Ловушка для Глазьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Родина" либо развалится, либо оставит избирателей в дураках

Оригинал этого материала
© "Спецназ России", сентябрь 2003, Фото: "НГ"

Ловушка для Глазьева

Юрий Нерсесов

Converted 15104.jpgНа думских выборах 8 декабря избиратели левопатриотическтх убеждений впервые за долгие годы получат выбор: отдать ли голоса списку КПРФ, или кандидатам от блока Сергея Глазьева. Несколько попыток объединения «двух колонн» левых патриотов закончились провалом. Теперь верные зюгановцы обзывают Глазьева» агентом Кремля» и прочими приличествующими случаю нехорошими словами.

Чья бы корова мычала

Чаще всего коммунисты обвиняют бывшего соратника в расколе левой оппозиции. Хочется, однако, спросить, а что это за цаца такая, «левая оппозиция», что к ней надо относиться как к бесценной статуе Микеланджело? Что это за оппозиционная коммунистическая партия, которая даже при малейшей попытке конкуренции начинает реветь подобно обиженному младенцу? Что, Владимир Ильич пуще глаза боялся расколов в РСДРП? А ведь знаменитое слово «большевик» было придумано для того, чтобы обозначить очередной (не первый и не последний, впрочем) партийный раскол. Сильно ли это повредило делу марксизма-ленинизма? То-то.

Мы уже не спрашиваем, может ли считаться левой и патриотической организация, лидер которой, дорогой товарищ Зюганов официально и прилюдно защищает «от произвола властей» уже почти на четверть американский ЮКОС. Да еще и делает это на торжественном собрании в честь 100-летия II съезда РСДРП. Наверное, организаторы чествуемого мероприятия – Ленин, Плеханов и Мартов – синхронно перевернулись в своих могилах.

Опять же, обвинения в тотальной закупке блока Кремлем потеряли силу после формирования списка КПРФ. Под номером 18 там числится председатель исполкома Народно-Патриотического Союза России Геннадий Семигин, которого член президиума ЦК, редактор «Советской России» Валентин Чикин и член редколлегии той же газеты, главный идеолог партии Юрий Белов объявили «кремлевским кротом». Теперь же, согласившись с включением Семигина в партийный список, они тем самым потеряли всякое моральное право разоблачать чьи-либо связи с режимом.

Можно было бы вменить в вину Глазьеву крайнюю умеренность его программы – предусматривающая, лишь взимание с сырьевых корпораций природной ренты, вместо страстно желаемой народом конфискации награбленного. Но опять же, давайте сравнивать: с более радикальных позиций сейчас выступает разве что Лимонов, а никак не побратавшийся с Ходорковским Зюганов. Если же выбирать между Глазьевым, добивающимся хотя бы ренты с разграбляемых природных ресурсов, и КПРФ, включившей в федеральный список функционеров ЮКОСа Кондаурова и Муравленко, Сергей Юрьевич выглядит бесконечно привлекательнее.

Игра в паровозик

Однако, никто не отменял грустную политическую максиму: самая прекрасная программа остается пустой бумажкой, если при ней нет надежной командой единомышленников, готовых не щадя живота проводить свои лозунги в жизнь. Есть ли у господина Глазьева такая команда? Даже самый поверхностный взгляд на кандидатов его списка заставляет в этом усомниться.

Сразу бросаются в глаза, что среди, желающих проскочить в Думу на белоснежной харизме вождя, в списке присутствует целый табун темных лошадок от виртуальных организаций с загадочными аббревиатурами и столь же невнятными программами. Чем занималась эта публика последние пятнадцать лет и чего от нее можно ожидать, не знают даже матерые политологи. А уж у рядового обывателя от чтения откровений типа: «будучи левопатриотической партией, занимая в рабочем строю позиции левее даже КПРФ, мы не считаем себя партией, оппозиционной к власти» (это выдержка из программы неких «Национально-патриотических сил Российской Федерации») может просто поехать крыша. Учитывая же, что до сего момента эти «патриотические силы» – как и большинство прочих поддерживающих Глазьева партий ни разу не смогли получить в Думе ни одного места, у меня возникают вполне обоснованные подозрения. Не использует ли вся честная компания Сергея Юрьевича в качестве так называемого «паровозика»? На котором так удобно доехать до вожделенных кресел, а потом, отцепившись, помахать ручкой и пойти продавать свои голоса оптом и в розницу. Живых примеров подобного надувательства сидит в нашей Думе более чем достаточно. Что же касается непосредственно списка Глазьева, то там невооруженным глазом можно увидеть фамилии, при одном упоминании которых так и тянет проверить сохранность кошелька.

