Лимонова подозревают в покупке крупной партии оружия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стригнер", origindate::08.07.2002

Голубое братство НБП

На тему Лимонова несколько умных фраз мы нашли в книге Виталия Арсентьева «Русский экстремизм», которую автор как раз заканчивает и готовит к печати. То, о чем мы лишь догадывались, Арсентьев проанализировал. И вот...

Converted 11550.jpg

Гомосексуализм и инициация

В современном российском обществе гей-субкультура является достоянием не только и не столько клубов типа «Шанс» и «Хамелеон». Множество политических молодежных неформальных крайне правых организаций имеют явно голубую окраску. Рассмотрим в качестве примера Национал-большевистскую партию Эдуарда Лимонова - Александра Дугина.

Лимонов - автор всемирно известного бестселлера «Это я, Эдичка», один из апостолов гомосексуалистов всех стран. Дугин - в прошлом богемный сектант эрото-сатанинского направления, практиковавшийся в оргиастических церемониях самодеятельной зеркальной ложи под управлением Гейдара Джемаля и попавший за участие в подобных девиационных действиях в спецпсихбольницу.

Гей-община, скрывающаяся под крышей политической партии фашистской ориентации, - явление в русской и советской истории уникальное. В стране, где большая часть общественных объединений контролировалась и курировалась органами госбезопасности - от общества книголюбов до ЛДПР - гей-партия не могла возникнуть без их участия. Радикальные гомы поставлены, таким образом, под контроль. Чтобы время от времени выполнять поручения секретных отделов.

Лимонов создал газету «Лимонка», партию, клуб «Бункер»: и все это для удовлетворения личных амбиций. А также для сексуального удовлетворения своих миньонов: Тараса Рабко и Алексея Цветкова. Когда в 1994 году Лимонов объявил об образовании НБП, в состав оргкомитета новоявленной организации вошли философ Александр Дугин, рок-звезда Егор Летов... Под №3 значился некий Тарас Рабко - сын главного инженера крупного предприятия ВПК в г. Кимры. Опыт гомосексуальных отношений у него уже был. Так или иначе, Тарас стал миньоном Лимонова. Постоянно сопровождал его во всех поездках.

После охлаждения в их отношениях место Тараса занял Алексей Цветков - фигура весьма заметная в московском андерграунде конца 80-х - начала 90-х . В отличие от Тараса Рабко, следующего фаворита (кличка «Цветной») трудно назвать красавчиком, правда, при всем этом поразительно синие глаза. Цветкову 23 года - его постоянная спутница (в течение 3-х лет!) очаровательная девушка Наташа Гагарина. Цветков любил рассказывать о своей сексуальной инициации, произошедшей в 16 лет после драки на Крымском мосту. Инициация была гетеросексуальной. Вероятно, Цветков был разочарован в женских физиологических ценностях, иначе как объяснить его участие в деятельности НБП?

Вообще, НБП - это странный клуб. В нем не принято объявлять о своей гомосексуальности, при том, что большинство его членов - геи. Именно этот факт стал причиной некоторых недоразумений: ориентированная на фашистские идеалы молодежь, принявшая идеологию «Лимонки» за чистую монету, стала деятельно участвовать в строительстве НБП. Но гетеросексуальные фашисты не прижились. Не поняв сначала истинных намерений фюрерствующего старца, они, узнав суть «партстроительства», поспешили покинуть сие заведение. В числе покинувших «Бункер» - Абрамов, Разуков, Сарбучев, Лаура Ильина, Агеев, Невелев, Карагодин, Дубшин, Шлыков. Каждый из них внес немалый вклад в создание «Лимонки» и НБП. Но гей-тусовка - сплоченная и хитрая - использует «стрейтов» в своих интересах, не посвящая, разумеется, в свои планы.

Converted 11551.jpg

Лимонов: "Дугин любил иметь учеников" 

Алина

В 1997 году в жизни Лимонова и впрямь появилась женщина. Посчитав НБП реальной альтернативой массовой поп-культуре, в «Бункер» приходит звезда московских наркопритонов и рэйв-клубов Алина Витухновская. Крайне спорная фигура. Но у нее было одно неоспоримое достоинство - четкая и последовательная гетеросексуальная ориентация. Начало присоединению Алины к НБП положила статья «Цветы зла», опубликованная в декабрьском номере «Лимонки» за 1996 год и называвшая Витухновскую «наркоманкой и поэтическим идеологом Птюча». Возмущенная девушка обратилась за экземплярами этого номера газеты к распространителю оппозиционной печати, пожилому человеку, закупавшему «Лимонку» оптом прямо в «Бункере» НБП. Он иронично предложил юной поэтессе самой зайти в фашистский штаб - «там много красивых крепких парней». Позже распространитель рассказал об этом эпизоде в редакции, куда он зашел за очередным номером «Лимонки». Алина в штаб не зашла, но передала свой телефон через молодого человека, который ей подвернулся.

В тот же вечер он позвонил Алине и предложил встретиться «для возможного интервью». Девушка сразу согласилась. На следующий день они были в «Бункере» вместе. Вызов, брошенный гей-среде, демонстрировался со всей очевидностью. Алина понравилась молодому лимоновцу, а он ей. Все произошло спонтанно. Пленка давно закончилась, а они продолжали говорить о поэзии, о смысле жизни и смерти. Романтика, давно ушедшая... «Бункер» они покинули также вместе - нужно ли продолжать, чем все закончилось? - ночью они, разумеется, не расстались. На следующий день отступника ожидал партийный разнос.

