Ликвидация: «Один выстрел - и ты без бизнеса»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Мельниченко

Ликвидация группы МДМ - последнее звено в смене стратегии финансово-промышленного конгломерата МДМ, руководимого банкиром Андреем Мельниченко. Ее элементы - централизация управления, диверсификация и устранение зависимости бизнеса от судьбы промышленных мегапроектов. Акционеры финансово-промышленного конгломерата, известного народу под двумя брэндами - "Группа МДМ" и "МДМ-банк", - на прошлой неделе приняли решение о ликвидации одного из них. Управляющая компания "Группа МДМ" отныне перестает существовать.


Главная тайна группы МДМ - ее акционеры


Официальная версия причин ликвидации такова: группа завершила структурирование промышленных активов, находящихся в ее владении, а именно промышленных холдингов "Сибирская угольная энергетическая компания" (СУЭК) и "Еврохим", и теперь больше не нужна. Заметим, что ранее группа МДМ выполняла функции единоличного исполнительного органа СУЭК и "Еврохима" и лишь в феврале нынешнего года сложила с себя эти полномочия.

Возникает резонный вопрос. С чем на самом деле связана такая кардинальная перестройка структуры одного из самых динамичных бизнесов, не имеющая аналогов в новой истории российского капитализма? История становления бизнеса финансово-промышленного холдинга МДМ малоизвестна, а сам бизнес как единое целое непрозрачен и непубличен. По этой причине попытки найти ответ на поставленные вопросы неизбежно остаются лишь версиями реальных событий. Тем не менее мы решились не ограничиваться точкой зрения пресс-службы МДМ и попытались немного прояснить ситуацию.

А кто акционеры?

Converted 16533.jpg

Сергей Попов

Главная тайна группы МДМ это ее акционеры. Сейчас в качестве определяющих акционеров публично признаны два человека - председатель совета директоров МДМ-банка Андрей Мельниченко и председатель совета директоров группы МДМ и член совета директоров МДМ-банка Сергей Попов. Нам кажется совершенно очевидным, что так было не всегда. Во-первых, банковский бизнес г-на Мельниченко, каким бы успешным он ни был пять-семь лет назад, не мог сгенерировать инвестиционный капитал, необходимый для формирования трех крупных отраслевых промышленных холдингов.

Во-вторых, г-н Попов, судя по его биографической справке, в середине 1990-х годов работал трейдером в малоизвестной металлоторговой компании на Урале и, очевидно, самостоятельно не мог финансировать проекты такого масштаба. Тем не менее, когда в 2000 году была создана группа МДМ, ее владельцами сразу же стали позиционироваться гг Мельниченко и Попов, и никто больше. Однако многочисленные косвенные факторы указывали на то, что среди партнеров по проектам группы МДМ должны были быть такие известные бизнесмены, как Искандар Махмудов, Олег Дерипаска и Роман Абрамович, а также ряд менее известных фигур.

Например, в момент усиления промышленной деятельности МДМ среди крупнейших клиентов МДМ-банка официально появились УГМК (контролируемая Искандаром Махмудовым) и "Сибирский алюминий" (управляемый Олегом Дерипаской). Нет нужды перечислять все такие косвенные факторы. Вопрос лишь в том, чтобы понять, как именно в руках Мельниченко и Попова оказалась вся полнота власти по проектам, которые должны были финансироваться уже признанными на тот момент промышленными олигархами. Из не связанных друг с другом источников тем не менее удалось подтвердить два факта.

Первый факт: группа МДМ началась задолго до ее официального создания, до 2000 года она называлась Трастпромхолдингом. На тот момент в ее капитале не было превалирующей доли гг Мельниченко и Попова, а сам Сергей Попов являлся лишь "смотрящим" за новым бизнесом со стороны главного инвестора - Искандара Махмудова. Второй факт: в момент реактивного взлета группы в 2000-2002 годах главный инвестор высказывал некоторое недовольство по отношению к своему бывшему подчиненному. Из сказанного можно приблизительно понять, что же произошло.

