Лужкова погубила не жадность, а глупость

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Лужкова погубила не жадность, а глупость "Основная проблема Лужкова - это основная проблема русских после 1917 года: он дурак".

"После революции для умных русских был поставлен фильтр. Интеллект не есть основополагающая черта русского человека. Но его отсутствие тоже не есть черта фатальная. Это не видовой признак. Русские – белые. Однако так было до тех пор, пока социальный фильтр работал в правильном направлении. У русских есть природный ум, и есть ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ талантливость. Но есть также безалаберность, поэтому русскому человеку нужна ласка и протекция. Тогда он раскрывается. После 1917-го эту ласку и протекцию сохранили, но поменяли плюс на минус. Вместо поддержки умных, стали разгуливать русского дурака. Дурак воодушевился и достиг немыслимых социальных высот. Совершенно невозможных на Западе. Что касается глупости, примеров приводить не буду – они у всех перед глазами. А что касается выдающихся талантов, напомню. Приведу всего один пример и нарочно из области, где русские никаких особых успехов не достигли. Филипп Андреевич Малявин родился в 1869 году в селе Казанка, нынешней Оренбургской области, в простой крестьянской семье. С детства начал рисовать. Вместо того, чтобы переломать гадёнышу руки, ему всем селом собрали средства и направили учиться на иконописца. 16-летний юноша стал послушником в афонском монастыре. В 1891 году в Турции был проездом скульптор Владимир Александрович Беклемишев. Он заметил талантливого соотечественника, пригласил к себе в Петербург и сделал протекцию в Академию Художеств. Это, в общем, нормально (для нормальной страны). А вот далее пошла специфика. Дипломную работу Малявина профессора-академисты завалили, потому что деревенский паренёк с начальным образованием был... модернистом. По протекции Репина диплом художника Малявину дали по совокупности курсовых работ – блестяще написанных в академическом стиле. Но дело не в том, что Малявин был модернистом, а в том КАКИМ он был модернистом. В 1900 году за картину «Смех» 30-летний художник удостаивается золотой медали на всемирной выставке в Париже, затем картина покупается итальянским правительством для Венецианской академии. Это художник международного класса. Оказалось что по своим природным, биологическим качествам русский крестьянин, да ещё из азиатской периферии, ничем не отличается от жителей Прованса или Венеции. ТОТ ЖЕ ТИП. Малявин всю жизнь рисовал родных крестьян, рисовал отца, но в его живописи нет ничего «фольклорного». Это просто взгляд на мир весёлого внимательного европейца. Часто – сверху вниз. Как вы уже догадались, русский крестьянин рисовавший русских крестьян после революции чесанул от «народной» власти со страшной скоростью и жил во Франции. Потому что во Франции жили родные европейцы, а Россией стали управлять проклятые азиаты. Да ещё не от души, а как злокозненные марионетки взрослых дядь. Которые строили свой спектакль: глупый русский следователь и умный чурекский. Вернёмся к Лужкову. Я не думаю, что это злой человек или человек подлый. Я не думаю, даже что он вор. Он вор в смысле результата своих действий, и действий вполне сознательных. Но у него не воровская психология и не воровской тип личности. Вор («воръ») – Березовский. Социально чета Батуриных – нувориши, причём нувориши сделанные не из египетских лавочников или техасских фермеров, а из советских выдвиженцев: - Слышь, тя как зовут? – Коля. – Ты кем работаешь? – Шофёром на овощебазе. – Понятно. Хочешь директором института ядерной физики? – Ой, дядь, хочу. А что это такое? – А генералом бронетанковых войск? - И генералом хочу. А можно и тем и другим? - Можно, Коля. Ты же советский человек. Власть олигархии не надо путать с властью олигарха. Олигарх у власти – это диктатор (Сомоса). Наличие «трех толстяков» предусматривает наличие партийной жизни и, следовательно популизм. Глупость Лужкова не в том, что он стал нуворишем и олигархом, а в том, что он не стал популистом, хотя всё его поведение было поведением популиста. В своём популизме он лишь подражал советскому стилю, то есть пустому ритуалу. Лужков действительно заботился о простом народе, например, пенсионеры Москвы поставлены в исключительно хорошие условия. Но имея в распоряжении собственные СМИ (включая крупный телеканал!) Лужков не удосужился донести этот факт до сознания им же окормляемой паствы. Создать целую сеть подконтрольных общественных организаций ему не составляло никакого труда. От умеренно-проправительственных до полуэкстремистских, а ля «Зелёные москвичи» или «Столичный бомж». Кремлёвские