Либерал-банкроты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::02.12.2005

Либерал-банкроты

Конфликты, интриги и скандалы внутри право-либерального лагеря (2003-2005)

Сергей Изотов

«Все войны происходят от изобилия денег» - сказал ещё в античные времена один греческий историк. Если в двадцатом веке на нашей планете разворачивалась гонка вооружений, то в веке двадцать первом началась гонка политтехнологий. Информационное «оружие» стало основным как в международных, так и во внутриполитических разборках. Российские «правые» либералы, представляемые партиями «Яблоко» и Союз Правых Сил, всегда боролись между собой. История этих «отношений» представляет некоторый интерес для тех, кто хочет понять почему эти партии пришли к полному краху.

Выборы в Думу-2003: «коробка из-под ксерокса» против «коробки из-под яблок»

К выборам в Думу обе партии подошли хорошо-«упакованными»: были и деньги и время для подготовки. «Боевые действия» шли долго и упорно, в результате чего, обе партии оказались у разбитого корыта и не прошли в парламент. Весной 2003 года появилась загадочная организация «Яблоко без Явлинского», которая и нанесла «Яблоку» основной урон, так как пока «яблочники» искали виноватых, СПС преспокойно вело свою кампанию, правда, как выяснилось потом, СПС завело её не в ту сторону. Конечно, «фруктовая» партия всячески грешила на прямых конкурентов – СПС, но, как признал наш анонимный собеседник в СПС, партия оказывала финансовую поддержку «Яблоку без Явлинского» только на финишной прямой, так как деятельность этой «организации» была признана полезной для СПС, а проект этот был создан и раскручен без участия СПС пиар-компанией «Р.И.М. Портер Новелли», согласно информации, [page_13520.htm опубликованной в «Московских новостях»]. Согласно другой версии, формула «Яблоко без Явлинского» была придумана Леонидом Гозманом и озвучена им ещё в ноябре 2002 года.

Осенью 2003 года – следующий скандальный эпизод кампании: предвыборный штаб (по другой версии – федеральный политсовет) СПС увольняет политтехнолога Марину Литвинович, которая вела кампанию. Высшими руководителям СПС в вину Литвинович было поставлено буквально всё: никому не нравился её «креатив», эффективность кампании была крайне низкой, Марину обвиняли даже в нарушении дисциплины, но самое тяжкое обвинение заключалось в сливе информации конкурирующему «Яблоку», кампанию которого, на деньги ЮКОСа вёл бывший коллега Литвинович по знаменитому в 2000-2002 годах проекту Фонда Эффективной Политики «Страна.ру» Вадим Малкин. С другой стороны смешно обвинение Литвинович во всех грехах и есть более правдоподобное объяснение её увольнению из СПС: она была принесена в жертву при переделе власти в предвыборном штабе.

Малкин возглавлял PR-компанию АСК-Агентство Стратегических Коммуникаций, которое вело кампанию «Яблока» и в октябре 2003 подверглось обыску Генпрокуратуры в связи с поиском последней документов по целому вороху уголовных дел сотрудников ЮКОСа. В сейфе АСК сотрудники прокуратуры обнаружили аж 700 000 долларов, которые на поверку оказались «ничьими», так как ни «Яблоко», ни ЮКОС, ни тем более лично Малкин не захотели сразу объявить эти деньги своими. Ехидные журналисты тут же окрестили этот эпизод «находкой «коробки из-под яблок», в память об эпизоде президентских выборов 1996 года, когда в проходной Дома Правительства спецслужбисты задержали сотрудников избирательно штаба Ельцина Лисовского и Евстафьева с «коробкой из-под ксерокса» в которой находилось 500 000 долларов.

Пиарщики СПС раздули эту историю в СМИ, как чрезвычайно выгодную для себя накануне выборов в Думу, Малкину даже грозила тюрьма, так как хоть деньги и не были «его», но сейф, в котором их нашли всё же принадлежал компании где он был единственным учредителем. Уволенная из СПС Литвинович, пытаясь «спасти» друга и бывшего коллегу Малкина, позвонила Леониду Гозману, главе креативного совета СПС, и потребовала встречи, на которой в резкой форме заявила, что если травля Малкина в СМИ не прекратится, она начнёт «войну» с СПС. Гозман хладнокровно выгнал Литвинович, а на следующий день на известном сайте «Компромат.ру» [page_13866.htm были опубликованы] расшифровки телефонных переговоров Гозмана. Расшифровки были анонсированы как «прослушки штаба СПС», они обвиняли СПС в использовании «чёрного пиара» в отношении «Яблока» и частичном финансирования кампании СПС за счёт бюджета РАО «ЕЭС».

