Ликвидированы полицейские главки федеральных округов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Президент Владимир Путин перед самыми праздниками подписал указ № 300, согласно которому ликвидируются семь Главных управлений МВД по федеральным округам. Исключение сделано, ввиду особой сложности региона, только для ГУ МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу. Причем «зачистка» прошла в классическом исполнении: за день до выхода указа с шумом уволили начальника ГУ МВД по Дальневосточному федеральному округу генерала Евгения Кужеля. Таким образом, закончилось многолетнее противостояние убоповцев (Управление по борьбе с организованной преступностью) и выходцев с Лубянки.

Согласно указу, упраздняются следующие главки: ГУ МВД России по Центральному федеральному округу (начальник Сергей Деревянко), ГУ МВД России по Дальневосточному федеральному округу (Евгений Кужель), ГУ МВД России по Сибирскому федеральному округу (Юрий Прощалыкин), ГУ МВД России по Уральскому федеральному округу (Николай Мардасов), ГУ МВД России по Приволжскому федеральному округу (Андрей Таранов), ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу (Виталий Быков) и ГУ МВД России по Южному федеральному округу (Николай Симаков). В каждом главке работало примерно 500 сотрудников. Следовательно, под сокращение попали около 3,5 тысячи человек, и сколько из них сумеют перейти в другие подразделения, неизвестно.

СПРАВКА: ШАБОЛОВСКИЕ

15 ноября 1988 года приказом по МВД СССР было создано 6-е управление МВД СССР (штат: 32 человека), занявшееся предотвращением тяжких преступлений и нейтрализацией деятельности криминальных лидеров. 4 февраля 1991 года 6-е управление преобразовано в Главное управление по борьбе с наиболее опасными преступлениями, организованной преступностью, коррупцией и наркобизнесом. Соответствующие подразделения были созданы в 10 республиках СССР общей численностью 3 тысячи человек.

В феврале 1992 года создано Главное управление по организованной преступности (ГУОП) МВД России. В 1998 году преобразовано в Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД России. В 2000 году тогдашний глава МВД Владимир Рушайло вывел УБОПы из подчинения республиканских МВД, ГУВД и УВД и объединил их в единую цепочку подчинения: УБОП—РУБОП—ГУБОП—министр.

Поначалу убоповцы действительно занимались важным делом и были грозой преступных группировок. Как многие помнят, в 90-е весь бизнес «лежал» не под силовиками, как сейчас, а под бандитами, мэры же большинства российских городов и директора предприятий были ставленниками местных ОПГ. Расскажу одну историю: в 1996 году я работал во «Времечко», и мы поехали брать интервью у главы небольшого городка в Ярославской области. Нас интересовало, что за люди с «корочками», представляясь сотрудниками городской администрации, взимают «экологические» штрафы с водителей-дальнобойщиков. Мэр-коммунист долго рассказывал, как всей душой печется об экологии. Когда мы собрались уезжать, он неожиданно заявил: «А теперь поедем к хозяину…» Настоящим хозяином города оказался армянский вор в законе.

УБОПы, в отличие от уголовного розыска, работавшего по уже совершенному преступлению, напротив — включались в разработку при получении первой же оперативной информации и отличались большой мобильностью. Хорошо была поставлена работа с агентурой, наконец-то появилась единая база данных по ворам в законе и криминальным авторитетам, а собровцев из ГУБОПа бандиты боялись как огня. Во избежание утечек, новые подразделения получили полную независимость от местного милицейского начальства, вся информация стекалась к начальнику ГУБОПа, являющегося первым заместителем главы МВД.

В 1994 году специально под УБОПы пролоббировали Указ президента № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», который разрешал задерживать подозреваемых до 30 суток.

Перерождение

«Портиться» УБОПы стали во второй половине 90-х: у оперативников появились дорогие иномарки, на шеях висели килограммовые золотые цепи, и к ним в очередь выстроились «подкрышные» бизнесмены. А уж историю, когда на Шаболовке один из начальников отдела забыл в туалете «барсетку» с 70 тысячами долларов, вспоминают до сих пор.

Благодаря толковым руководителям пресс-служб, борцов с оргпреступностью отлично «распиарили»: в СМИ их сравнивали с последними героями, вставшими на пути криминала. Между тем методы оперативной работы особым разнообразием не отличались: получили информацию — подбросили наркотики/оружие — «закрыли». Одни и те же наркозависимые «свидетели» кочевали из одного уголовного дела в другое. Правда, в судах большинство дел разваливалось. И, видимо, не случайно руководство ГУБОПа стало одним из застрельщиков информационной кампании о ненужности судов присяжных.

На подтасовках и подбросах выросло целое поколение оперативников-палкоделов, которые больше ничего не умеют. Зато у них обнаруживалась нехилая хватка, когда речь заходила о деньгах. К примеру, отец одного из заложников рассказал мне, как пришел писать заявление в отдел по борьбе с похищениями людей на Шаболовку: «Первым делом начальник спросил меня, какая сумма выкупа. Я ответил: 40 миллионов. Тогда этот тип намекнул, что его «бонус» должен составить 10% от выкупа». К счастью, заложник самостоятельно освободился, и оперативники остались без «премии».

