Лоббизм по-русски

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Лоббизм По-Русски»)
Перейти к: навигация, поиск


Поменять гендиректора на ОАО «Химпром» вице-премьера Бориса Алешина попросил влиятельный шоумен Николай Фоменко

1077779991-0.jpg На волгоградском ОАО «Химпром» — крупнейшем в отрасли многопрофильном химическом производственном объединении — в скором времени может смениться руководство. Как стало известно от источника в российском правительстве, Михаил Касьянов дал поручение Минимуществу и Минпромнауки созвать внеочередное собрание акционеров предприятия и утвердить на посту гендиректора бизнесмена Алексея Козлова.

Кандидатура 37-летнего Козлова возникла как чёрт из табакерки. Эксперты в шоке: человек, которого дважды отчисляли из института за неуспеваемость, ни дня не проработавший на химическом производстве и не знающий специфики отрасли, хочет возглавить уникальное волгоградское предприятие. Тем не менее именно его рекомендовал Михаилу Касьянову вице-премьер правительства Борис Алёшин, который, в свою очередь, сделал это по предложению ряда высокопоставленных чиновников.

Напомним, что государству принадлежит 51% акций ОАО «Химпром». Ещё примерно 35% владеет предприниматель Олег Савченко, а остальные акции принадлежат многочисленным миноритарным акционерам, большинство которых — работники предприятия.

Последние полтора года «Химпром» переживал далеко не лучшие времена: предприятие, длительное время работавшее с большой прибылью, стало убыточным. Средства акционерного общества бездумно и бесконтрольно распылялись. В результате прежний глава предприятия Леонид Кутятин вынужден был оставить свой пост и к управлению заводом пришла антикризисная команда менеджеров во главе с исполняющим обязанности генерального директора Евгением Кисилем.

Объективности ради надо отметить, что за полгода их работы экономическая эффективность производства на «Химпроме» возросла почти в два раза, а трудовой коллектив, опасавшийся массовых увольнений, наконец-то вздохнул спокойно.

На взгляд этого самого трудового коллектива, было бы логично, если бы правительство поддержало Кисиля и убрало бы из названия его должности приставку «и.о.». Но в Минпромнауки России, похоже, не считают двукратный рост достаточным доказательством эффективности нынешнего менеджмента. Чиновники этого ведомства (которое, как говорят, после президентских выборов вообще расформируют) очень озабочены своим будущим, активно общаются с различными бизнес-группами и — видимо, в надежде на новое место работы — из последних сил стараются доказать им свою преданность. «Специалисты» министерства проанализировали ситуацию на «Химпроме», а потом решили: у предприятия должен быть новый директор и лучше всего на эту должность подходит Алексей Козлов.

Офшор почти не виден

Самое интересное в этой ситуации даже не то, что Минпромнауки лоббирует явно не подходящего по своим профессиональным качествам кандидата. Чиновники либо сами поленились разузнать, либо, что ещё хуже, знали, но скрыли от руководства тот факт, что господин Козлов практически является миноритарным акционером «Химпрома». И хотя это обстоятельство не является, строго говоря, препятствием для назначения на должность, знать о нём, очевидно, необходимо.

Есть в реестре акционеров завода запись: «Закрытое акционерное общество «Биофармтехнология». Этой фирме принадлежит 5% акций ОАО «Химпром». Уставный капитал — всего 10 тысяч рублей. Большинству в отрасли неизвестно, занимается ли «Биофармтехнология» чем-либо биологическим или фармацевтическим, как не известно доподлинно ничего об офисе или сотрудниках этой фирмы. А потому возникают смутные подозрения, что создано данное ЗАО было лишь для того, чтобы скрыть информацию о реальном хозяине акций химического гиганта. Учредители «Биофармтехнологии» — ООО «Столичные инвестиции» и ООО «ВКЛАДЪ». Оба общества зарегистрированы по одному и тому же адресу (Малая Дмитровка, д. 24/2), имеют одинаковое количество сотрудников, общий номер телефона и практически идентичные банковские реквизиты. Это промежуточные конторы, у которых тоже есть свои (одни и те же) учредители: ЗАО «Андарлайн», ЗАО «Сильверлэнд-2000», ЗАО «Бэзикстрой» и другие.

А дальше начинается самое интересное, то, о чём сообщили наши коллеги из региональной прессы. Они утверждают, что «все эти многочисленные ЗАО напрямую связаны с кипрским офшором «Мэйнсэт Девелопмент Лимитед» и неким жителем Подмосковья — Олегом Папахиным. Когда этот молодой человек узнал, что он является владельцем множества фирм, то очень удивился и объяснил, что дело, видимо, в том, что несколько лет назад у него вместе с другими документами украли паспорт. Кто-то умело воспользовался ситуацией, и этот кто-то — действительный хозяин «Мэйнсэта» — Алексей Козлов.