Так что имеет смысл, прежде чем голосовать за симпатичнейшего Сергея Юрьевича, познакомиться поближе с некоторыми из его новых друзей.

Трактирный штрейкбрехер

Впервые Сергей Владимирович Храмов проявил себя, как профсоюзный лидер 1 апреля 1989 года. Именно тогда, в ресторане «Трактир Замоскворечья» состоялось учредительного собрания «Объединения социалистических профсоюзов “Соцпроф”. Вскоре, впрочем, всякие упоминания о социализме были выкинуты, и Храмов стал чуть ли не самым правым профбоссом России, заключившим официальное соглашение о сотрудничестве даже с итальянскими неофашистами. Сергей Владимирович настолько рьяно поддержал рыночные реформы, что вступил сперва в Демократический Союз госпожи Новодворской, а потом в правление возглавляемой Боровым и Хакамадой Партии Экономической свободы. Естественно, что в профдвижении такая тусовка зачастую играла весьма специфическую роль, чего, кстати, Храмов особенно и не скрывал. В письме мэру Москвы Гавриилу Попову от 6 января 1992 года, он всячески подчеркивает роль «Соцпрофа» в срыве общегородской забастовки Московской Федерации профсоюзов – и скромно просит в награду передать на соцпрофовский баланс часть недвижимости МФП.

В дальнейшем активисты «Соцпрофа» регулярно выступали в роли штрейкбрехеров, попутно срывая все попытки объединить альтернативные профсоюзы в единую организацию. Когда из-за склочности храмовцев раскололись сперва Конфедерация Труда России, а потом и вышедшая из нее вместе с «Соцпрофом» Всероссийская Конфедерация Труда, возмущенные профактивисты начали в массовом порядке покидать «Соцпроф». Что, в свою очередь, серьезно осложнило отношения его босса с американскими спонсорами.

Обследовав 14 регионов РФ с 34-миллионным населением, нанятые штатовскими профсоюзами эксперты обнаружили там лишь около 3 тысяч состоявших в храмовской конторе. Стало ясно, что, утверждая о сотнях тысяч членов, соцпрофовское руководство нахально врет, видимо желая получить из-за океана побольше баксов. Американцы, как известно, монету считать любят, и вскоре внеочередной съезд их крупнейшего профсоюзного объединения АФТ–КПП принял решение перестать тратить доллары на российских аферистов. Однако подходящая замена истощённой кормушке нашлась очень скоро. В 1996 году соцпрофовцы сумели щедрой рукой отстегнуть на избирательную кампанию Ельцина почти 3 миллиарда додефолтных рублей, что составляло без малого четверть всего избирательного фонда Бориса Николаевича! Правда, злые языки утверждали, что собственно храмовских денег среди этой кучи нет ни копейки. Но если даже допустить, что, скажем, Березовский с Гусинским просто использовали «Соцпроф» для перекачки своих пожертвований, подобное доверие сильных мира сего все равно впечатляет.

Плата за оказанные услуги тоже выглядит внушительно. Расследование показало, что только на некий «Форум рабочих» «Соцпроф» получил (возможно, прямо из знаменитой коробки из-под ксерокса?) 280 миллионов рублей.

Хотя на прошлых думских выборах «медведи» таки включили Храмова в свой кандидатский список, место оказалось непроходным, и обиженный вождь перешел в оппозицию. Раздухарившийся Сергей Владимирович объявил себя антиглобалистом и даже поехал с российской делегацией на демонстрацию в Генуе. Однако там он вел себя с товарищами настолько вольно, что лидер профсоюза трамвайщиков Петербурга Михаил Дружининский набил наглецу морду. В очередной раз обиженный и непонятый Храмов ушел к Глазьеву.

