Львиная доля судьи Волчихиной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пойманного за руку на взятке замглавы Ленинского района Подмосковья Льва Львова спасают от тюрьмы всем судебно-чиновничьим миром

vzaНе секрет, что судебная власть в России является органичной частью власти исполнительной, более того — карательной структурой, действующей чаще всего в симбиозе с МВД, ФСБ, Следственном комитетом, прокуратурой. И ровно так же, как в каком-нибудь СКР есть следователи, которых бросают на дела особой значимости, на дела, где все нужно оформить «как надо», также есть и судьи спецназначения, миссия которых — выстрелить нужным, заранее написанным приговором, бодро перешагивая, если требуется, через нормы УПК, логику УК, здравый смысл и элементарную справедливость. Специально обученные люди в мантиях есть и в судах субъектов федерации, и в судах районных. Об одной такой судье спецназначения Маргарите Волчихиной, работающей в городском суде города Видное Московской области, и некоторых эпизодах ее трудовой биографии мы сейчас расскажем.

Сейчас в Видном судья Волчихина ведет процесс по делу бывшего заместителя главы Ленинского района Подмосковья Льва Львова. Чиновника обвиняют в том, что он вымогал взятку у предпринимателя, президента ООО «Ленинвест-Холдинг» Алексея Гаврилова.

Компания Гаврилова занимается в Видном строительством жилых домов. В 2011 году господин Львов оценил выдачу разрешения на ввод одной из свежих многоэтажек в эксплуатацию в один миллион долларов США. Сотрудники компании, осознавая, что аппаратные возможности Львова в Ленинском районе весьма велики, не стали беспокоить местных правоохранителей заявлениями о вымогательстве взятки, а обратились напрямую в Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ.

Принимая во внимание достаточно высокий пост господина Львова и огромную долю вероятности того, что он имеет надежную «крышу» в лице некоторых коррумпированных региональных силовиков, Главное управление взяло Львова в разработку — телефон чиновника и его подельника, Игоря Комарова, был поставлен на прослушку, начал реализовываться соответствующий моменту комплекс оперативных мероприятий.

Так как зачастую взяточник ведет себя осторожно, одна из главных задач оперативной бригады — наработать максимум доказательной базы для подтверждения факта преступных намерений. Поэтому сотрудникам фирмы рекомендовали начать торговаться с коррупционерами относительно размера «вознаграждения» — дабы увеличить ту самую доказательную базу.

В процессе проходивших под контролем оперативников переговоров сумма взятки была снижена до 500 тысяч долларов, но в качестве «бонуса» Львов потребовал продать со скидкой в 70 процентов две квартиры в построенном компанией доме.

Лев Львов. Фото "Новая газета"

Лев Львов. Фото «Новая газета»

Когда договоренность была окончательно достигнута, оперативники зафиксировали в телефонных переговорах Комарова и Львова заявление последнего о том, что Гаврилов «созрел» и можно ехать за деньгами. Комаров, выполнявший роль челнока-посредника, приехал за кэшем, и на него надели стальные браслеты. В этот же день наручники защелкнулись и на запястьях Львова.

Казалось бы, все хорошо — насколько, конечно, можно считать хорошей ситуацию, при которой на распоясавшегося районного чиновника бесполезно искать управу в районе и нужно подключать силовой десант федерального уровня. Но хоть при помощи федерального центра решили проблему — в конце концов, всегда можно убедить себя в том, что в России, мол, испокон веку так было, и боярскую вольницу, особенно в провинции, можно пресечь только силами верных царю опричников.

Но судьба уголовного дела оказалась сложной: судя по всему, силы, покровительствовавшие Львову, приняли решение биться за него по мере всех возможностей.

Сперва уголовное дело было чуть ли не на половину развалено сотрудником Следственного департамента МВД Сергеем Мурашевым, который должен был довести его до суда. До суда-то дело дошло — собранные оперативниками в отношении Львова улики были настолько увесисты, что стопроцентному сливу не поддавались. Зато одна из чиновниц райадминистрации, к которой по условиям коррупционной сделки переходила одна из квартир в построенном фирмой доме, не только не стала обвиняемой по делу, но и сохранила жилплощадь за собой. «Ленинвест-Холдинг» же не был признан потерпевшей стороной («потерпело» от действий Львова, оказывается, лишь государство), и таким образом представители компании лишились возможности знакомиться с материалами дела и вообще оказывать какое-либо влияние на ход процесса.