Вот так, через кипрский офшор, с помощью десятка существующих только на бумаге фирм и одного утерянного паспорта Алексей Владимирович Козлов владеет пакетом акций крупнейшего предприятия в российской химической отрасли».

«Сложившаяся вокруг ОАО «Химпром» ситуация во многом определяется структурой собственности данного общества и объективным стремлением кого-либо из частных акционеров фактически управлять принадлежащим государству пакетом акций, путём назначения своего представителя на должность генерального директора», — говорится в письме Алёшина своему начальнику Михаилу Касьянову. Вице-премьер справедливо полагает, что во главе «Химпрома» должен стоять независимый специалист, который сможет противодействовать «попыткам вывода активов общества в интересах частных акционеров».

Если сведения о реальном владельце 5 процентов акций «Химпрома» достоверны, то получается, что в одном и том же документе господин Алёшин говорит о недопустимости отдавать «Химпром» под власть одного из акционеров, и тут же рекомендует премьеру назначить на пост гендиректора предприятия фактического владельца 5% акций Козлова?

Перспективы

Алексей Козлов не отказывается от перспективы получить «Химпром» целиком под свой контроль.

Между тем уже в 2004 году государство собирается продать свой контрольный пакет на приватизационном аукционе. Цена лота, по предварительным подсчётам, будет выражаться в десятках миллионов долларов. Что делать, если у претендентов на «Химпром» денег на приобретение акций не хватит?

В таком случае единственный шанс их приобрести — действовать по известной и отлаженной схеме: сначала сделать химический завод инвестиционно непривлекательным, вывести активы, обременить долгами, довести до банкротства. То есть сделать так, чтобы заветный государственный пакет можно было бы получить почти даром. Но пока «Химпромом» руководит Евгений Кисиль, капитализация предприятия растёт, акции дорожают, а потому надо заменить генерального директора, и желательно на такого, чьими усилиями можно будет достичь желаемого эффекта. Но при этом правила игры необходимо соблюсти, кандидат должен быть безупречен, а назначение должно быть обосновано и поддержано самыми крупными чиновниками.

Любопытно, что в качестве единственной причины для назначения Козлова главой «Химпрома» в письме Алёшина указывается, что кандидат «…с 1989 года занимал должности генерального директора, финансового директора ряда коммерческих предприятий».

Что же это за предприятия такие, опыт руководства которыми позволяет Алексею Владимировичу сесть в кресло директора химического гиганта? 1989 год — председатель кооператива «Канон-Г», 1992 — финансовый директор парикмахерской «Инсайт Холдинг«, с 2001 по настоящее время — председатель совета директоров ЗАО «Федеральный промышленный банк». Как видим, никакими гигантами химической отрасли, да и вообще производством в этой трудовой биографии даже не пахнет.

Ни профильного образования, ни опыта работы на производстве, ни права доступа к секретной документации (который необходим на подобной должности) у Козлова нет. Зато в 90-х годах господин Козлов много путешествовал по Швейцарии, Испании, Франции, Таиланду и Греции и даже сумел получить целых три вожделенных «корочки» о высшем образовании по популярной нынче специальности «менеджмент» в платных вузах за короткий срок. Может быть, их количеством он хочет хоть как-то загладить неприятные воспоминания о досадном инциденте? В прессе уже сообщалось о том, что «в 1998 году… тогдашний аппарат правительства уличает Козлова в подделке диплома МГУ, прокуратура возбуждает уголовное дело… но через три месяца дело закрывают». Неужели все эти обстоятельства позволяют считать Козлова достойной кандидатурой?

Евгений Дмитриевич Кисиль, проработавший на «Химпроме» 35 лет и знающий предприятие от «А» до «Я», заграничным образованием не блещет. Но вряд ли только по этой причине в глазах чиновников он легко уступает молодому и энергичному Козлову, свободно говорящему по-французски. Хотя, может быть, именно лингвистические способности решительно перевесили все остальные преимущества Кисиля? Или просто не пришёлся Евгений Дмитриевич к чиновничьему двору, как случилось это с другим достойным профессионалом — нынешним первым заместителем генерального директора «Химпрома» Яковом Леонидовичем Ускачом? 30 лет его безупречной работы на заводе, степень кандидата химических наук — этого, по-видимому, недостаточно, чтобы составить конкуренцию Козлову.

Лоббизм по-русски

Как могло случиться, что именно Козлов сумел получить одобрение в федеральном правительстве? Почему такое сомнительное предложение так легко проскользнуло сквозь все заградительные барьеры?