- Ты кого сюда притащил? - истерично орал Тарас. - Мерзкую еврейскую девку!

- Поэзия Алины - это промывание собственного пупка, - язвил Лимонов.

- Промывание собственной п-ы! - заходился в спазмах Тарас.

Девушки упорно не приходили в «Бункер» - вероятно, женская интуиция подсказывала, что крипто-гей-клуб абсолютно бесперспективен. Кроме того, у «красивых крепких парней» (по крайней мере, у большинства) отсутствовал мужской драйв, необходимый для привлечения здоровых самок. Именно поэтому Лимонов через некоторое время ухватился за Алину: юная наркозвезда, успевшая прославиться скандальным судебным процессом, понадобилась «вождю» для очередной информационной засветки своей персоны. Постаревший международный битник, выехавший из Советского Союза по израильской визе в США, а затем переместившийся во Францию, стремился во что бы то ни стало «отмазаться» от созданного им же образа. Тем более такая неприятная штука: Лимонов страстно желает стать владельцем ночного клуба в Швейцарии. Но ФСБ не позволяет.

Итак, скандальная искательница приключений Витухновская давала аутсайдеру от политики повод лишний раз проявиться в богемных кругах. В «Лимонке» появились положительные рецензии на стихи Алины Витухновской, потом ее произведения. Один из номеров был украшен большой фотографией, изображавшей Алину в майке с символикой НБП на фоне кирпичного здания ГУВД, куда ее вызвали на допрос (дело о наркотиках продолжалось).

Следом разразился нешуточный скандал. Обворованными почувствовали себя деятели ПЕН-центра, защищавшие юное дарование на процессе 1995 года. Они повествуют о предательстве идей либерализма. В довершение ко всему Алина, всерьез увлекшись большевистской игрой, вылила на пол свой бокал шампанского на одном из приемов ПЕН-центра. Брюзжала и Новодворская. Лера раньше, бывало, поглаживала Алину по роскошным длинным волосам, приговаривая «моя гениальная девочка» и поминая добрым словом Лимонова. Свои люди, свой клуб, свои связи, недоступные простым честным фашистам, смотревшим на все это и только диву дававшимся.

Эстетика Чикатило

14 июня 1997 года в «Бункере» прогремел вполне реальный взрыв. Партийные активисты открыто демонстрировали свою неумеренную радость - наконец-то их идеологические перверсии были оценены по достоинству. В террористическом акте поспешили обвинить спецслужбы. ФСБ занялась расследованием. Идеолог партии Дугин пишет статью «ФСБ против НБП». ФСБ расследование прекращает. По московскому андерграунду ходят упорные слухи об «автоголе», забитом НБ-истами в рекламных целях. О том же говорят и в ряде редакций. Лимонов только весело скалится: «Ну, сучата!»

В сентябре 1996 года произошло покушение на самого Лимонова. Тогда Дугин возвестил о начале «либерального террора». В организации покушения НБП обвиняет главу Совета Безопасности Лебедя. Более серьезные политические тусовки только посмеиваются. Как стало известно нашему источнику, покушение - дело рук бывшего члена НБП Ларионова по кличке Фауст, состоявшего некоторое время и в ЛДПР. Отношения ЛДПР с НБП довольно тесные: сам Лимонов входил в 1992 году в теневой кабинет министров Жириновского. Сейчас личный адвокат Жириновского Сергей Беляк оказывает Лимонову ценные юридические услуги. НБП - производная от ЛДПР. Но ЛДПР - финансовая структура, а НБП представляет собой отстойник для неудачников и списанных, вышедших в тираж агентов.

«Бункер» привлекал склонных к терроризму молодых людей. Здесь Дугин постарался. Журнал «Элементы» №7 посвящен терроризму и насилию - невозможная и неизбежная революция эстетизируется, стилизуется под модное движение. «Лимонка» периодически выходит с лозунгами типа: «Так убей же хоть одного!» Дугин возводит маньяка-убийцу Чикатило в ранг национального героя («Лимонка» №60 - «Положи свое тело в осоку»).

На самом деле наши радикалы вовсе не являются оппозицией правящей номенклатуре. Более того, номенклатура коррелирует свою политику по радикалам, в частности по НБП. НБП была барометром общественных настроений, по которому власть выверяет генеральную линию «партии номенклатуры».

Экспериментаторы со Старой площади удовлетворенно наблюдают, как лимоновские «подпольщики» (иными словами, политический андерграунд) делают часть их работы по выявлению просчетов и явных ошибок в методологии проведения «реформ». Экстремисты 90-х бегают по Москве с газетками, красными лозунгами и бритыми, как у тифозных, головами. В высоких шнурованных ботинках и черной униформе они пытаются стать законодателями экстремальной моды.

Ритмическую поддержку «красному» фашизму обеспечивают рок-группы: от «Красных звезд» до «Коррозии металла». Корпорация тяжелого рока, созданная Троицким - Пауком, собирает социально-активных. Но почти все социально-активные подростки социально близки узкоэтнократической ориентации. Точнее, их направляют в рамки национализма, который в олигархическом государстве является государственным национализмом, т. е. собственно фашизмом. Доказательств в последнее время накопилось более чем достаточно. Создание мифа о «фашистской угрозе» находится в ведении официальных органов.

[[Category:]]