Лояльность по отношению к власти важнее репутации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Стоимость пятен, которые не смываются"

"Менее уважаемый должен стать более богатым, тогда справедливость будет восстановлена"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть", origindate::25.10.2004, "Сколько стоит репутация"

Дмитрий Бутрин

ФОТО: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ

Председатель совета директоров Альфа-банка Михаил Фридман обиделся на "Коммерсантъ" за очереди в Альфа-банке

[...] Вопрос о том, как отделить моральный и репутационный ущерб от материального, не то чтобы окончательно решен юридической наукой. Прецеденты, случающиеся время от времени в мире по подобным делам, внятного ответа на этот вопрос не дают. Обычно "ущерб репутации" считается частью будущих убытков пострадавшего. И поскольку будущее в точности не дано знать даже судье Арбитражного суда, вопрос о курсе конвертации потери, скажем, 3% репутации юридического лица в рубли, доллары или что-то еще обычно отдается на совесть судьи. Именно он должен прикинуть хотя бы на глаз, насколько материальные требования истца определяются его жадностью, насколько -- расчетами, а насколько -- одному истцу известными соображениями.

Однако в деле "Альфа-банк против 'Коммерсанта'" ситуация выглядела немного иначе. Банк подошел к делу профессионально -- чем и создал юридический казус. Дело в том, что для оценки своих потерь он нанял аудиторскую фирму БДО Юникон. Консультант до копейки посчитал расходы, возникшие у Альфа-банка из-за публикации в "Коммерсанте". Так, крупнейшей статьей расходов стало "проведение внеплановой рекламной кампании" -- 8,4 млн руб. Вторая по счету статья -- покупка дополнительных объемов наличных долларов США, 7,4 млн руб. Кроме того, расходов потребовало усиление охраны в дополнительных офисах банка в Москве (1,6 млн руб.), рост расходов на инкассацию и т. д.

И то, что судья арбитража нашел этот расчет (20,5 млн руб.) верным (вне зависимости от того, виновен в тратах "Коммерсантъ" или нет), требует специального рассмотрения. Ведь по крайней мере часть из этих трат, безусловно, сделаны для компенсации "потери деловой репутации" в смысле, который вкладывают в это понятие большинство судей мира. Но рекламная кампания -- именно что вложения, необходимые для компенсации потерь в имидже. В принципе это расходы на вполне измеримую в деньгах потерю стоимости брэнда.

Значит, в логике судьи московского арбитража "ущерб деловой репутации", оцененный, кстати, рекордно высоко -- в 300 млн руб., -- не потеря в стоимости брэнда. В конце концов, БДО Юникон мог бы посчитать и это, и расходы на будущую пиар-кампанию по отмыванию пятен на репутации Альфа-банка, которые появились из-за журналистов "Коммерсанта". Стало быть, 300 млн -- это стоимость пятен, которые не смываются.

Допустим, душевное равновесие, самоощущение Михаила Фридмана и его партнеров на 50% зависит от количества денег, а на 50% -- от того, думают ли о них хорошо в деловом мире. В итоге удовлетворения "материальной" части иска счет материальных потерь будет закрыт. Но репутация потеряна. Добавить репутации "Коммерсантъ" Альфа-банку неспособен, по мнению судьи, даже опубликовав опровержение. Баланс может быть восстановлен только ростом богатства банка. Менее уважаемый должен стать более богатым, тогда справедливость будет восстановлена и истец будет удовлетворен. [...]

Сколько платят за испорченную репутацию в России

"Коммерсантъ" установил российский рекорд по сумме иска о репутационном ущербе, побив предыдущий в 11 раз.

30 млн руб. присудил Солнцевский суд Москвы 28 ноября 2003 года сенатору от Тувы Сергею Пугачеву, удовлетворив иск к президенту Фонда эффективной политики Глебу Павловскому. Причиной иска послужила опубликованная в интернете "служебная записка" Павловского, в которой Пугачев назывался одним из организаторов заговора в высших органах власти. 16 февраля 2004 года Мосгорсуд отклонил кассацию Павловского, но снизил сумму компенсации до 10 млн руб.

