Лохова, Светлана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Светлана Лохова, бывшая сотрудница лондонского офиса Сбербанка

Лохова Светлана - бывший сейлз по акциям Sberbank CIB в лондонском офисе.


Она начала дело против своего бывшего работодателя, поскольку была вынуждена уволиться из-за сексистской травли на рабочем месте, явившейся местью за вскрытие внутрибанковских коррупционных схем, и выиграла его.

Светлана Лохова была до определенного момента типичной представительницей класса молодых финансистов, чья карьера идет поступательно в гору. Дочь российского бизнесмена-судовладельца (по сообщениям британской прессы), Светлана окончила Кембридж, получив степени бакалавра истории и магистра европейских международных отношений. В 2000-е она работала трейдером в Morgan Stanley и Citigroup, занимаясь продажами бумаг с фиксированным доходом.

Изменения в худшую сторону начались в кризисном 2008 году, когда Лохова заступила на работу в лондонское представительство «Тройки Диалог», возглавив там отдел по продаже долговых обязательств. Пресс-релиз, приветствующий назначение Лоховой и других новичков, до сих пор висит на сайте Sberbank CIB, преемника «Тройки».

Спустя два года Светлана была вынуждена уйти с этой должности, приносившей ей ни много ни мало 120 тысяч фунтов стерлингов (около 180 тысяч долларов) в год, вероятно, без учета бонусов. Тогда она впервые объяснила свое решение моральными издевательствами и дискриминацией. По словам Лоховой, таким образом сотрудники подразделения мстили ей за отчет, раскрывший факты инсайдерской торговли, которой баловались некоторые ее коллеги, в том числе и из высшего руководства. Инвестбанк назвал ее поведение «неприемлемым».

Долго без работы Светлана не сидела — довольно скоро ее уговорили вернуться в ту же организацию, но теперь уже в отдел продажи акций. Руководство головной компании в Москве пообещало ей гарантированный щедрый бонус в 666 тысяч фунтов в год, и этого оказалось достаточно, чтобы молодая трейдерша забыла прежние обиды. Но и здесь Лохова удачи не снискала.


В апреле 2013 года Светлана вновь ушла в бессрочный отпуск. Как следует из ее иска, атмосфера на работе стала нестерпимой. В лицо ей никто ничего не говорил, но через внутреннюю банковскую систему передачи сообщений в ее адрес отпускали самые нелестные эпитеты. «Сумасшедшая», «безумная», «больная на всю голову», «Миссис Пещерный Человек» — это из относительно невинного. Однажды ее шеф Дэвид Лонгмуир написал клиенту из компании по управлению активами: «Мы тут все дрожим в ожидании, когда заявится мисс Кокаинистка в облаке ядовитого дыма».

В другой раз, когда Лохова заявила, что намерена объехать из Москвы все региональные офисы на поезде, один из коллег посоветовал ей приобрести туристические ботинки и проделать весь путь пешком — только не забыть запастись «порошком для марша», то есть все тем же кокаином. Над предположительной хронической наркоманией Лоховой ее товарищи по работе регулярно насмехались в беседах как между собой, так и с клиентами, тем самым отбирая у нее всякую возможность нормально работать. В конце концов к ней прикрепилось выражение «дочь минигарха на химии», напоминающее о ее русском происхождении и отце-мультимиллионере (на современном русском и английском сленге «минигарх» означает рублевого миллиардера).

Апофеозом «шалостей» со стороны сотрудников отделения по продаже акций стало предложение Светлане съездить в Нигерию к племенным вождям, найти себе «правильного альфа-самца» и тем самым отдохнуть от рабочего стресса. «Эти большие черные мужики помогут тебе успокоиться», — посоветовали ей коллеги, когда она уходила в отпуск.

Невозможная для работы и жизни атмосфера продолжала окружать Светлану и за пределами офиса. Ее начальство в лице гендиректора британского филиала Sberbank CIB в Великобритании Паоло Дзамбони установило за ее домом пристальную слежку. Чем именно объяснялось такое решение неясно, известно, однако, что ее преследовали на улице в Канари-Уорф, где она живет, и даже подслушивали частные разговоры. Когда Светлана обнаружила, что за ней следят, она была настолько напугана, что обратилась в полицию.


Лохова настаивает, что оказалась жертвой половой дискриминации, поскольку была единственной женщиной в отделе. Размер ущерба, который она надеется взыскать со Sberbank CIB, составляет до 70 тысяч фунтов, и это без учета обвинений в дискриминации, по которым компенсация никак не ограничивается.

В лондонском подразделении Sberbank CIB все эти обвинения отрицают категорически. По словам представителя организации в суде Наоми Элленбоген, россиянка продемонстрировала грубое и неуважительное отношение к своим коллегам, непрофессиональное поведение и привычку «терять контроль всякий раз, когда обстоятельства складывались не в ее пользу».