власти в ответ не смогли бы сделать ничего и только бы хлопали ушами. Одну партию запретили бы и быстро. Двести разношерстных общественных движений – даже бы не попытались. БЕСПОЛЕЗНО. Это надо менять строй. И Лужкова не сковырнуло бы ничто. Причём в минуту жизни трудную он, тем не менее, обратился к «народу Флоренции». Но народ его естественно не услышал. Потому что госпожа Батурина, вместо того чтобы в халатике и косынке пробовать борщ в столовых для пенсионеров, блистала на балах. Лужков вовремя сообразил, что если подарить бриллиантовое колье в Букингемском дворце или купить втридорога дворец у разорившегося герцога, ему окажут феодальное покровительство. Но он не понял, что и Букингем и герцог это элемент политического механизма Англии и в конечном счёте он будет представлять ценность не как восточный взяткодатец, а как политик. Важно будет, сколько людей у него под рукой в полярной Дюндии. Оказалось - полтора человека. В Кремле, кстати, проблему Букингема понимали хорошо и держали в Лондоне специального человека (Лебедева), который шлялся по закрытым клубам и объяснял что «Лужков это несерьёзно». Более того. Лужкова в момент алармистского популизма («Караул, люди добрые!») предал его аппарат. Который он создал под себя САМ. Даже телеканал, любовно созданный Лужковым из отборных бездарностей, продемонстрировал то, что он должен был показать – абсолютную беспринципность и неблагодарность. У него не оказалось трибуны даже для собственных выступлений. Ум дурка мерцает, звенья смысловой цепи он помнит, но в произвольной последовательности – всеми покинутый Лужков вдруг вспомнил «социал-демократию». Из нафталина возник «Гавриил Харитонович». В общем, это правильно. Беда не в том, что дурак действует неправильно. Он действует правильно. Но в неправильной последовательности. Рыдает на свадьбе и пляшет на похоронах. Как и положено по уже почти столетнему сценарию, на фоне русского «дурака» стали отсверкивать многомудрые инородцы. Вот об умных и поговорим. В изолгавшемся обществе наиболее ценно не что человек говорит, а о чём он проговаривается. Например, поражает с каким БЛАГОГОВЕНИЕМ сейчас критики Лужкова относятся к церетелевскому Петру I. Сие «изделие» предлагается бережно разобрать и воздвигнуть на другом месте. То есть вместо того, чтобы сдать в утиль дорогую медь и бронзу, и хоть частично вернуть деньги в городскую казну, хотят обобрать москвичей на бис. Предлагают даже отдавать на это ЛИЧНЫЕ деньги. Мол, хочешь, чтобы церетелевский ящер не лез тебе в окна – плати. Дело в том, что с точки зрения этих людей памятник хорош. Хорош именно тем, что отменно, даже НАРОЧИТО, плох. У всех них существует плохо скрываемая ненависть к Петру I, КРАЙНЕ странная со стороны подлинных либералов. Никаких особых зверств у Петра I не было, страна при нём достигла небывалого процветания. Проблема в том, что Петр человек совершенно западный и органичный элемент западной истории. Собственно в Европе он так и подаётся – его воспринимают в тандеме «Пётр I – Карл XII». Это бесит. Памятник Петру в постСССР мог появиться только как следствие административного восторга и протекции на уровне международном. Это дело международного синдиката и глупость Лужкова (КАК И САМ ЛУЖКОВ) лишь следствие. В памятниках люди неизбежно проявляют осмотрительность и деликатность. И всегда хотят сказать то, что сказали. Это честный вид искусства. В ЖЖ любят выкладывать смешные и нелепые памятники Ленина. Но «ленинов» наштамповали десятки тысяч, так что найти по закону больших чисел можно всякое. И припомните на минуточку, КАК выглядел Ленин в реале. Это слюнявый Березовский, но Березовский неухоженный, Березовский-монгол. Без зубов за 40 000 долларов, без специально пошитых костюмов и обуви. И с больной головой. Как говорится, и лысый и с перхотью. Тем не менее, Ильича вытянули чуть ли не до уровня Николая II. Хотя задача была почти невыполнимая. И вот после, повторяю, десятков тысяч ленинских памятников решили поставить русским их Петра. Сначала отличился кабардинец Михаил Михайлович Шемякин (Михаил Файзуллаевич Карданов). Но это ладно. Памятник маленький, концептуальный. Да и «шо-то е». Утёрлись. Потом русским поставили памятник Николаю II. В Мытищах (гы-гы). Памятник тут же взорвали под ноль (гы-гы-гы). Взорвали русские, даже милиционеры (гы-гы-гы-гы). МАЛО. А вот мы вам поставим 100-метрового урода в центре вашей вонючей «Масквы». Подавитесь. Как выглядит московский Пётр I идеологически... Ну, представьте, что сделали 100-метрового Ленина на игрушечном броневике. Мультпривет из зазеркалья. Рассказывают сказки, что первоначально церетелевский Петр I лепился как Колумб к годовщине открытия