В ночь перед обыском на Малкина вышел влиятельный человек и предупредил его, что ему лучше не ходить завтра в офис и вообще желательно уехать из страны, что Малкин затем и сделал. Сам Малкин говорит, что признал, что деньги его и недвусмысленно намекает о причастности людей из окружения Чубайса к обыску. Его слова имеют смысл, так как в суматохе, которая создалась тогда по поводу «дела ЮКОСа» обыски проводились даже в детском доме и организовать обыск в пиар-компании, связанной с нефтяной компанией было плёвым делом. Тем не менее, правовой статус тех денег до сих пор не определён: они до сих пор находятся в прокуратуре с формулировкой «изъяты как вещественное доказательство» по так называемому «большому делу» ЮКОСа № 184103.

Гозман поступил довольно нестандартно: на следующий день он опубликовал в «Независимой газете» статью, где [page_13899.htm признавал опубликованные Компроматом.ру расшифровки подлинными] и, приняв красивую позу, повествовал о том, что «коробка из-под яблок» пятнает репутацию «Яблока» гораздо сильнее, чем «коробка из-под ксерокса» репутацию СПС, тем более что «ксероксу» к тому времени исполнилось уже 8 лет. Главный пиарщик СПС закончил свою статью великодушным дружественным жестом по отношению к «Яблоку» и чуть ли не предложением совместных действий по объединению демократических сил, что было не особо актуально, ибо кампания «Яблока» к тому времени общими усилиями была практически развалена. Учитывая абсолютную безвредность (если не наивность) тех расшифровок для СПС, можно предположить, что они были «самострелом», то есть сфабрикованы самими пиарщиками Союза Правых Сил, хотя близкие к этой партии люди уверяли всех, что эти «топорные» прослушки не были сфабрикованы самими «СПСниками».

Стоимость кампании-2003 «Яблока» оценивается экспертами в 7-10 миллионов долларов, а кампании СПС – в 6-8 раз больше. По оценкам бывших пиарщиков «Яблока» бюджет СПС только по чёрному пиару в отношении «Яблока» в думскую кампанию 2003 был от 3 до 5 млн. долларов. Чёрно-пиаровский бюджет «Яблока» не превышал 300 тыс. долларов. После выборов комиссия члена политсовета СПС Константина Ремчукова установила, что главной причиной поражения стало [page_14317.htm элементарное расхищение средств]: по оценкам комиссии украдено было около половины бюджета (от 12 до 26 млн. долларов). Ремчуков позже отказался от выводов своей комиссии, назвав их «предварительными». Кроме того, деньги элементарно выкидывались на ветер в огромном количестве, а бюджеты были серьёзно завышены. Одна из статей расхода была повсеместное (веерное) размещение песенки «Хорошая была партия «Яблоко», но Явлинский её загубил» во всех возможных радио-эфирах о которой вспоминают, как правило, только «яблочники», а люди из СПС, напротив, уверяют, что такой песенки не было вовсе. О количестве украденных денег косвенно также указывает и тот факт, что Марина Литвинович до сих пор живёт на них, то есть уже более трёх лет, так как от своей шизо-демократической деятельности новоявленная «правозащитница» почти ничего не имеет и при любом удобном случае подчёркивает, что «ведёт кампанию на свои деньги».

Экологический рэкет «Яблока»

Некоторые экологические организации упрекают «Яблоко» в экологическом рэкете. Механизм такого «бизнеса» предельно прост: аналитик раскапывает «денежную» тему и хорошо-известная в прошлом за экологический уклон, партия «Яблоко» начинает давить на заинтересованные стороны средствами общественного и политического воздействия. Общественность и электорат взбудоражены, партия набирает политические очки и получает откат за то, чтобы перестать педалировать «больную» тему. Именно так было организовано «Яблоком» давление на администрацию Челябинской области во главе с Петром Суминым по поводу неблагополучной экологической обстановки вокруг комбината «Маяк», когда-то производившим плутоний для ядерных зарядов СССР, расположенном близ «закрытых» городов Снежинск и Озёрск (в прошлом – Челябинск-65): активисты «фруктовой» партии заваливали прокуратуру запросами, проводились митинги по всему Южному Уралу на которых звучали апокалиптические прогнозы и сказки про мутантов.