Экзотическое христианство

В едином строю с Новодворской начинал свою политическую карьеру и другой новообращённый глазьевец – депутат Государственной Думы Александр Чуев. В Демсоюзе Александр Викторович занимался, помимо прочего, фальсификацией документов, в чем впоследствии сам торжественно признавался.

Затем последовало вступление Чуева в Христианско-Демократический Союз России, выйдя откуда, будущий патриот по рассеянности прихватил с собой компьютер, ксерокс и факс. Располагая столь ценным политическим капиталом, Александр Викторович нарисовался уже в «Демроссии». Там (по воспоминаниям известного московского политолога Владимира Прибыловского) христианин и демократ прославился, в основном, своим сортиром, где вместо туалетной бумаги использовалась Библия, а в соседнем помещении хранились сборники порнушных рассказов рижского издательства «New Sex – Hit».

Несмотря на столь экзотическое понимание христианства, Чуев вскоре успешно получил для своих нужд шикарный 250-метровый офис от самого Чубайса. Однако на парламентских выборах 1995 года связаться с любителем чужой оргтехники побрезговали даже Хакамада и Рыбкин. «Христианские демократы» пошли на выборы самостоятельно и заняли на них последнее, 43-е место, набрав 0,06% голосов. Казалось, что после столь впечатляющего результата, Чуев должен гарантированно превратиться в политический труп, но в нашей стране иной раз оживают и такие.

Представив Министерству юстиции документы для перерегистрации, Чуев выдал свою карликовую тусовку за более многочисленную партию Российский Христианско-Демократический союз, выступавшем в составе «Яблока». Не потрудившись проверить чуевскую цидульку, Центризбирком в своем справочнике приписал ему 7,86% «яблочных» голосов. Очевидно, именно это и ввело в заблуждение лидеров «Единства» перед следующими парламентскими выборами. Александра Викторовича включили в «медвежий» список – и он, наконец, стал депутатом Думы. После чего разместил в своей приемной офис директора эротического театра «Распутин», которого тут же сделал своим помощником.

Скандальная история тут же стала достоянием прессы, и в «медвежатнике» всерьез задумались: а нужен ли им такой соратничек в следующей Думе? И чуевская компания – очевидно, решив не ждать, пока ее выставят пинками – гуртом подалась в блок Глазьева. Там их присутствие удивительно гармонично сочетается с Союзом Православных граждан и партией «За Русь святую».

Как нам обрезать Россию?

Одним из самых экзотических персонажей в глазьевском блоке является Александр Дугин – философ, геополитик, мистик и пророк «евразийского учения». Почтивший своим присутствием несколько радикальных политических организациях (в числе которых – общество «Память», Национал-Большевистская Партия, а также селезневское движения «Россия»), Дугин позиционирует себя как «правого патриота», наследника идей славянофилов, Савицкого и Льва Гумилёва. При этом ему удаётся одновременно обличать США и вешать на свой сайт glazev.evrazia.org, украшающую доллар масонскую пирамиду с глазом, претендовать на голоса старообрядцев и рекламировать «Тату», а на закуску выставлять в качестве национального идеала бандюков из сериала «Бригада». У Дугина вообще много идей.

Некоторые из этих идей, однако, вызывают, скажем так, понятное недоумение.

«В перспективе целесообразно вернуть Калининградскую область (Восточную Пруссию) Германии, – внушает Александр Гельевич со страниц своей увесистой монографии «Основы геополитики», – Курилы надо вернуть Японии». Потом, согласно идеям наимудрейшего из геополитиков, в центре Европы воссоздается «Пруссия – немецкое государство с доминацией протестантской конфессии». Ну, а уже вокруг незалежной Пруссачины «начинается процесс стратегического объединения балтийских государств в единый блок. В блок входят Норвегия, Швеция, Германия, Эстония, Финляндия-Карелия, Дания, возможно, Голландия». То есть, вдобавок в Калининграду, щедрый Александр Гельевич готов подарить наследникам псов-рыцарей еще и Карелию.