7,5 млн руб. отсудили 10 июля 2003 года в Арбитражном суде Москвы президент Альфа-банка Петр Авен, глава "Альфа-групп" Михаил Фридман и компания "Альфа-Эко" у ЗАО "МАПТ-Медиа" (издатель газеты "Версия") и журналиста Олега Лурье. Суд признал не соответствующими действительности публикации "Альфа. Групповой портрет" и "Криминальное чтиво по-русски". В статьях Авен и Фридман обвинялись в организации транзита наркотиков через Россию, контактах с международной преступностью и других противоправных действиях, а Альфа-банк и "Альфа-Эко" -- в отмывании денег наркобизнеса. Апелляция ответчиков была отвергнута.

6 млн руб., по решению Московского арбитражного суда от 6 октября 2004 года, должна заплатить газета "Московская правда" Альфа-банку и Михаилу Фридману. Поводом стала заметка Константина Ласкина "Пуля и перо" от 21 июля о причастности истцов к убийству главного редактора российской версии Forbes Пола Хлебникова. Суд обязал редакцию газеты выплатить Михаилу Фридману 3 млн руб., Альфа-банку -- 2 млн руб. Автор должен выплатить истцам по 500 тыс. руб. Срок подачи апелляции истекает 6 ноября.

4 млн руб. Чертановский райсуд Москвы обязал выплатить газету "Мегаполис-экспресс" спикеру Госдумы Геннадию Селезневу 4 октября 2002 года. 4 февраля 2002 года в материале "Карьера вальяжного Гены" газета излагала слухи о нетрадиционной ориентации Селезнева и обвиняла его в финансовой ангажированности. 16 января 2004 года решением Арбитражного суда Москвы ООО "Редакция газеты 'Мегаполис Экспресс'" признано банкротом, выплата не производилась.

600 тыс. руб., по решению Басманного суда Москвы, 24 октября 2003 года должен был получить первый замгенпрокурора РФ Юрий Бирюков от "Новой газеты". Поводом стала публикация "Петляющий вектор Генпрокуратуры", в которой журналист Роман Шлейнов утверждал, что Бирюков препятствует проведению расследования по материалам "в отношении крупных федеральных чиновников", поступающим из комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией. Первоначальная сумма иска Бирюкова составляла 10 млн руб. с издания и 1 млн руб. с автора публикации. О выплате не сообщалось.

Сколько платят за испорченную репутацию в мире

"Репутационный ущерб", который "Коммерсантъ" якобы нанес Альфа-банку, суд оценил по мировым стандартам.

$100 млн: GTE Corp. против Home Shopping Network

В 1989 году завершилась многолетняя тяжба между американскими компаниями Home Shopping Network (HSN) и GTE Corp. Первоначально истцом выступала HSN, обвинявшая GTE в предоставлении некачественных услуг связи. Сумму ущерба компания оценила в $1,5 млрд. GTE ответила встречным иском, в котором требовала компенсации за ущерб, нанесенный репутации компании. Победила GTE: суд решил, что ответчик по встречному иску должен заплатить по $50 млн компенсации репутационного ущерба двум подразделениям GTE Corp.

€30 млн: LVMH против Morgan Stanley 

В 2004 году парижский суд поддержал иск, вчиненный компанией LVMH фирме Morgan Stanley за публикацию отчета, в котором в невыгодном свете представала деятельность истца. Ответчики назвали обвинения местью. Некоторое время назад LVMH пыталась приобрести компанию Gucci, которая обратилась за помощью к Morgan Stanley и в итоге сохранила независимость. Суд счел, что неблагоприятный для LVMH отчет нанес компании "огромный финансовый и репутационный ущерб". Он был оценен в €30 млн (против €100 млн, которые требовала LMVH).

$9,5 млн: BankAtlantic и Алан Леван против ABC 

В 1995 году суд вынес решение по иску главы флоридского BankAtlantic Алана Левана против телекомпании ABC за выход в эфир передачи, в которой расследовалась якобы незаконная деятельность банка и его руководителя. В передаче, в частности, сообщалось, что Леван отказался дать интервью. Сам он заявлял, что звонил редакторам телепередачи, а интервью перед камерой не дал, потому что журналисты отказались исключить из возможных тем вопросы о его личной жизни. Передача, считал Леван, "разрушила его репутацию". Суд постановил выплатить $8,75 млн за ущерб репутации лично Левану, а $750 тыс. -- BankAtlantic.

$7,5 млн: Леонард Росс против New York Times Co. 

В 1993 году суд в Калифорнии поддержал иск бизнесмена Леонарда Росса против газеты Santa Barbara News-Press и ее издателя -- компании New York Times Co. Газета опубликовала статью, в которой указывалось, что федеральные власти дважды начинали следствие против Росса по обвинению в уголовных преступлениях. Как было доказано в суде, следствие проводилось только один раз. Из общей суммы компенсации $5 млн было выплачено за "нанесение ущерба репутации", еще $2,5 -- за "эмоциональное расстройство".