Вот как описал механизм «экологического рэкета» депутат Госдумы Антон Баков в интервью сайту УралПолит.ру: «Создается сеть экологических организаций. Делается это так: три человека подписали бумаги, сдали их в Минюст, сделали печать – и организация готова. Потом они идут делать пробу снега возле какого-нибудь детского садика. Толкут в эту пробу таблетку аспирина, несут в СЭС. Там снег растапливают, аспирин растворяется, делают анализ и хватаются за голову – ужас, какие у этого завода выбросы! Надо закрыть это предприятие! И вообще, зачем нам эти заводы, если можно за рубежом покупать хорошие таблетки? И предлагается выделить в бюджете области десятки миллионов рублей на закупки западных лекарств…»

Комбинат «Маяк», расположенный в Челябинской области – одно из немногих предприятий в мире, которое перерабатывает и утилизирует во временное хранение ядерные отходы. На территории комбината ещё в 1957-67 годах произошла серия чрезвычайных ситуаций связанных с радиацией, опасность которой тогда не совсем осознавали: в 1957 году вскипели ёмкости с ядерными отходами и случился катастрофический выброс радиации в реку Теча, а в 1967 году во время засухи, заражённая вода озера Карачай, которое использовалось для слива «тяжёлой воды», через испарения выпала в дожде на прилегающей территории. Радиация – это фактор жизни в данной местности и ничего с этим сделать уже нельзя. В городах примыкающих к «Маяку» нет никакой работы и комбинат является единственным средством выживания местных жителей. «Яблоко» же требовало не ввозить ядерные отходы на переработку, тем самым лишить «Маяк» и его рабочих работы, так как оружейный плутоний на комбинате давно уже не производится, но потом отступило по неизвестным причинам. Совместные акции «Яблока» и Greenpeace против комбината “Маяк” окончательно испортили международную репутацию предприятия, в результате чего сорвались некоторые контракты и упали цены на услуги. Между тем, аналогичные предприятия в других странах процветают.

Скандальная кампания Хакамады (президентские выборы-2004)

Марина Литвинович всплыла в следующий раз уже весной 2004 года в президентскую кампанию 2004 года, в которой она руководила штабом Ирины Хакамады, бывшей высокопоставленной либералкой из СПС. Хакамада не была кандидатом СПС и шла на выборы самостоятельно при полной финансовой поддержке Леонида Невзлина, который, как человек предельно прагматичный, после провала Хакамады очень жалел потраченных денег, тем более что, многое потрачено было не совсем на выборы. Политсовет Союза Правых Сил тогда принял решение о «свободном голосовании», то есть члены партии могли голосовать как «за», так и «против» Юрины Муцуовны на выборах. Для регистрации в качестве кандидата на президентских выборах Хакамаде нужно было собрать подписи избирателей в свою поддержку. Подписи собираются обычно федеральными сетевыми структурами и штаб Хакамады запросил помощи родственной партии – СПС. Чтобы дать возможность заработать региональным отделениям СПС, федеральный совет разрешил собирать подписи, при этом Хакамада должна была оплатить работу по сбору автографов избирателей.

Подписи были собраны, Хакамада стала кандидатом, но не расплатилась примерно с 50% региональных отделений СПС, что было тем более интересным, потому что денег у неё на кампанию хватало. Назывались суммы от 300 до 700 тыс. долларов, которые Хакамада осталась должна за сбор подписей. Вся кампания Хакамады обошлась спонсору в 10 млн. долларов, причём при этом пострадали не только сборщики подписей, но и фонд ИНДЕМ Г.Сатарова. Затем появились слухи, что несколько миллионов из выделенных Невзлиным, Хакамада вообще потратила на приобретение роскошной многокомнатной квартиры с пентхаусом в районе улицы Тверской в Москве.

Известно, что финансами во всех кампаниях Хакамады занимался ее муж – «бизнесмен» Владимир Сиротинский, предпочитавший экономию бюджета «нести в семью», причём по словам некоторых инсайдеров, Хакамада в ходе думской кампании СПС не делала никакого секрета из того, что ненавидит Литвинович, называла ее сукой и дурой, а руководить предвыборным штабом на президентской кампании Ирины Мацуовны ее не приглашали. Окружение Хакамады объяснило появление Марины недвусмысленной фразой: "это условие генерального спонсора – Леонида Невзлина." Конечно, гонимому олигарху Невзлину были неизвестны «подвиги» Литвинович, ибо по «надёжным» каналам ему рекомендовали её как «хорошего» политтехнолога…

Великой политической деятельнице так понравился описанный «политический» бизнес, что у неё так и не хватило мужества и женственности уйти на покой и Хакамада пыталась после «пролёта» на президентских выборах создать свою собственную партию. Вначале она остановилась на названии «Свободная Россия», но это название оказалось уже зарегистрированным и партию переименовали в «Наш выбор». Партия Хакамады настолько малоизвестна, что «чей же это выбор» так и не понятно…

Комитет-2008: полтора года пустого времяпровождения

В СССР «комитетчиками» обычно называли работников КГБ, а в современной России это название закрепилось за членами «Комитета-2008» - неформального объединения «оппозиционных» журналистов, деятелей культуры и когда-то гремевших политиков правого толка, самые известные из которых: Гарри Каспаров, Владимир Буковский, Игорь Иртеньев, Евгений Киселев, Юлия Латынина, Борис Немцов, Виктор Шендерович, Владимир Рыжков и Борис Надеждин. Аренда залов, где проводились заседания и пресс-конференции Комитета проплачивались иногда даже за счёт личных средств Немцова и Каспарова.