Пресс-секретарь филиала Пол Марриотт также подчеркнул, что банк не намерен признавать свою вину. В распространенных документах указывается, что на момент возвращения в организацию Лохова занималась созданием собственной инвестиционной компании и не уведомила об этом свое начальство, что является грубым нарушением деловой этики в финансовом мире.

В то же время юристы Sberbank CIB признают, что комментарии Лонгмуира относительно наркомании Лоховой были неправомерны, поскольку никаких доказательств ее появления на работе в состоянии наркотического опьянения нет. Однако при этом оговаривается, что половая дискриминации тут ни при чем, а оскорбления делались исключительно из личной неприязни Дэвида к сотруднице.

История, как видно, достаточно запутанная, и правоту той или другой стороны сможет установить только детальное разбирательство в Лондонском трудовом суде. На первый взгляд, кажется маловероятным, чтобы россиянка могла вызвать всеобщую ненависть банковского офиса совсем уж беспричинно. С другой стороны, в последние годы банковские скандалы следуют буквально один за другим, и чаще всего они происходят почему-то именно в Лондоне.

Репутация «англосаксонской» финансовой системы изрядно подмочена — с недавних пор мы отлично знаем, что банкиры бывают достаточно нечистыми на руку, чтобы безудержно рисковать ради бонусов, обманывать начальство, подставлять подчиненных, подтасовывать ключевые ставки межбанковского кредитования, заочно хамить клиентам и пользоваться их неискушенностью в операциях со сложными ценными бумагами. В разоблачительных материалах и судебных исках недостатка нет.

С учетом такой невысокой щепетильности в моральных вопросах очень легко допустить, что финансисты просто затравили женщину из богатой семьи, которая по каким-то причинам и в самом деле могла быть достаточно неуживчивой. Другой вопрос, что половая принадлежность здесь, вероятно, имеет третьестепенное значение — на месте Светланы вполне мог оказаться и мужчина.

Центральный трибунал по трудовым делам Лондона заключил, что Лохова действительно подвергалась нападкам и была несправедливо уволена в связи с заявлениями ее коллег-мужчин с деска, которые посылали ей сообщения с обращениями «Ms. Cokehead» и «mad Svetlana», и постановил, что, если банк и Лохова не достигнут соглашения, ее иск будет удовлетворен. «Стандартная компенсация в таких случаях составляет 70 000 фунтов, тогда как 30 млн станут беспрецедентной суммой, которая может быть оспорена, но согласно оптимистичному сценарию, Лоховой все же удастся ее взыскать», – предположил не участвующий в процессе юрист Джо Кедди.

09.04.2015 33-летняя россиянка Светлана Лохова отсудила у Sberbank CIB 3,2 млн фунтов (около $4,76 млн) за «сознательные попытки» коллег оказывать на нее давление на рабочем месте. Сумма компенсации была объявлена лондонским судом по трудовым спорам, сообщает The Times.

В октябре 2014 года суд признал Лохову потерпевшей. Женщине удалось доказать, что во время работы в лондонском офисе инвестиционного подразделения Сбербанка она подвергалась издевательствам и дискриминации.

Комментируя свое состояния, бывшая банковская служащая отметила, что она «совершенно сломлена и истощена». Ввиду особенностей банковской сферы она больше не может работать в финансовом секторе, поскольку ее репутация «разорвана в клочья».


Комментарии из интернета

Я сама работала в фин. сфере в англоязычной стране. там очень жестко. И даже в штатах мужчины высказывают сексистские замечания. А уж сам Сбер - рассадник издевательств и гноблений. и идет все это от головы сбера - Грефа. Помню, в прошлом году один из членов правления Сбера (те самые, которые в Москве у Грефа работают) сказал,что они учтут этот опыт и не допустят травли. самое смешное, что он как раз и участвовал в травле некоторых сотрудников здесь, в Москве. Если сказать, что он вытворял и скольким женщинам судьбы изменил не в лучшую сторону, некоторые не поверят. А члены правления (его коллеги) наблюдали за всем этим и палец о палец не ударили.


На Сбер все жалуются. У нас на нашем городском сайте, принадлежащем медиакомпании Шкулев и Ко была статья и 500 комментариев к ней. Все как один: сотрудникам не платят за сверхурочку. В 18.00 не уходит никто . В 21.00 и позже. Хороших профи они давно выжили и набрали молодняк. Была сама на собеседовании. Девки из персонала "никто и звать никак " мало того,что разговаривают через губу, но и открыто заявляют как они будут выжимать. Я разговора в таком тоне от малолетки нигде не слышала. А з/п уборщицы в небольшом отделении официально указывается 5-7 тыс руб. 6-7дней в неделю. Наверное,даже гастеры не идут и такие вакансии в уличных газетках печатают.