Группа получила серьезные средства со стороны для реализации крупного промышленного проекта. Однако менеджерскими талантами гг Мельниченко и Попова эти средства удалось "прокрутить" не в одном, а сразу в нескольких проектах. За счет этого удалось вернуть заемные средства с процентами и получить контрольные пакеты в нескольких промышленных предприятиях. Поскольку никто из сторон внакладе не остался, шалости "смотрящего" остались без последствий. За такие "услуги" в совместном бизнесе с г-ном Мельниченко Сергей Попов получил полное равноправие и плюс к этому возможность ставить на управление приобретенными активами своих людей (например, во главе СУЭК стал Олег Мисевра, а во главе Трубной металлургической компании (ТМК) - Иван Ли, оба - соратники Попова).

План стал явью

По версии очевидцев и участников событий, приобретение активов группой МДМ не было ни случайным, ни хаотичным, а следовало заранее разработанной стратегии. На базе приобретенных самой группой МДМ предприятий были созданы одни из крупнейших промышленных холдингов страны - ТМК, "Байкал-Уголь" (впоследствии переименованный в СУЭК), минерально-химическая компания "Еврохим". Сейчас уже видно, что в построении каждого из них была строгая логика и продуманная стратегия.

Например, ТМК создавалась из того соображения, что в 1999 году трубная промышленность прошла в своем развитии нижнюю точку, а нефтяная промышленность как крупнейший потребитель труб определилась со стратегией своего развития и инвестиционными планами по расширению добычи нефти. Реализация этой стратегии предполагала перехват управления на нескольких десятках предприятий, уже получивших своих владельцев в результате приватизации. Тем не менее серьезных затруднений при поглощении не возникло.

Корпоративщики группы МДМ были, очевидно, умней, расторопней и изобретательней бывших собственников поглощаемых группой заводов, в чем нам неоднократно приходилось убеждаться. Попытки же защиты с использованием некорпоративных, неэтичных и силовых методов наталкивались на аналогичные процедуры, которые группа МДМ могла применить в любой момент, благо имела поддержку уже зарекомендовавших себя в этом партнеров-инвесторов.

Именно МДМ впервые стала применять такие более или менее чистые методы перехвата управления, как скупка американских депозитарных расписок компаний (часто это вдвойне тяжелее и дороже скупки обыкновенных акций). Переманивание на свою сторону части акционеров из пула собственников, владеющих контрольным пакетом акций того или иного завода, тем самым сформировав на рынке слияний и поглощений более цивилизованные, чем раньше, правила игры.

Для сравнения: за год до начала экспансии МДМ страна была свидетелем грубого силового захвата Качканарского ГОКа, с привлечением всех ресурсов местной администрации и с очевидным нарушением норм корпоративного права. Среди собственников поглощаемых предприятий нашелся лишь один, который сумел переиграть и Попова, и Мельниченко. Это Дмитрий Пумпянский, нынешний владелец ТМК. В 2002 году МДМ не удалось захватить контролируемый им Синарский трубный завод, поэтому менеджеры группы МДМ втянули Пумпянского в переговоры о совместном бизнесе. Но в отличие от своих предшественников Пумпянский не стал ограничиваться блокирующим пакетом, а потребовал контрольный. Мельниченко и Попов согласились, установив цену сделки примерно в 350 млн долларов.

Причина развала группы МДМ

Если продажа ТМК Пумпянскому была явным проигрышем, то упорные слухи о продаже "Еврохима" структурам Виктора Вексельберга не могут быть объяснены аналогичным образом. Сначала у нас была версия, что за продажей "Еврохима" и ликвидацией группы МДМ видится выход из акционеров холдинга структур Романа Абрамовича, распродающего все свои российские промышленные активы. Скорее всего, эта версия не верна. Если бы действительно была такая прямая связь, доля Абрамовича в бизнесе МДМ должна была бы быть существенной.

Это, в свою очередь, предполагало бы согласование с г-ном Абрамовичем всех значимых корпоративных действий в группе МДМ. Однако, по свидетельству очевидцев, в последнее время все решения, прямо затрагивающие стратегию развития МДМ, принимались единолично Андреем Мельниченко. Концентрация власти в одних руках в конгломерате скорее всего одна из главных причин развала группы МДМ, в которой единоначалия не было. Не случайно в последние годы ключевые позиции в группе потеряли почти все "сторонники" Сергея Попова - Олег Мисевра, Иван Ли и прочие.