Первой пиар-акцией Комитета была совместная с «Яблоком» и КПРФ попытка заставить Верховный Суд отменить результаты выборов в Думу в 2003 году. Высшая судебная инстанция России подтвердила законность выборов и оставила Комитет ни с чем. Далее «комитетчики» пытались всячески будоражить общественность скандальными заявлениями правозащитного и «демократического» свойства: пугали демонтажом демократии, стращали объединением всех демократов и либералов, напоминали о существовании «борцов за свободу» Чечни, многих из которых уже нет в живых. Каспаров даже назвал Путина «фашистом, разрушающим российскую демократию», но все эти заявления общество нисколько не впечатлили и в настоящее время Комитет практически развалился, во многом благодаря политической импотенции своих членов и создателей. Достоверно известно, что лично Путин даже палец о палец не ударил, чтобы развалить Комитет-2008.

Члены и орг-работники «Комитета» не получали за свой труд зарплаты, что, видимо, и стало причиной плачевной результативности «работы» этой коалиции анти-путинских сил, единственным результатом которой стало соглашение о взаимном ненападении, что зафиксировано в выпущенном 7 апреля 2005 года красноречивом меморандуме «Комитета» по итогам полутора-годового срока его «работы»:

1. Комитет 2008 отмечает, что в ходе переговоров о создании объединенной демократической партии позиции участников существенно сблизились. Важно, что все участники переговоров договорились о взаимной корректности и взаимном уважении, независимо от имеющихся разногласий.

2. Комитет 2008 отмечает, что на этом этапе переговоров достичь согласия о создании единой партии не удалось.

3. Комитет 2008 и участники переговоров подтверждают, что Комитет 2008 остается признанной сторонами площадкой для дальнейших переговоров об объединении демократических сил.

4. Комитет 2008 приступает к организации совместных действий демократической оппозиции.

Почти двухгодичные бесплодные усилия вконец вымотали самых ретивых членов Комитета – Каспарова и Рыжкова, которые в начале 2005 года заявили о создании своей собственной партии, а затем разошлись.

По уставу Комитет денег не зарабатывает, а только тратит деньги - пожертвования и членские взносы участников. Для участия в думских выборах в 2007 году Комитету-2008 была нужна уже зарегистрированная в Министерстве Юстиции партия, так как по ощущениям участников Комитета, новую партию зарегистрировать уже не удалось бы. Около года на еженедельных заседаниях Комитета обсуждался главный вопрос о том, какая же действующая политическая партия станет оболочкой и платформой для объединения демократов под новые выборы, но ни «Яблоко», ни СПС, в конце концов, не согласились стать «матрицей», чтобы способствовать восхождению «избранного», на роль которого усиленно претендует бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров.

В таких условиях в конце апреля, наконец-то появилась партия, которая вполне может стать платформой для создания объединённой демократической партии. Это – карликовая Республиканская партия Владимира Лысенко, за которую членов Комитета агитирует депутат Владимир Рыжков, прозванный за молодость «киндер-сюрпризом». 
Как удалось выяснить «ВЕРСИИ», Республиканская партия согласилась участвовать в проекте Комитета-2008 совершенно безвозмездно, а не была «куплена» под демократическое объединение, как это обычно принято делать. В случае если партия становится платформой объединения, она претендует в дальнейшем на все бюджеты. Ситуация усугубляется тем, что Владимир Рыжков стал жертвой очередной умелой политической разводки: не так давно он был включен в неофициальный список кандидатов на пост губернатора Алтайского края, вместо губернатора-аншлаговца Михаила Евдокимова. Скорее всего, Рыжкова «кинут» с губернаторством, но молодой политик уже попался на эту удочку, разойдясь с Каспаровым.