А тем временем южные регионы России готовится обустраивать другой соратник Дугина. Ранее трижды судимый за мошенничество, грабеж и вымогательство рэкетир, а впоследствии глава дудаевской разведки по кличке «чеченский Гиммлер» Хожа-Ахмет Нухаев до сих пор находится в федеральном розыске, что не помешало ему 28 июля 2001 года выступать вместе с Дугиным в столичном «Президент-отеле» на международной исламской конференции.

«У России нет будущего!» – заявил Нухаев в интервью газете «Грозненский рабочий». В другом же интервью, опубликованном сразу в немецкой «Die Woche», швейцарской «Das Magazin» и «Белорусской газете», бывшая гроза столичных цеховиков подробно разъясняет, каким образом Россию надо этого будущего лишить.

«Здесь сталкиваются стратегические интересы США – великой западной морской державы и интересы России – великой восточной континентальной державы. Запад всеми силами создает и развивает евразийский коридор ТРАСЕКА, цель которого – связать Париж с Шанхаем и изолировать православный Север от мусульманского Юга. Евразийские континентальные державы – Россия и Иран – выдвигают контрмеры… Если бы Россия сумела победить в Чечне, тогда ось Москва–Тегеран перерезала бы евразийский коридор новым железным занавесом, – учила западных читателей краса и гордость московского рэкета – В такой ситуации глобальный кризис стал бы неизбежным.

С другой стороны, победа Чечни, мир на Центральном Кавказе и начало экономической интеграции всего Кавказа – это основание для создания Кавказской крестовины, механизма, обеспечивающего в центре Евразии геополитический баланс интересов как Запада и Востока, так Севера и Юга».

Подробнее с идеями Нухаева можно ознакомиться на его сайте noukhaev.ru, куда очень легко попасть с дугинского arctogaia.com. Похоже, совсем недавно туда заходили и главари партии покойного Лебедя. После чего, почуяв знакомый аромат Хасавюрта, рванули в блок на всех парах.

Блок ужа с ежом

Но даже если случится чудо и вся вышеупомянутая публика будет из списка выкинута (или останется на отдалённых местах), вопросов все равно остается более чем достаточно. Как известно, Сергей Юрьевич Глазьев до сих пор состоит в фракции КПРФ, соответственно голосуя против подавляющего большинства инициатив президента и правительства. В новой Думе, он неоднократно обещал продолжать прежний курс, всячески сотрудничать с КПРФ и создать вместе с ней парламентское большинство.

С другой стороны, второй номер списка Дмитрий Олегович Рогозин только что вышел из «Единой России», и весь свой срок голосовал совершенно противоположным образом. Более того, господин Рогозин до сих пор является спепредставителем президента, горячо поддерживает его курс, а в последнем письме Путину искренне радовался, что «Наша страна сделала исторический выбор в пользу интеграции в европейскую систему политических ценностей и правовых норм».

Кто тут прав, а кто нет, можно спорить долго, но вместе подобные политики долго сосуществовать вряд ли смогут. Возглавляемая ими фракция либо развалится, либо перейдет на какую-то одну позицию, оставив в дураках глазьевских или рогозинских избирателей.

Да и не только их, поскольку прочие глазьевцы сочетаются между собой еще меньше. Главный горбачевский и ельцинский банкир Виктор Геращенко совсем не смотрится рядом с идейным соратником и мужем французской троцкистки Карин Клеман Олегом Шеиным, а все вместе они явно чужды православным ортодоксам и бывшим активистам «Яблока».

Помнится, перед выборами в Законодательное Собрание Петербурга бывший соратник Глазьева (и непримиримый борец с коррупцией) Юрий Болдырев тоже объединил в блок имени себя столь же пеструю публику. Блок одержал блестящую победу, но три четверти депутатов от него в течение, какого-нибудь года разбежались по другим фракциям. А Юрий Юрьевич из реального кандидата в питерские губернаторы превратился в политического маргинала