$3 млн: Brown & Williamson Tobacco Corp. против CBS 

В 1988 году чикагский суд постановил, что телекомпания CBS в одной из передач представила непроверенную информацию о том, что табачная компания Brown & Williamson Tobacco Corp. проводит рекламную кампанию, ориентированную на молодежь. Руководству CBS не удалось доказать, что непроверенная информация была передана в эфир без злого умысла. Из общей суммы иска табачная компания получила $1 млн компенсации за ущерб, нанесенный репутации, а $2 млн -- в виде "выплаты в качестве наказания виновного".

***

"Лояльность по отношению к власти гораздо важнее репутации"

© "Newsweek", origindate::25.10.2004, "Репутация уже ни при чем. Альфа-банк беспощаден к оппонентам исполнительной власти"

Искандер Хисамов

[...] Установлен национальный рекорд. За весь прошлый год к российским СМИ было подано около 5000 исков о защите чести, достоинства и деловой репутации на общую сумму 43 млн руб., то есть в восемь раз меньше, чем один нынешний удовлетворенный иск. И неудивительно, что соавторами этого достижения стали Альфа-банк и Арбитражный суд Москвы. В прошлом году банк уже выиграл здесь иск у газеты «Версия», которая обвинила руководство «Альфы» в причастности к торговле наркотиками. Суд постановил выплатить президент)7 Альфа-банка Петру Авену и главе «Альфа-групп» Михаилу Фридману по 3 млн руб., а также выплатить 170 000 фунтов стерлингов международному детективному агентству, нанятому истцами. После этого издатель газеты уволила главного редактора, а также автора статьи, принесла глубочайшие извинения всем—и была прощена. А совсем недавно Альфа-банк добился решения того же суда о взыскании в свою пользу 5 млн руб. у «Московской правды» в связи со статьей, в которой допускалась причастность банка к убийству главного редактора российского Forbes Пола Хлебникова. В обоих этих случаях ни к банку, ни к суду претензий не было. Действительно, речь шла либо [page_13388.htm о грязном «сливе» («Версия»)], либо о [page_15647.htm безответственных спекуляциях («Мосправда»)]. Забота кредитного учреждения о своей репутации внушала почтение.

Но сегодня—совсем другой случай. Напомним, что в той злополучной коммерсантовской заметке рассказывалось об ажиотаже, возникшем летом в целом ряде частных банков. Корреспонденты описывали увиденное ими у отделений банков—очереди, сутолоку и неразбериху. Это показывали все телеканалы и видели миллионы людей. При всем том Альфа-банк был газетой (как и многими другими изданиями) представлен не как злодей, а как одна из жертв крупномасштабной интриги Банка России и правительства. Одной из целей этой весенне-летней кампании было слегка прополоть поле частных банков, оставить на нем только самых лояльных власти игроков, ну и, натурально, немножко поменять собственников. Альфа-банк с огромнейшим трудом выбрался из-под ножа культиватора, но, судя по дальнейшему поведению его хозяев, тот испуг не прошел бесследно.

Теоретически «Альфа» должна была подавать в суд на тех высокопоставленных деятелей правительства, Центробанка и кремлевской администрации, которые в тот период регулярно и явно намеренно делали заявления, вызывавшие панику среди клиентов банков. Но в наших уже сложившихся политических условиях это было бы безумием. Авен и Фридман не хотят следовать за Гусинским, Березовским и тем более Ходорковским, что по-человечески очень понятно.

Смиренно ждать новой чистки, видимо, тоже не хотелось. Выступить же против прессы, выбрав объект позаметнее и поуязвимее —за «Коммерсантом» стоит недобиток Березовский, — вот это уже будет кем надо замечено и как надо оценено. Может быть, и переведут в разряд полезных злаков. А что делать? — «в картишки нет братишки», как говорят у нас в элитах.

Руководители «Альфы» по праву считаются одними из самых головастых людей в российском финансовом сообществе. Они не могли не просчитать, что нынешнее дело о «репутационном вреде», как назвала его одна из их адвокатов, приведет как раз к большим реальным потерям для репутации банка. А значит, они просчитали и то, что сейчас лояльность по отношению к власти гораздо важнее репутации в деловом мире. Им виднее.