Каспаров не согласен с Рыжковым и готовит в мае съезд своей новой политической структуры. Ирине Хакамаде, например, предлагают купить за миллион уже зарегистрированную партия «Свободная Россия». В настоящее время существуют уже не 5, а 6 традиционно-демократических партий, которые могли бы претендовать на роль «объединительной». Обострилась борьба за лидерство в Демократической партии, в которой когда-то состояли Травкин, Каспаров, Глазьев, Мурашов и Прусак: в апреле был проведён спорный съезд, на котором делегаты пытались изменить учредительные документы с целью «прихватизировать» партию.

Со стороны Каспарова в данный момент имеются хорошие отношения со структурами фонда «Открытая Россия» в лице г-на Осовцова - организацией, которая имеет выход на западные демократические фонды, спонсировавшие «оранжевые революции» по всей Восточной Европе.

Непонятно, во сколько на данный момент оценивается состояние главных потенциальных спонсоров Комитета-2008 - Леонида Невзлина и Михаила Ходорковского, львиная доля состояний которых была в акциях ЮКОСа. «Дело ЮКОСа» постепенно входит в затяжную патовую ситуацию, когда заинтересованные в разделе компании стороны готовятся вчинить друг другу иски и претензии на несколько миллиардов долларов. В ближайшее время возможен иск-претензия ЮганскНефтегаза ЮКОСу на 2 миллиарда долларов, в то время как теоретически сохраняется возможность банкротства и ЮКОСа и ЮганскНефтегаза по иску любого российского контрагента. В таких условиях оценить стоимость ЮКОСа проблематично. Иностранные активы группы Менатеп, не связанные с российскими предприятиями и нефтью, оцениваются специалистами в 1.5-2 миллиарда долларов, чего вполне может хватить на думскую кампанию.

Альпенштоком по кумполу гроссмейстера

История, как известно, повторяется в виде фарса. Если такого политического тяжеловеса как Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) по прямому указанию (заказу) генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина решительнейшим образом упромыслил Рамон Меркадер ледорубом аккурат в темечко, то таких политических пигмеев, как Гарри Каспаров, удовольствовали только нетяжёлым деревянным предметом – [page_16621.htm доской шахматной] (ГОСТ 3442543-3654).

То, что многие СМИ уже успели окрестить «нападением на борца с кровавым режимом» на самом деле явилось, даже по заключению самых отъявленных либералов, дешёвой провокацией, скорее всего организованной советником Каспарова, в прошлом известным политтехнологом и уже не раз упоминавшееся нами тут Мариной Литвинович. «Каспаров получил сильную гематому, но к врачам за помощью не обращался», а «нападавшего» отпустили с миром. Более остроумно эту версию озвучил политолог-охранитель В.Голышев в своём Интернет-дневнике: «Вопрос на засыпку: чем Марина Литвинович ударит Каспарова по голове, если он вернется из политики в шахматы?»

Тем не менее, у нового Остапа Бендера от политики Гарри Каспарова нашлось много сочувствовавших, в основном среди политически-озабоченных юношей и девушек из демократических молодёжных движений. Марина Литвинович, как бы раздумывая, чем в следующий раз «угостить» многострадальный череп бывшего гроссмейстера и свалить вину за это на конкурирующие политические и не очень силы, пыталась сохранить лицо, заявляя: "Мы напрямую связываем этот провокационный инцидент с тем заявлением, которое сделал на пресс-конференции после состоявшегося в Москве учредительного съезда молодежного движения "Наши" ее лидер Василий Якеменко, который позволил себе публично высказать обвинения резко оскорбительного характера в адрес Каспарова и Рыжкова".

«Профессиональные матери» от Литвинович

События в Беслане не оставили никого равнодушными как в прямом, так и в переносном смысле. Сразу стало понятно, что некоторые субъекты политического поля воспользуются самым святым, что есть в этой истории (горем матерей по ушедшим детям), чтобы эксплуатировать данные чувства и эмоции людей в своекорыстных интересах. Марина Литвинович снова оказалась в авангарде ушлых политтехнологов. Она так увлеклась, что даже стала издавать статьи под своим именем в которых воспользовавшись несколько неуклюжими действиями российских властей во время штурма школы №1 в Беслане, сделала далеко-идущие выводы о якобы бесчеловечной власти. За пару недель Марина ловко переквалифицировалась в правозащитницу и, под одобрительные возгласы Каспарова и других шизо-демократических маргиналов, стала рвать на себе бюстгалтер за матерей Беслана, некоторые из которых уже успели сколотить организованную группу и выдвинуть совершенно непонятные политические инициативы, даже попросить иностранного гражданства, чтобы уже в другой стране расследовать события в Северной Осетии. Это удивило даже видавшего виды учителя Марины – Глеба Павловского, который в изумлении стал одним из самых яростных оппонентов своей бывшей «правой руки».