону границы, формируя для России отчисления в бюджет и рабочие места.

Однако пиар-компания о «глубокой переработке нашего леса» оказалась просто красивой картинкой. На деле чиновники ведут себя совсем по-другому.

Чтобы облегчить непосильный груз на кошельки лесных коммерсантов, Минпромэнерго разработало порядок утверждения приоритетных инвестиционных проектов в сфере освоения лесов. Теперь любой инвестор (если чиновники признают его проект приоритетным) будет платить за лесной участок даже не минимальные ставки аренды, а только полцены от них. И получать этот участок будет без конкурсов и аукционов.

Но самое главное – Минпромэнерго установило, что «приоритетность» лесного проекта начинается с 300 млн рублей – примерно 11-12 млн долларов.

Что значат эти деньги для лесной отрасли, когда строительство ЦБК средней руки стоит не меньше 1 млрд долларов? Теперь экспортеры будут покупать простые лесопилки, минимально обрабатывать арендованный (за половину минимальной цены!) лес – и гнать его за границу дальше: ведь новые высокие пошлины относятся только к необработанной древесине.

Более того: 300 млн рублей можно инвестировать не в одиночку, а коллегиально, скинувшись. Так что ситуация может дойти до полного абсурда. Соберется, к примеру, толпа мужиков с импортными бензопилами и предъявит Минпромэнерго свои права на спелый лесной участок.

***

Минпромэнерго принимает свои решения не в одиночку. У него есть Координационный совет по лесным вопросам. Спрашивать, у общества, как надо работать государству, сегодня очень модно.

Только в лесном совете Минпромэнерго не независимые организации, не патриоты-экологи – а сплошь крупный бизнес. Делегаты от группы «Илим Палп», Архангельского ЦБК и Сыктывкарского ЛПК, Союза лесоэкспортеров.

На кого работают эти предприятия? В прошлом году 50% «Илим Палп» купила американская компания «Интернейшнл Пейпа». Контрольный пакет Архангельского ЦБК принадлежит австрийской «Палп Милл Холдинг», Сыктывкарского ЛПК – шведской группе «Монди».

Про Союз лесоэкспортеров России – вообще отдельный разговор. Его председатель Мирон Тацюн (пользуясь студенческой дружбой с Михаилом Касьяновым) в свое время получил официальное поручение определять для правительства РФ индикативные цены на экспорт леса. Михал Михалыча давно нет – но по сию пору лесоэкспортеры Тацюна устанавливают условия вывоза леса, по сути, сами себе. Таможенно-тарифной собакой виляет хвост.

Что могут эти люди посоветовать нашему государству? Как правильно управлять российским лесом в пользу зарубежных компаний? Представьте, что иностранцы учат «Лукойл» и «Газпром», как осваивать российские недра, а оборонный комплекс – как собирать систему «Град» и автомат Калашникова.

Тогда почему в лесном комплексе России сегодня происходит то, что в других сферах экономики даже представить нельзя?!

***

Минприроды пошло еще дальше. Собрало в свою Лесную коллегию не только бизнес – а еще лесных вице-губернаторов и «зеленых» всех мастей.

Федеральному центру советоваться с региональной властью – все равно, что спрашивать у кошки, сколько ей накапать валерьянки. Ответ будет один: «Дай еще». К тому же новый Лесной кодекс передал регионам все полномочия по распоряжению лесами и федеральные субвенции на лесоуправление в придачу. Этот факт стал причиной неимоверной эйфории на местах: пошла плясать губерния.

Поэтому Минприроды сумело провести Лесную коллегию всего два раза. Последнее заседание – в апреле – завершилось знаково. Очевидцы рассказывают, что когда региональные чиновники наконец-то поняли, что они получили не только право продавать леса, но и обязанность их охранять и выращивать, в зале поднялся основательный гул. «Забирайте полномочия обратно!» – хамски выкрикнул один из регионалов. «И заберем», – пообещал замглавы Минприроды Анатолий Темкин. Больше разговаривать было не о чем.

Зато на смену Лесной коллегии пришел другой «добрый дедушка» – Общественный лесной совет. Его организовал Рослесхоз (Федеральное агентство лесного хозяйства), подведомственный Минприроды, В совет позвали тех же «зеленых» и делегатов от крупного бизнеса.

С точки зрения исполняемых задач эти две силы не отличаются ничем. От бизнеса в совете – все те же ЦБК, которые контролирует иностранный капитал. От «зеленых» – Гринпис, WWF, FSC и прочие филиалы зарубежных борцов за «цивилизованные лесные отношения».

Они смирно молчали, пока в Скандинавии, Европе, Китае не были вырублены практически все леса. Зато неизбывной тревоги за Россию у импортных «зеленых» всегда было хоть отбавляй. Тревожиться за нашу родину сегодня очень выгодно. Бюджет WWF достигает 469 млн долларов в год, бюджет Гринпис – 165 млн долларов. Основательная часть этих сумм уходит на лоббирование интересов мирового лесного бизнеса в России. Или просто на расшатывание общественного мнения.