Дело в том, что правительство — это не только Михаил Касьянов или Борис Алёшин. Первые лица кабинета министров не могут вникать во все подробности, следить за судьбой каждого предприятия и искать для них директоров. Рутиной занимается аппарат. И от того, насколько честны его сотрудники, насколько они компетентны и неподкупны, зависит очень многое.

Решение поддержать кандидатуру Козлова, по информации нашего источника, готовили конкретные правительственные чиновники. Это заместитель руководителя аппарата правительства Михаил Юрьевич Копейкин и руководитель департамента финансовых рынков и имущественных отношений Владимир Дмитриевич Миловидов. Деятельное участие этих господ в судьбе кандидата на пост главы «Химпрома» неизбежно вызывает вопросы. Ответы можно найти, например, просмотрев повнимательнее список совета директоров всё того же Федерального промышленного банка, в состав которого и входит Козлов. В этом списке можно обнаружить знакомую фамилию Миловидов. Только однофамильца зовут Дмитрий Константинович, и при ближайшем рассмотрении он оказался отцом правительственного чиновника.

Что касается Михаила Юрьевича Копейкина, то до недавнего времени он заведовал одним из правительственных департаментов. В аппарате Минпромнауки Копейкин тоже чувствует себя при деле: ведь от него теперь зависит, какие документы и с какими фамилиями лягут на стол премьера и вице-премьеров. А это дорогого стоит!

Тут на память приходит образ этакого гоголевского Акакия Акакиевича, скромного чиновника. Сидит себе в присутствии такой Копейкин, получает зарплату копеечную, а дела решает — миллионные.

Но бога ради! Ни в чём предосудительном реальный господин Копейкин не уличён и даже не замечен. Только непонятно, что заставило его похвалить никому не известного коммерсанта Козлова?

Бойцы коррупционного фронта

Ну а в какой современной истории про передел собственности не фигурирует таинственный человек из силовых структур?! И такой фигурант, оказывается, есть: это некий господин Васькин, который неожиданно для всех явился на заседание совета директоров «Химпрома» 6 февраля 2004 года, предъявив служебное удостоверение сотрудника ФСБ.

Деятельность полковника Васькина не ограничивается скромным наблюдением. Так, в начале февраля этого года он появился в офисе специального регистратора фирмы ЗАО «Реестр-сервис» и, козырнув своим служебным удостоверением, надолго заперся в кабинете генерального директора Михаила Кабанова.

«После того как господин Кабанов услышал из уст офицера ФСБ подробности своей личной жизни, о которых могли знать только близкие родственники, а также выслушав намеки на возможность внеплановых проверок и общие слова о необходимости «сотрудничать с органами», чекист перешёл к основному предмету беседы. Требовалось ни много ни мало, но в нарушение законов до минимума сократить процедуру созыва совета директоров «Химпрома», чтобы провести его не позднее 1 марта», — сообщают волгоградские журналисты.

Тот же полковник Васькин почти «похищает» исполняющего обязанности директора «Химпрома» Евгения Кисиля и эффективно убеждает его подписать необходимые документы для проведения собрания акционеров, игнорируя все предупреждения о нарушениях законодательства и нелегитимности будущих решений.

Сам полковник Васькин, конечно же, объяснил свою заинтересованность в этом деле исключительно интересами государства, которые он по роду службы отстаивает, пусть даже и закрывая глаза на некоторые шероховатости в соблюдении законности. И это, конечно же, так. Просто дополнительную энергию его усилиям придаёт простое совпадение: этот господин также является членом совета директоров… Федерального промышленного банка. Того самого, в котором состоит господин Козлов.

«Круг замкнулся» или «шёлковая сеть» раскинулась вокруг «Химпрома». И одной очень крепкой ячейкой этой сети уже зацеплены премьер Касьянов и его заместитель Алёшин, которым вряд ли понравится, если вдруг окажется, что некие аппаратчики подпортили им репутацию и «подставили» их перед бизнес-сообществом и даже президентом.

Михаил Касьянов ведь, между прочим, указом Владимира Путина был назначен председателем Комиссии по борьбе с коррупцией. А Борис Алёшин возглавляет другую комиссию, по административной реформе, цель которой — исключить возможность чиновников извлекать выгоду от своих решений.

Впрочем, говорят, что Бориса Алёшина попросил за Козлова не кто-нибудь, а сам… Николай Фоменко. Да-да, любимый всеми актёр, который параллельно ещё и подрабатывает в совете директоров всё того же банка.

Такова волшебная сила искусства!

Михаил Громов

Оригинал материала

«Версия»