Свидетели рассказывают, что процесс этот начался несколько лет назад, когда вернувшиеся после десятидневных майских праздников сотрудники группы МДМ увидели окруженного телохранителями Мельниченко, с увлечением штудирующего внутреннюю бухгалтерию всех подразделений группы. По результатам "аудита" из компании было уволено более сотни человек, а все ключевые решения стали с тех пор генерироваться Мельниченко. Кроме того, брэнд "Группа МДМ" сильно мешает продаже банковского бизнеса группы.

Для МДМ-банка запланировано размещение акций на рынке IPO уже в 2005 году. Но "у инвесторов не должно возникать ощущения при покупке акций банка, что там есть еще какая-то промышленная составляющая. Банк должен быть универсальный, свободный от 'порочащих' связей", считает ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Яков Паппэ. И концентрация публичной власти в руках физфаковца Андрея Мельниченко с прозрачной биографией, а не бывшего уральского металлотрейдера с биографией более таинственной, как нельзя более кстати. На наш взгляд, в развале группы МДМ есть еще одна составляющая.

Новая экономическая политика президента, да и новое политическое поле заставляют вносить в стратегию развития крупных промышленных холдингов свои коррективы. Кто-то покидает страну. Кто-то избавляется от акционеров с сомнительной репутацией. Кто-то диверсифицируется. Как нам доходчиво объяснил бывший сотрудник одной из компаний - партнеров группы МДМ, "один крупный промышленный актив в миллиард долларов - это всегда большая цель, попасть в которую очень просто, один выстрел - и ты без бизнеса. Другое дело, когда у тебя сто проектов по десять миллионов долларов по всей России, риск потери бизнеса сводится до нуля, потому что всех их не перестрелять".

Если следовать такой логике, развал группы МДМ - вполне рукотворное событие. ТМК была проиграна Пумпянскому. "Еврохим" из-за непоколебимой стратегии "Газпрома" увеличивать внутренние цены на газ не имеет отчетливого потенциала для развития и роста капитализации (основное сырье для предприятий "Еврохима", производящих азотные удобрения, - природный газ). А угольный холдинг СУЭК может реализовать свои потенциальные возможности лишь по завершению реформы электроэнергетики.

Следовательно, СУЭК надо пестовать до победного конца, а вот все остальное распродавать и диверсифицировать бизнес по отраслям, в которых появление сверхкрупных игроков маловероятно и экономически неоправданно. Таких как, например, строительство или пищевая индустрия.

Как Мельниченко государство «провел»?

Напомним, до конца 2012 года у государства была доля в ММТП — 34% обыкновенных акций. Но ее купил консорциум компаний СУЭК (контролируется бизнесменом Андреем Мельниченко) и Alfa Capital Holdings. На данный момент у СУЭК 47,3% обыкновенных акций порта, а 48,2% — у другой структуры Мельниченко, «Еврохима», который выкупил пакет у Alfa Capital.

При этом изначально СУЭК был единственным претендентом на ММТП , а Alfa Capital присоединился к конкурсу уже позже. Так что, похоже, Мельниченко, понимая, что ему одному порт не отдадут, по мнению экспертов, банально «обманул» государство, выставив (вероятно, по ранее достигнутой договоренности) Alfa Capital в качестве «технического кандидата». А в итоге «Еврохим», выкупил у «Альфы» ее акции, таким образом «проведя государство за нос».

Фактически исполнительной властью порт был «отдан» Мельниченко для «развития». Но под управлением господина Мельниченко не происходит развития. Главная задача бизнесмена – максимальная прибыль в кратчайшие сроки.

Финансовая «гидра»?

А ведь СУЭК «засветился» и в скандалах, связанных с «Русгидро». Кстати, в 2014 году «Русгидро» выделит на ремонт Саяно-Шушенской ГЭС, который, по сути, в основном направлении уже закончен (потрачено 40 миллиардов) еще 3,2 млрд руб! Вопрос о целевом расходовании этих денег настораживает не только журналистов, но и экспертов, так как ранее МВД Хакасии уже возбудило уголовное дело по факту воровства миллионов бюджетных рублей при ремонте Саяно-Шушенской ГЭС.