***

На этот раз «зеленые» тоже подняли вой. Рослесхоз додумался обсудить с вышеперечисленной компанией новые правила заготовки древесины. И снова не осталось сомнений: о том, как рубить древесину в российских лесах, лучше всего знают именно за рубежом.

О подробностях того заседания на сайте Рослесхоза висит, как обычно, несколько общих фраз. Есть всего одна конкретная цифра. Зато какая! Вот цитата из пресс-релиза: «Лесопромышленники предложили отказаться от таксационного перечета деревьев при отводе лесосеки, площадью более 10 га, руководствуясь только материалами лесоустройства».

Все понятно? Государству предлагается дать разрешение, чтобы российский лес вырубали вообще не считая.

Перед таким нахальством меркнет даже требование Гринпис и WWF вычеркнуть из правил сверхинтенсивные выборочные рубки в защитных лесах: иначе «так можно вырубить 90-95% леса». А если лес переспелый или, не дай бог, больной – ему что, гнить дальше? Создавать пожарную опасность, мешать расти молодым деревьям? И как такие перспективы соотносятся с «искренней любовью» гринписовцев к природе-матери?

Забавно, что, по сообщениям Гринпис, к спорам вокруг правил заготовки древесины Рослесхоз отнесся чисто с крестьянской смекалкой лесовода. Важно послушал оппонентов – и направил в Минюст исключительно свой вариант правил.

Зачем же советовались с «зелеными» и бизнесом? Возможно, для того, чтобы еще раз убедиться: в сфере регулирования лесных отношений государство может положиться только на собственную интуицию. Объективную оценку реформ получить невозможно – каждый советчик играет в интересах своей поляны.

Правда, пример Рослесхоза – скорее, исключение из правил. Остальные ведомства по-прежнему воспринимают поучения иностранного лобби как Моисеево откровение, и ждут пока к ним под окна придут триста мужиков с дорогими бензопилами.

***

Господа чиновники, опомнитесь! Вы – федеральный центр, от ваших решений зависит вся Россия, сотни тысяч лесников, работников лесной промышленности. За вами – толпа юристов, научно-исследовательские институты. За вами – крупнейшая лесная держава с 300-летним стажем управления лесами.

Зачем же тратить свое драгоценное время на обсуждение чего бы то ни было с заведомо ангажированными организациями?

Господа «зеленые»! Посмотрите не свои визитные карточки. Там не только всемирно раскрученный логотип – там еще есть ваша фамилия. Русская фамилия, которую будут носить ваши дети, внуки. Пока еще не поздно сделать так, чтобы они жили в России, а не на финско-китайской границе… Посмотрите, наконец, вокруг. Зелень – это не только цвет банкнот: это нечто большее.

***

Был такой депутат – Владимир Крупчак, лесной олигарх из Архангельска. Был – потому что в новом составе Госдумы его уже не будет. И очень жаль: ведь он служил удивительным примером плюрализма мнений в вышколенной «Единой России».

Партия дала Крупчаку все: защиту от Генеральной прокуратуры, докторскую диссертацию, создала для него в Госдуме специальный подкомитет по лесу.

А что сделал Владимир Ярославович? Он не справился даже сам с собой. Всякий раз, когда в проекте нового Лесного кодекса появлялся очередной строчка в пользу государства, а не коммерсантов, в голове Крупчака начинал работать калькулятор. И предполагаемые личные убытки настолько перекрывали генеральную линию партии и правительства, что за выступления депутата ему надо было отдать гранты всех российских «зеленых» вместе взятых.

Говорят, когда в Госдуме шло финальное голосование за новый Лесной кодекс друзья Крупчака – Чилингаров и Пехтин – держали «диссидента» очень крепко. Никому не хотелось пустить под откос единогласную партстатистику.

Но одно достоинство Владимира Ярославовича перевешивает все остальные недостатки. Он не скрывал своих бизнес-интересов, не прятал меркантильность за зеленой ширмой высоких идеалов.

Он (пусть даже первый раз в своей жизни) вел себя честно. Единственный среди лесных лоббистов.

***

Каждый народ имеет ту власть, которую заслуживает. Продолжая тезис, можно сказать, что гражданская ответственность тоже напрямую зависит от развития общества.

А значит, можно сделать вывод: в экологических проблемах страны виноваты только ее граждане. Ведь наше безразличие достигло такой степени, что в России нет НИ ОДНОЙ национальной экологической организации, способной влиять хоть на что-нибудь. Это место давно и безнадежно вакантно.

Не создав ничего своими силами, мы добровольно капитулировали перед «зелеными» из заграницы.

И государству, пожалуй, даже выгоден экологический аутизм населения. Росприроднадзор со своей опереточной активностью – давно не в счет. Это просто вывеска, каморка старого Карло. Очаг с похлебкой никогда и не был настоящим, он нарисован на истлевшем холсте (который, правда, то и дело протыкает любопытный нос Митволя в поисках очередной головки лука).

Нет в России «зеленой» силы, которая может вывести народ на баррикады. Вывести за идею, а не за гранты Евросоюза. Нет настоящих патриотов, нет пророков, нет трибунов в лесном отечестве. Только Крупчак остался.

И смех, и, в некотором роде, грех…