Америки. Да ничего подобного. Это памятник Гулливеру, уничтожившему флот Блефуску. Ростральные колонны делаются из поверженных кораблей. И «дяди» давшие орден Почётного легиона чурекскому Леонардо да Винчи, лепящему свои азиатские шедевры из овечьего кала, это знали. Так что русским без такого Петра нельзя. Пусть смотрят. А за ценой не постоим. Надо, так по всей России возить на колёсах будем – у русских денег хватит. Фирма-то ОДНА. Сейчас многомудрый Гельман разоряется по поводу восстановления исторического облика горячо любимой Москвы. А если отмотать плёночку назад... Сразу после открытия церетелевской какашки Гельман возглавил общественное движение по её демонтажу. Как только движение было сформировано до уровня проведения референдума, заявил, что русские свиньи, которых испортили деньги, ещё не доросли до искусства, чему пример взрыв русскими свиньями и даже милиционерами памятника в Мытищах. Когда московские художники заикнулись что дела так не делаются, Гельман сказал что дела именно так и делаются, и объяснил что был у Лужкова и тот отвалил ему миллион долларов на проект Гостиного двора. Далее оказалось, что Лужков как бы Гельмана кинул. Но никто никого не кидал. Гельман и Церетели потом прыгали друг через друга 13 лет, перманентно то собачась, то награждая премиями. В ритме чехарды. Никакого многосерийного кидалова тут нет. Было бы кидалово – гельмановской дочурке давно бы стесали рожицу об асфальт. Нравы-то там царят простые. Покойный Шабтай Генрихович фон Калманович засовывал пистолет в рот своей супружнице Анастасии Николаевне фон Калманович: «Ты хули, блядь, проститутка, жопой крутишь. Щас мозги на потолке будут». Сей инфой поделилась сама после смерти горячо любимого супруга. Подмели его, сердечного, вместе с Япончиком и дедом Хасаном. В рамках устранения Юрия Михайловича. Человек большой, пока зверя из аквариума вылавливали, кое-что зачерпнули ковшом со дна. Оно и всплыло. Гельман по другой епархии. «Он слишком был смешон для ремесла такого». Человек канцелярский, заунывный. Аккуратист. Честно поддается в карты, честно уплачивает долги. Ходит по Москве, охает – в карты-то я играть совсем не умею. Амплуа «простак». Так что никаких скандалов и скачков. Просто люди РАБОТАЮТ. Делают одно ОБЩЕЕ ДЕЛО. Не покладая мастерков. При этом если русские в этом спектакле дураки поневоле (по сценарию), то многомудрые азиаты из ансамбля «Жок» мудрецы тоже «токмо волею пославшей мя жены». Что написано, то и делают. АНСАМБЛЬ. Так что что тут о Лужкове говорить. Его просто нет. А урок есть. За последние 10 лет многие сделали для себя выводы. Думаю, после конца лужковщины выводы сделает ещё одна категория русских – русское чиновничество. Такое есть, особенно в провинции. Лужков «умел дружить» и всю карьеру обставлял себя влиятельными и благодарными инородцами. В результате при первом свистке все эти аджарцы, айсоры, турки, корейцы и прочие таджики прыснули с тонущего корабля в разные стороны. Лужкова не поддержал никто. А вот русские бы Лужкова поддержали. Но 120 миллионов русских Юрий Михайлович ближе Севастополя не замечал. Даже в рамках показного православолюбия. То есть не то чтобы в упор не видел, а для него это была очередная этническая группа – вроде черемисов. И группа явно слабая. Кобзоны, Ресины, Орджоникидзе и Цои ему так и говорили: зачем тебе русские? Они же ничего не могут. А у айсоров 28 стволов. Кобзонам и Цоям русские действительно не нужны. Им нужна диктатура национальных меньшинств, считающая в свою сторону. Русские самим фактом своего 120-миллионного бытия эту диктатуру подрывают. Им нужна демократия и голосование. Против воровских стволов и малин – «слушали-постановили». Потому что русских МНОГО. Так русский дурак Лужков в борьбе с другими олигархами лишил себя естественного бонуса – демократической поддержки коренного населения. И люди это УВИДЕЛИ. Увидели – сделали ВЫВОДЫ. Нерусские – трусы и проститутки. Ненадёжные. Да и сил у них никаких нет. Понтов много, а людишек – с гулькин нос. Чуть что разбегутся. Русских – миллионы и миллионы. Выйдут на улицу – свернут сопатку любому. Даже не заметят. И бить никого не надо. Только пройтись по улице миллиончику-другому. Культурно – с плакатиками и детишками. Этот ресурс русским чиновникам доступный. Если они, конечно, хотят бороться за власть. А в ОЛИГАРХИИ бороться надо. «Три толстяка». Олигархия строй нервный, неустойчивый. Он либо вырождается в диктатуру, либо сменяется демократией. Олигархам из меньшинств нужна диктатура. А русским – демократия. Потому что их не то чтобы много, а их, повторяю ещё раз, в этой стране подавляющее большинство."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации