Лужкова обвинили в совокуплении с лошадью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© АПН, origindate::27.04.2001

Лужкова обвинили в совокуплении с лошадью

Подпись Патриарха Алексия II стоит от $1 000 до $25 000

Converted 11599.jpg

Сегодня новый генеральный директор телекомпании «Московия» Владимир Желонкин приступил к исполнению своих обязанностей, силовым путём вытеснив прежнее руководство из офиса компании.

Впрочем, администрация Московской области, контролирующая 44% акций ЗАО «Московия», по-прежнему считает общее собрание акционеров, избравшее Желонкина гендиректором, незаконным. Как сообщало АПН, ещё 23 апреля арбитражный суд признал неправомерным сам факт передачи контрольного пакета акций «Московии» аффилированным структурам КБ «Межпромбанк» и наложил на 51% акций компании арест.

Как сообщил корреспонденту АПН источник в администрации Московской области, Владимир Желонкин и его партнёр, новый генеральный продюсер «Московии» Андрей Писарев – обладатели весьма сомнительной репутации. Считается, что эти люди благодаря тесным отношениям с референтом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Николаем Державиным способны на коммерческой основе изготавливать благословения Патриарха, а также любые письма за «подписью» Святейшего. Цена на фальшивую подпись главы Русской Православной Церкви колеблется в диапазоне от $1 000 до $25 000 – в зависимости от характера и содержания "документа".

По данным источника, Желонкин, Писарев и Державин сыграли специфическую роль в судьбе Православного информационного телевизионного агентства (ПИТА) – дочернего предприятия Московской Патриархии. На протяжении 1996-99 гг. ПИТА, руководителями которой были Державин, Писарев и Желонкин, брало деньги с телеканалов и коммерческих структур за съёмки пасхальных и рождественских богослужений с участием Патриарха. Расценки на услуги агентства поражали воображение: только в 1998 году неформальная прибыль ПИТА составила $750 000. Не бедствовали и отцы-основатели православного телевидения: достаточно сказать, что бурная деятельность агентства позволила скромному референту Патриарха Державину приобрести квартиру на Донской улице в Москве стоимостью $150 000, а г-ну Писареву – квартиру стоимостью $200 000 в Потаповском переулке.

Тем не менее, в 1999 году Православное информационное телевизионное агентство фактически было объявлено банкротом – одни лишь долги ПИТА по зарплате составили почти $180 000. Погашать задолженность Желонкин, Писарев и Державин отказались: одной из сотрудниц ПИТА, которая перенесла голодный обморок, новоявленный генпродюсер «Московии», как ревностный христианин, саркастично заметил: «А кому сейчас легко?». В результате, несколько десятков сотрудников Православного агентства подали в суд иски о взыскании долгов по зарплате, и чтобы не погашать их, православные информаторы зарегистрировали новую, альтернативную структуру – информационное агентство Русской Православной Церкви (ИА РПЦ), каковое возглавляли с марта 1999 г. и до самого пришествия на «Московию».

Следует заметить, что отношения создателей ПИТА с иерархами РПЦ также временами оставляли желать лучшего: Желонкин и его коллеги приложили немало усилий к дискредитации главы Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС) митрополита Кирилла, который считается одним из потенциальных преемников Патриарха Алексия II. А Андрей Писарев был уличён Церковью в том, что регулярно пользовался услугами колдунов и экстрасенсов некоего ООО «Мирослава», что категорически запрещено православным христианам.

Вновь назначенный гендиректор «Московии» Владимир Желонкин прославился и своими успехами на политико-технологическом поприще. По свидетельствам очевидцев, будучи советником Павла Бородина на выборах мэра Москвы (1999 год), Желонкин предлагал, в частности, уличить московского градоначальника Юрия Лужкова в совокуплении с животными, а именно лошадьми, поклонником коих является мэр. Почему Бородин отказался от столь смелой провокативной идеи, до сих пор не ясно.

Непонятно, впрочем, и кто окажется победителем в административно-информационной войне вокруг «Московии». [...]