Лица морски ворот. Трабер, Яковлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Что происходит в главном питерском порту

В одном из последних выступлений министр внутренних дел РФ Борис Грызлов заметил, что организованная преступность все настойчивее пытается пробиться в сверхприбыльные секторы российской экономики. В качестве примеров глава МВД привел ситуацию в нефтедобывающей и лесозаготовительной отраслях, заметив при этом, что «криминал усиливает активность и в других сферах». Наглядным примером к последнему утверждению может служить история морских ворот северной столицы. Правда, «активность» в случае с Петербургским морским портом была «усилена» еще в начале 1990-х. Уже десять лет важнейший перевалочный узел страны обслуживает интересы криминально-олигархических кланов.

Смерть капитана

Своеобразный аккорд десятилетнего портового беспредела прозвучал в минувшем мае. В парадной собственного дома был найден мертвым капитан Морского порта Михаил Синельников. На следующий день в припаркованном автомобиле взорвали его помощника по охране и безопасности Сергея Боева.
Следствие выдвинуло несколько версий. Все они так или иначе связаны со служебными обязанностями Синельникова и коммерческой деятельностью Боева. Детали расследования не разглашались, но осведомленные люди неофициально рассуждали о вероятных заказчиках. Эти рассуждения сами по себе проливали свет на истинное положение дел в порту. Даже поверхностное знакомство с некоторыми фигурами, вовлеченными в деятельность «морских ворот», дает представление о глубине криминальной пропасти, разверзшейся в Невской гавани.

Прилагательное «портовый» с некоторых пор стало синонимом «авторитетного». Портовый - значит при деньгах и, что называется, «на пальцах». Притом необязательно плакатный «братан» - персонаж может быть вполне интеллигентным человеком с заслуженным во всех отношениях прошлым.

Все могут Короли

Особенно если они родом из ГБ. Как, скажем, Андрей Владимирович Король, начинавший свою деятельность простым опером в отделе контрабанды питерского «Большого дома».

Продемонстрировав незаурядный розыскной талант, Андрей Владимирович за короткое время дорос до начальника отдела - в сферу его компетенции входил порт и деятельность тамошних пограничников. Показатели раскрываемости в этот период росли как на дрожжах - правда, тогда же появились слухи, что некий предприимчивый чекист сумел договориться с «погранцами» и неплохо нагревался на денежных вознаграждениях за проводку контрабандных грузов. Дела постепенно шли в гору, и в 1991 году была открыта фирма по хранению и продаже конфиската, она процветала до 1996 года, когда Короля едва не «детронизировали». К его счастью, с электропроводкой вовремя случилось короткое замыкание. Склады с конфискатом полыхнули ярким пламенем. Расследовать в служебном порядке стало нечего.

В то же самое время на портовой «поляне» появились другие игроки. Одним из главных служебных достижений Короля, выступавшего в оперативном тандеме с коллегой по ФСБ, которого чаще называют по отчеству Валентинычем, было сотрудничество с ныне покойным Константином Карольевичем Яковлевым. Иначе говоря - Костей Могилой, «воровским смотрящим» по Петербургу. Морской порт был одной из главных жемчужин воровской короны. Носит эту корону бывший патрон Могилы - главный персонаж многочисленных недетских сказок Дед Хасан.

В 1996 году человек с такой кличкой засветился в питерском порту. По его приказу владелец ИЧП с идиллическим названием «Доброта» некто Гулиев оформил на себя территорию складов по торговле кофискатом. Тем самым оборотистые чекисты были вдвойне застрахованы от возможных неприятностей после упомянутого пожара.

И все бы ничего, если бы не «заслон на пути бандитизма», установленный Королем. В порту открылась тогда охранная фирма «Заслон», оформленная на не слишком примечательных лиц, но, как поговаривали в народе, реально контролируемая «кем-то из ЧК», а также известным авторитетом Витей Мурманским. Деятельность предприятия проходила по схеме, апробированной еще в 1991 году, и через некоторое время на конфискованную дармовщинку, как бабочки на огонек, стали слетаться господа типа знаменитого Андрея Маленького. После долгих перипетий (и череды «убоев») Король уволился из ФСБ и всплыл на 3-м причале Морского порта в роли начальника службы безопасности.