Чтобы хоть как-то обуздать процесс разложения службы, руководство МВД постоянно «перетасовывало» сотрудников и набирало кадры из глубинки. Однако это помогало мало: через полгода «лимитчики» начинали брать взяток еще больше и частенько сами совершали преступления. Особенно отличались оперативники, побывавшие в Чечне. Они и до командировок в «горячие точки» не особо чтили закон, а уж после и вовсе.

Так, например, 07.08.1999 г. на 40-м км трассы МоскваКазань двое сотрудников РУБОП ЮВАО г. Москвы Солохин, Снегирев и примкнувший к ним оперуполномоченный УР ОВД «Хорошевский» Суслов остановили автобус, в котором ехали вьетнамские челночники. Угрожая ножами, борцы с оргпреступностью забрали несколько десятков тысяч долларов, а трое вьетнамцев, оказавших сопротивление, с многочисленными ранениями были доставлены в Ногинскую больницу.

Тем временем в самом МВД вовсю шли межклановые войны, жертвой которых стал один из отцов-основателей УБОПа — Владимир Рушайло. В октябре 1996 года он собрал пресс-конференцию и выступил с громкими разоблачениями о коррупции в центральном аппарате МВД. На следующий день «правдолюба» отправили в отставку, и он пристроился советником к тогдашнему спикеру Совета Федерации Егору Строеву. Правда, штатским Рушайло пробыл всего два года и вернулся на должность начальника ГУБОПа — в ранге заместителя главы МВД. Об этом чудесном возвращении опального генерала ходило довольно много слухов.

21 мая 1999 года Владимира Рушайло назначили главой МВД, чуть позже закрытым указом президента его наградили Звездой Героя. Для воспрянувших духом убоповцев началось золотое времечко.


Несчастливый конец

С приходом Владимира Путина в Кремль ситуация в стране изменилась: вместо милиции на первые роли выдвинулись выходцы с Лубянки. Начались новые ожесточенные войны силовиков. Особенно усердствовали убоповцы и чекисты, делившие между собой «подкрышных» бизнесменов. При этом обе ключевые службы не брезговали подставами и писали друг на друга доносы.

В марте 2001 года Рушайло освободили от должности главы МВД. Новый министр — питерец Борис Грызлов первым делом лишил ГУБОПа самостоятельности и подчинил службе криминальной милиции. Еще через три года служба получила новые задачи и аббревиатуру: департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПиТ).

В 2008 году указом президента Дмитрия Медведева № 1316 управления по борьбе с организованной преступностью были расформированы, а их функции переданы в другие подразделения. После выхода этого указа ситуация больше напоминала поговорку «После нас хоть потоп»: сотрудники пресс-служб за бесценок продавали видеоархивы, а на радиорынках появились секретные базы убоповцев с адресами и донесениями агентов.

В дальнейшем на базе УБОПов были созданы 8 ГУ МВД по федеральным округам с весьма размытыми функциями. При этом «федералы» и местные полицейские зачастую дублировали друг друга:

— Доходило до маразма: допустим, мы полгода разрабатываем банду, и вдруг ее задерживают «цэфэошники» (Управление по Центральному федеральному округу. — С. К.), — рассказал один из начальников МУРа. — Разумеется, вся работа под хвост. Звоню на Шаболовку, а они посылают куда подальше.

С помощью тех же «цэфэошников» бизнес решал свои стратегические задачи, закрывая конкурентов и проводя рейдерские захваты, — трудно найти в Москве какое-либо одиозное уголовное дело, завязанное на больших деньгах, к которому бы не приложили свои умелые руки шаболовские.

И потому, наверное, нынешний президентский указ № 300 готовился в обстановке повышенной секретности и для многих руководителей стал полной неожиданностью. Например, в ГУ МВД по ЮФО до самого последнего дня царило приподнятое настроение, а генералы устроили себе турнир по стрельбе.

Но если «лампасников» куда-нибудь да пристроят, то оперативники рангом поменьше сейчас забегали по кабинетам других подразделений. Однако «на земле» их не особо ждут: достали, и большинству придется искать работу на гражданке.

Правда, есть проблемы и посерьезнее: что будет с сотнями уголовных дел, заведенных следственными отделами федеральных главков? И в чьи руки попадут агентурные досье и секретные базы данных?

…Каждый год 15 ноября ветераны УБОПа собираются в парке им. Горького и вспоминают годы совместной службы. Однако итоги совсем нерадостные: в стране запредельная коррупция, высокая преступность, а уцелевшие в криминальных войнах воры в законе живут в шоколаде.

Остается добавить, что 322 сотрудника УБОПа погибли при исполнении служебного долга. 35 человек получили звание «Герой России», из них 27 — посмертно. Об этом тоже нужно помнить.

Источник

© Новая газета