Подобная ситуация произошла с сестрой моей подруги, тоже в Лондоне. После откровенной травли на позиции трейдера в Morgan Stanley год не могла выйти из тяжелой депрессии. Работа очень высоко оплачивается, но и работать приходилось без выходных и в режиме с 7 утра до 10 вечера. Травили, по ее словам, за национальность.

Статья на портале banki.ru

Же сюи Лохова

Россиянка Светлана Лохова окончила Кембридж и пошла работать в лондонское отделение Сбербанка – Sberbank CIB. В 2012 году у нее случился нервный срыв, она покинула работу, а потом заявила, что ее затравили коллеги. В частности, некий Дэвид Лонгмуир, ее начальник, называл ее кокаинисткой. Дэвида потом тоже уволили из Сбербанка. А Лохова, не будь глупа, подала в суд и выиграла почти 5 млн долларов компенсации.

Она говорит, что руководство Sberbank CIB и вообще вся эта история не просто попортили ей кровь, но и сломали карьеру. Ее теперь – после обвинений в наркомании – нигде на работу не берут. Впрочем, ей теперь можно вообще не работать.

Если Лохова не употребляет наркотики, то можно сказать, что ее жизнь удалась. У нее появляются 5 млн долларов, которые она может инвестировать с умом, и заниматься теперь до скончания века, чем пожелает. Если она все же употребляет или будет делать это в будущем, конечно, и 5 млн профукает. Поди ж ты плохо, окончить Кембридж, так быстро превратить образовательный капитал в финансовый и получить то, что должно достаться после лет и лет упорного труда, сразу, уже в молодости.

Почему такое возможно в Лондоне? Потому что в западных странах есть суд (то есть в принципе есть, в России на этот счет существуют серьезные сомнения). Потому что этот суд трезво оценивает масштабы дела (конечно, разрушение карьеры – это серьезно) и не гнушается встать на сторону человека, а не системы. Для Сбербанка пять лямов зелени (использую российский сленг недаром) – это ерунда, для Лоховой – совсем не ерунда.

Можем ли мы в России стать Лоховыми? Думаю, да. То, что мы ими пока не стали, говорит о том, что мы не Лоховы, а, простите, лохи. Вот нет у нас судебной системы, только что дежурно посетовали мы. Но система складывается лишь как реакция на запрос общества. Если обществу не надо, система и не сложится.

Взять демократию. Она спустилась с неба в 1991 году на наши бедные головы, но мы сказали «фу». Сказали, что мы ее не заказывали. Мы заказывали колбасу, джинсы и песни иностранных композиторов в неограниченном количестве, а не в три часа утра 1 января раз в году. Мы получили ровно все это, а демократия превратилась в нечто имитационное и пародийное. Выборы есть, демократии нет. Потому что демос – народ – взять кратос – власть – не захотел. Если демос не берет кратос, это делают олигархи, которые от кратос никогда не отказываются.

Вот давайте теперь представим, что мы начинаем судиться по разным поводам. Обвинили в пьянстве начальники на работе. А ты на самом деле не пил. Кстати, довольно распространенная ситуация. «Ты что там, бухой?» — гремит в трубке начальник в полвторого ночи, если ты, разбуженный, не очень ловко с ним разговариваешь. Отлично, записали и пошли в суд. Ножками вот прямо встали и пошли. Или очутились в банке. Узнали, что условия вашего депозита пересмотрели без вашего участия и что есть такой пункт в договоре. Или прибыли в магазин и подверглись унизительному досмотру со стороны охранника. В суд, все в суд.

Что заметит суд где-то через полгода? Суд заметит, что наряду с заказными делами от всякого рода рейдеров (чем в основном сейчас занимаются наши суды) появляются реальные дела «человек против». Суд сначала не поймет, в чем тут фишка. Сначала будут отказы или смешные компенсации. Так что тем, кто пойдет первым, будет не очень выгодна вся затея: хлопот много, выгоды мало. Но тут же дело не в выгоде, а в том, чтобы перестроить жизнь. Оно того стоит. Начнутся апелляции, истории примутся попадать в СМИ. Даже насквозь подконтрольные СМИ иногда не прочь с помощью общественности потравить иную структуру. Конечно, если она не связана с почетными дзюдоистами и членами кооператива «Пруд». Вспомните хотя бы пресловутый «Магнит», который радостно затравили. Публикации будут оказывать давление на суд в том хорошем смысле, что судьи примутся доставать прежде не читанные или читанные давно служебные бумаги. И изучать, как быть, если реальные люди обращаются с реальными делами.

Полагаю, через несколько лет у каждого из нас появится шанс стать Лоховой в хорошем смысле. Ну и разного рода распорядители человеческих душ вроде клерков, охранников и мелких начальников языки зажмут.