«Кого там Костя приводил?..»

Именно конфликт с руководителями 3-го причала стал, по одной из версий, причиной гибели капитана Синельникова. Версия более чем неофициальная - 3-м руководят люди в высшей степени авторитетные. А потому любое сходство с реально существующими физическими и юридическими лицами является чисто случайным.

Повторимся, всякое сходство возможных заказчиков с вероятными исполнителями и наоборот исключается. Возможны лишь случайности. Совершенно случайно, к примеру, через десять дней после Синельникова нашел свою смерть Костя Могила. Совершенно случайно из тени Деда Хасана одновременно вышли Андрей Мироедов и Артур Кжижевич - оба теперь претендуют на вакантное место питерских «смотрящих». И на контроль за портом.

Но там, как говорится, «нас и без вас много». Есть еще одна портовая сила, с которой опасно ссориться. Это - группа поддержки инициатив г-на Ильи Трабера, в свое время консолидировавшего крупный пакет акций в активах компании ОБИП («Объединение банков, инвестирующих порт»). Он же, по слухам, заведовал распродажей имущества «Балтийского морского пароходства», а в настоящее время с тем же упорством работает над возвращением распроданного государству. Схемы ренационализации, поднимаемой на щит коммунистической оппозицией, тоже предусматривают неплохую «дельту» для организаторов процесса. Хоть приватизируй, хоть национализируй - главное, держать руку на вентиле, в любом случае внакладе не останешься.

Красная зона

Кстати, о коммунистах. Из всего вышеизложенного может сложиться впечатление об ОАО «Морской порт СПб» как о лоскутном одеяле, за которое тянут со всех концов. И это будет ошибкой - хозяин в порту есть. Это один из крупнейших - и скромнейших! - членов олигархического сообщества, депутат Госдумы фракции КПРФ Виталий Южилин. Настоящий «человек и пароход».

Основной пакет акций порта давно принадлежит именно ему. Каким образом коммунист пробился в олигархи - отдельный вопрос, но что-то рассказывали о многоэтапной продаже контрольного пакета в оффшоре при участии иностранных посредников через цепочку подставных лиц. Подстраховавшись священным правом частной собственности, коммунист Южилин приобрел в порту эксклюзивные права выгодных коммерческих транспортировок. При этом работа ведется по классическим канонам самого «дикого капитализма». Игнорируются не только экологические стандарты, но и элементарные правила безопасности, что уже вызывало скандалы по всей Европе. «Южилинские лохани» с токсичными и пожароопасными грузами успели пометить своими протечками обширные аквапространства с Балтики по Атлантику.

Контролируя приличный сектор в портовом бизнесе, Южилин не забывает и о политической борьбе. Заметно укрепившиеся в регионе позиции КПРФ - НПСР - его исключительная заслуга. Разделить с ним лавры вправе разве что некий младший товарищ, якобы бывший заместитель коммерческого директора, ныне занимающийся перспективным планированием и социальными вопросами. Именно этот товарищ комсомольского возраста, появившийся в Петербурге три года назад и отрекомендовавшийся «представителем красных олигархов», организовал в прошлом году финансирование относительно успешной ЗакСовской кампании местных «комми». Деньги при этом отмывались как раз в порту. «Черный нал», по слухам, принимался в соответствующем офисе, приходовался через липовые расписки, после чего развозился по ячейкам. С приветом от «красного олигарха».

Отставные чекисты и коммунистические олигархи, бандиты и воры в законе... Полный букет - куда дальше, чего лучше? Со своим заявлением об «усилении активности» министр внутренних дел не ошибся, но явно запоздал. Впрочем, время переломить ситуацию еще есть: пока сложившиеся в порту расклады не закреплены политически, по итогам электорального цикла."