Львиная доля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Управделами президента перестраивает под шикарный отель Дом со львами, увековеченный в пушкинской поэме

1219042403-0.jpg Двадцатого августа Управление Росохранкультуры по Петербургу и области обещает обнародовать результаты проверки законности переделки под пятизвездочный отель дома князя Лобанова-Ростовского на Исаакиевской площади (он же — знаменитый Дом со львами Огюста Монферрана) . Свое название он получил потому, что у его парадного портика стоят два беломраморных льва, на одном из которых от страшного наводнения 1824 года спасался Евгений из поэмы «Медный всадник». Здание давно уже стоит в лесах, а из его внутреннего двора, как недавно смогли увидеть все, кто проходит по площади, вдруг начала расти новостройка, уже на этаж превысившая основной корпус. Над ней, согласно проекту, должна появиться автоматическая газовая котельная, а по всему периметру здания запланирован еще и мансардный этаж. На фоне других архитектурных скандалов последнего времени в Северной столице этот — особенный: затронуто самое сердце Петербурга.

В декабре 2002 года Дом со львами — вместе со зданиями Сената и Синода, где находился Российский государственный исторический архив, а также зданиями, которые занимает Всероссийский институт растениеводства, — был передан в ведение Управления делами президента (соответствующее распоряжение № 1784-р подписал премьер Михаил Касьянов). При этом исторические памятники передавались «в целях рационального размещения территориальных органов федеральных органов исполнительной власти».

ВИР в конце концов — через Высший Арбитражный суд — свои здания отстоял, в Сенате и Синоде после выселения Госархива разместился Конституционный суд, а Дом со львами в 2005 году был передан ЗАО «Тристар Инвестмент Холдингс» на «реконструкцию» под отель, который, как обещает инвестор, станет самым шикарным в Петербурге.

Между тем распоряжение правительства №?1784-р действует, целевое назначение дома Лобанова-Ростовского сохраняется — при чем тут отель? Об издании правительственных распоряжений, которые бы предписывали другое использование здания, ничего не известно, Дом со львами остается не только федеральной собственностью, но и памятником архитектуры федерального значения — на каком основании его передали инвестору? Или глава УДП Владимир Кожин считает, что федеральным памятником можно распоряжаться, как собственным имуществом?

Федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия», принятый в том же 2002 году, категорически запрещает «перестройки» исторических памятников, допуская лишь восстановление утраченных элементов. Иначе говоря, никакие новые постройки (тем более искажающие внешний облик здания) недопустимы. Совет по сохранению культурного наследия при правительстве города единогласно проголосовал против «реконструкции» и строительства мансардного этажа — но, несмотря на это, Росохранкультура согласовала проект. При этом в неофициальных разговорах чиновники говорят, что в охранном ведомстве просто не решаются спорить с могущественным президентским ведомством. И памятник ударными темпами начали переделывать под отель — с мансардами, бассейнами и прочими атрибутами для шикарного отдыха в самом сердце исторического Петербурга. Дому со львами уже причинен огромный ущерб — снесены внутридворовый флигель и внутренние перекрытия. А теперь он еще и «подрос», причем строительство не закончено…

«Происходящее — прямая уголовщина, — говорит сопредседатель петербургского отделения Общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. — И все это происходит буквально под окнами у городской прокуратуры, которая пока безмолвствует. А заключение историко-культурной экспертизы, по словам заместителя председателя общества Александра Кононова, составлено так хитро, что в перечень предметов охраны (подлежащих обязательному сохранению при любых реконструкциях) попали только парадный вестибюль, парадная лестница, маленький зал на втором этаже, четыре торшера и один камин. Зато большая парадная анфилада не попала, так же, впрочем, как и огромное количество других элементов конструкции и интерьера. А теперь, констатируя исчезновение исторических элементов и ценных предметов, чиновники разводят руками: а кто его знает, куда все подевалось?

И еще чиновники «перебрасывают» ответственность за происходящее друг на друга. Комитет по использованию и охране памятников питерской администрации заявляет, что в последние годы у него не было полномочий по надзору за соблюдением законодательства об охране памятников на федеральных объектах, и хотя их с января 2008 года возвратили, но поскольку проект уже был согласован федеральными органами, то и надзор должны вести федеральные ведомства. Что касается Росохранкультуры, то будущие результаты ее проверки оптимизма не внушают: недаром заместитель руководителя управления Александр Шухободский уже успел заявить, что он, мол, «не видел ни одного крупного проекта, на котором не было бы недочетов». И, скорее всего, чиновники «умоют руки», сделав вид, что варварское вторжение в сердце Петербурга происходит по закону…

Отметим, что в минувшую пятницу Градостроительный совет Петербурга рекомендовал понизить на два этажа здание Товарно-фондовой биржи на Васильевском острове. Оно, как рассказывала «Новая», получило скандальную известность после обнародования фотографий, показавших, что новая, почти 68-метровая биржа буквально нависает над одной из красивейших панорам Северной столицы — видом на знаменитую стрелку Васильевского острова.

Вопрос о том, что делать с новостройками, обсуждался на протяжении двух месяцев. Сперва из Смольного звучали грозные заявления: мол, заставим радикально понизить высоту. Но затем выяснилось, что придраться особо и не к чему: биржа превышает разрешенную по проекту высоту лишь на 4,6 метра. Правда, нашлась другая зацепка: в постановлении городского правительства говорилось о 16-этажном здании, а по факту оно «выросло» еще на два технических этажа, где расположены системы инженерного обеспечения.

На Градостроительном совете обсуждали три варианта исправления положения — два из которых были чисто косметическими и сводились к наложению грима больному, чтобы он получше выглядел: спрямить дугообразную кровлю здания, заменить тонированные стекла на прозрачные, осветлить здание, чтобы оно не так выделялось на фоне питерского неба… В итоге выбрали третий вариант — разобрать оба технических этажа, что, заметим, принципиально ситуацию не меняет. Но и это решение может не воплотиться в жизнь: на снос двух «лишних» этажей и переделку инженерных систем уйдут как минимум год и не менее 10 миллионов евро — вряд ли инвестор добровольно согласится взять на себя эти расходы — скорее всего, вопрос будет решаться в суде. Возможно, что прав окажется член Градсовета Сергей Шмаков, заявивший, что, по его ощущениям, все останется как есть, и останется только выпить водки за уничтоженный Петербург и надеяться, что «когда-нибудь что-нибудь случится, и эти здания просто исчезнут».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::18.08.08