Как выяснилось, «РусГидро» выделяло финансы на ремонт третьего и восьмого гидроагрегатов СШГЭС фирме ЗАО «Гидроэнергоремонт», однако сотрудники этого ЗАО перечисляли деньги через фиктивные фирмы на различные счета. По сути, здесь имел место обычный «распил», и при этом часть денег в виде «откатов» могла возвращаться руководству самого «Русгидро».

Согласно данным Forbes, Евгений Дод (совладелец компании) вошел в топ-25 рейтинга самых высокооплачиваемых руководителей компаний в России. Он занимает 15-ую строчку с доходом в 7 млн долларов в год! Но это не самая большая «беда»… Больше вопросов вызывает отношения Дода и Мельничено.

Свое расположение к СУЭКу Мельниченко Евгений Дод демонтировал уже неоднократно. Например, традиционно много вопросов вызывает сделка по приобретению «Русгидро» 25% ОАО «Красноярская ГЭС» у кипрского офшора Madake Enterprises Company Ltd., аффилированного с ОАО «СУЭК» Андрея Мельниченко. Взамен бизнесмен получил не деньги, а 4,5% акций самой «Русгидро», которые были переоформлены на его офшорные компании.

Дод «сдал» дивиденды СУЭК?

Уже в 2010 году эксперты говорили о том, что эта сделка мало что принесет «Русгидро», и она выгодна, в первую очередь, структурам Андрея Мельниченко: миноритарный пакет в Красноярской ГЭС ничего не решает, а взамен СУЭК получает акции государственного энергхолдинга. Около 70% акций ГЭС контролировал Олег Дерипаска, благодаря чему имел дешевый источник электроэнергии для алюминиевых заводов «Русала». Электричество отпускалось и до сих пор продается по фактически демпинговым ценам!

Интересны и вложения Дода в дальневосточные угольные электростанции, которые могли принести выгоду основному поставщику угля для ТЭЦ – хозяину Сибирской угольной энергетической компании Мельниченко. Анализируя сомнительный обмен акций корпорации Мельниченко с «РусГидро», привлеченные журналистами эксперты отметили, что основной владелец «РусГидро», то есть государство, на этом ничего не выиграл. Дивиденды достались Мельниченко!!!

Однако в чем плюс этой сделки для Дода, если «Русгидро» (т.е. государство) фактически «осталось в накладе»?!! Быть может, господин Дод просто получил от Мельниченко неплохой «откат». Ведь иного правдоподобного объяснения столь тесному сотрудничеству просто не найти!!!

Мельниченко «международного разлива»

Как выяснилось, хозяин «Еврохима» замешан не только во внтруроссийских, но и в международных скандалах! Так, к 2013 году уже казалось, что почти решен был вопрос о продаже Мельниченко «Гродно-Азота», но стороны опять не договорились. К каким белорусским компаниям сейчас проявил интерес Мельниченко, пока не неизвестно. Но в орбите интересов российского бизнесмена находится не только «Беларуськалий», но также Гомельский химический завод, «Гродно Азот» и другие белорусские предприятия. Эксперты полагают, что Мельниченко хочет заручиться поддержкой Лукашенко и «выбить» «Уралкалий» изо всех белорусских контрактов.

Мельниченко подозревали в возможной «слишком темной связи» с главой Администрации президента Казахстана Владимиром Школьником, который лоббирует интересы иностранных компаний.

Разгневанные казахские граждане даже писали открытое письмо президенту Республики Казахстан Нурсултану Назарбаеву, в котором напрямую обвиняли Мельниченко и Школьника в сговоре!

Назад в будущее?

Напомним, холдинг «ЕвроХим» был основан в 2001 году. Его предприятия производят в основном азотные и фосфорные удобрения, а также продукцию органического синтеза и железорудный концентрат. В 2000-х годах на нары попал экс-депутат Госдумы от ЛДПР Евгений Ищенко, которого называли одним из основателей «МДМ банка». В итоге его уличили в неуплате налогов, захвате предприятий и выводе активов за рубеж. А ведь Ищенко был заместителем председателя совета директоров «МДМ банка» Андрея Мельниченко. Некоторые эксперты и журналисты полагают, что Мельниченко почти рейдерским способом добывал активы для Сибирской угольно-энергетической компании (СУЭК).

Так в 2002 году принадлежащая ей Красноярская угольная компания (КУК) продала акции трех угольных разрезов фирмам, подконтрольным все той же СУЭК. Как посчитали в МНС, с этой сделки не был уплачен налог в размере более чем 1 миллиард рублей. По данному факту МВД возбудило уголовное дело, а затем прошла серия обысков, которые ни к чему не привели. Но сейчас у миллиардера проблемы «международного характера», где использование «крыши» не прокатит.

Кстати, в тот период делал свои замечания в адрес Мельниченко и Владимир Путин. Инцидент произошел, когда в начале 2000-х тогдашний председатель совета директоров «МДМ банка» Андрей Мельниченко попал в опалу к самому Путину. В результате Путин приказал убрать команду Мельниченко из руководства «Конверсбанка», чтобы «Конверсбанк как был государственным, так он и был».

Но, как мы видим, господин Мельниченко не останавливается в своих сомнительных бизнес-играх. Теперь миллиардер заполучил в управление Мурманский порт. Правда, параллельно с этим олигарх расстается с акциями и, по некоторым данным, готовится мигрировать из России. Конечно не из-за политики.

Губернаторы на службе Мельниченко?

Кстати, у «Еврохима» есть «друзья» и на региональном уровне. Тут стоит вспомнить ситуацию в Волгограде. Напомним, что там не так давно после серии скандалов в региональном правительстве экс-губернатор Волгоградской области Сергей Боженов (ушел в апреле 2014) принял отставку главы правительства Константина Храмова.

Тогда произошел скандал, так как его назначение напрямую связали с реализацией крупного проекта «Еврохима» в Волгоградской области — строительства на базе Гремячинского месторождения в Котельниковском районе горнообогатительного комбината!

Боженова и Храмова заподозрили в лоббизме интересов холдинга «Еврохим», ведь ранее Храмов руководил Невинномысском (Ставропольский край), где работает другой крупный актив «Еврохима» — завод «Невинномысский Азот», являющийся градообразующим предприятием.

В Пермском крае, по некоторым данным, лоббирует интересы Мельниченко губернатор Виктор Басаргин. Подозрения в «подковерной игре» вызвал скандал, когда руководство «Еврохима» направило письма в правительство Пермского края, в которых просит власти возобновить консультации с федеральным центром по поводу строительства магистрали Белкомур. Причем, похоже, что за согласование этого вопроса отвечает председатель правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов, хотя, как правило, подобные «лоббистские проекты» решаются через самого губернатора Пермского края Виктора Басаргина!

Правда планы по строительству магистрали сметной стоимостью более 600 млрд руб. не сбылись. Поговаривают, что это было слишком дорого для местного бюджета…

Голландская «игра»

В июле этого, когда произошел «удар» по бизнесу господина Мельниченко - столичный суд Нидерландов отклонил иск подконтрольного Александру Мельниченко холдинга 660 миллионов евро к компании International Mineral Resources.

Иск был частью тянущегося с 2012 года спора «Еврохима» с бывшим подрядчиком строительства одного из добычных стволов Гремячинского калийного месторождения (проект его освоения оценивается в миллиарда долларов) — компанией Shaft Sinkers, основным акционером которой является IMR. Технология Shaft Sinkers оказалась неэффективной: выяснилось, что цементирование не оправдало себя из-за наличия на участке неуплотненного песка. Разработку приостановили, а технологию сменили на замораживание, что привело к задержке в обустройстве месторождения (сдвиг ввода с 2012 на 2015 год). «Еврохим» потерял 800 миллионов долларов! И теперь эти деньги компания не сможет вернуть.

В ситуации российско-украинского конфликта, на миллиардеров которых раньше не трогали, фактически объявлена «охота». К примеру, арестован совладелец Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) Андрей Комаров, которого называют другом губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. А ведь Мельниченко работал с господином Коломойским, что теперь может «выйти боком» миллиардеру. Ряд СМИ уже пишут, что Андрей Игоревич готовится мигрировать из страны. И, похоже, ждать его побега осталось уже недолго.


Ссылки

Источник публикации