Как бы то ни было, в апреле 2013 года начался суд. Председательствовала судья  Маргарита Волчихина. И под ее председательством в суде начали происходить вещи, весьма странные даже по меркам российской Фемиды.

Прежде всего, была блокирована какая-либо возможность наблюдения за ходом слушаний со стороны представителей строительной компании. В начале в течение нескольких первых судебных заседаний на них присутствовал адвокат «Ленинвест-Холдинга». Но в один прекрасный момент адвокат Льва Львова спросил у адвоката компании его фамилию, и, услышав ее, заявил, что планирует привлечь данное лицо к слушаниям в качестве свидетеля со стороны защиты. При этом адвокат компании со Львовым знаком не был, и какой информацией он мог обладать для установления истины по делу — непонятно.

Судья Волчихина молниеносно согласилась с защитой подсудимого и выпроводила представителя фирмы из зала — согласно нормам УПК свидетель по делу, до того как суд допросит его, не может присутствовать на судебных слушаниях.

Аналогичная история повторилась еще дважды. Два раза компания направляла в суд своих новых представителей, и каждый раз адвокат Львова просил привлечь данных лиц в качестве свидетелей, после чего судья удаляла их.

Фактически в ходе суда над Львовым и Комаровым постепенно исчез главный признак судебного процесса — состязательность сторон. Дело даже не в том, что судья открыто играет за одну из сторон (как правило, в России это сторона обвинения, но в нашем случае речь идет о стороне защиты). Дело в том, что на фоне абсолютной беззубости позиции гособвинения, отсутствия потерпевшей стороны и зачистки поля от наблюдателей ни на какое состязание нет даже намека.

Защита Льва Львова и Игоря Комарова взяла курс на переквалификацию статьи обвинения с коррупционной «Получения взятки» на экономическую «Мошенничество», и, судя по поведению Маргариты Волчихиной, шансы на переквалификацию есть неплохие.

По некоторым данным, уже сейчас, во время судебного процесса, городской суд регулярно посещает Игорь Рубищев — первый заместитель главы Ленинского муниципального района. Господин Рубищев целеустремленно захаживает в кабинет председателя суда, туда же и в это же время заходит и госпожа Волчихина. О теме консультаций за этими дверями мы, разумеется, можем лишь догадываться. Хотя в принципе все тут ясно…

Для того чтобы развеять ненужные иллюзии по поводу судьи Волчихиной, следует упомянуть, чем она знаменита кроме дела Льва Львова.

Львов Лев Сергеевич.

Львов Лев Сергеевич.

Именно судья Волчихина вела дело Николая Куделко. Напомним, этого некогда успешного предпринимателя, занимавшегося торговлей чаем и кофе, обвинили по статье 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство») и ч. 3. ст. 180 УК РФ («Незаконное использование товарного знака»). Высокопоставленные вымогатели в погонах из Департамента экономической безопасности МВД, с которыми не сумел «договориться» Куделко, сфальсифицировали дело, а судья Волчихина приговорила его к шести годам лишения свободы (позднее в кассации суд высшей инстанции снизил приговор до трех лет).

Помимо заказных экономических дел, Волчихина известна и политическими решениями: в марте 2013-го именно силою ее решений выборы главы поселения Развилковское Ленинского района стали фактически безальтернативными — на выборной дистанции были лишь кандидат от «Единой России» и какой-то жалкий спойлер без имени и биографии. Кандидаты от КПРФ и «Справедливой России» были сняты судьей с избирательной гонки. Наделена Волчихина и высочайшим доверием по части фильтрования кандидатов в депутаты Совета муниципальных депутатов Ленинского района.

Единственное новшество для Маргариты Волчихиной в деле Льва Львова – это то, что обычно ей пригодится «рубить головы», а в данном случае голову подсудимого, напротив, нужно на плечах сохранить. Но имея за плечами необходимые ресурсы, и ту, и другую задачу можно решать одинаково успешно.

Андрей Савостьянов.