Людей Павловского поймали на вымогательстве $11 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Людей Павловского поймали на вымогательстве $11 млн.

© "Коммерсант", origindate::11.10.2002

Магнитка притягивает Фонд эффективной политики

Леонид Беррес, Роман Гирш, Челябинск

В Магнитогорске возбуждено уголовное дело против одного из совладельцев Фонда эффективной политики, бывшего первого заместителя руководителя аппарата правительства России Андрея Виноградова. Он с двумя компаньонами подозревается в вымогательстве $11 млн у руководителей Магнитогорского металлургического комбината (ММК).
ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» в прошлом году произвело 10,3 млн т стали. Объем продаж составил $1,7 млрд. Минимущество РФ владеет 23,76% обыкновенных акций ММК (17,82% уставного капитала), 56% обыкновенных акций контролирует менеджмент комбината, 16% — угольная компания «Южный Кузбасс». ММК занимает 18-е место среди мировых производителей стали.

Как сообщил корреспонденту „Ъ" следователь УВД Магнитогорска Виктор Щетка, уголовное дело было возбуждено в апреле 2002 года. Поводом послужило заявление руководителей ММК о том, что совладелец Фонда эффективной политики и фирмы «Стратег-инвест» Андрей Виноградов (в свое время он возглавлял информагентство РИА «Новости», а позже работал первым заместителем руководителя аппарата правительства России), его партнер Андрей Кунатбаев и челябинский предприниматель Павел Рабин вымогают у них $11 млн.

«Летом по указанию первого заместителя следственного комитета МВД Михаила Зотова это дело было прекращено,— продолжил господин Щетка.— После этого представители ММК обратились в Ленинский районный суд Магнитогорска с жалобой на действия господина Зотова, и судья отменил решение СК, одновременно поручив продолжить расследование. У меня пять месяцев для его завершения».

По словам следователя Щетки, он уже изменил статус господ Кунатбаева, Рабина и Виноградова (из свидетелей они были переведены в разряд подозреваемых), однако обвинений никому из них не предъявил: «Первых двоих я недавно допросил, а Виноградов скрывается где-то за границей».

Говорить по существу дела следователь Щетка отказался, сославшись на тайну следствия, и рекомендовал «обратиться на сам комбинат». В свою очередь, представитель службы безопасности ММК Николай Лядов рассказал „Ъ",что в феврале к заместителю гендиректора Сергею Кривощекову обратились господа Виноградов, Кунатбаев и Рабин. «По их словам, руководство комбината якобы незаконно присвоило 30% акций,— пояснил господин Лядов,— и за это может быть привлечено к уголовной ответственности. В качестве доказательства они предъявили похищенные на ММК бумаги, из которых следовало, что ликвидация „Магнитогорской стали" (в середине 90-х годов крупнейшего акционера ММК.— „Ъ") подпадает под статью УК о лжебанкротстве. За невозбуждение уголовного дела они потребовали $11 млн».

По словам Николая Лядова, господин Виноградов предупредил, что в случае отказа на Магнитку приедет комиссия МВД. Он назвал ее точный состав и сроки работы, «Мы бы не придали этому большого значения, если бы 25 марта 2002 года в Магнитогорск действительно не прибыла с проверкой комиссия во главе со старшим оперуполномоченным ГУБЭПа Александром Нахаловым. Давление было и другого рода. Например, на ММК поступило соболезнование в связи с кончиной Сергея Кривощекова. В общем, мы не выдержали и обратились в УВД».

В отличие от следователя Щетки корреспонденту „Ъ" удалось разыскать Андрея Виноградова. Сказав по телефону, что он действительно не в Москве, господин Виноградов посоветовал обратиться за комментариями к Андрею Кунатбаеву. Тот утверждает, что не вымогал у руководства ММК деньги, а, наоборот, предлагал ему. «Я как акционер Магнитки (по официальной информации с комбината, господин Кунатбаев акционером никогда не был.— „Ъ") был недоволен управлением комбинатом и ставил вопрос о смене гендиректора Рашникова,— пояснил господин Кунатбаев.—Я считаю управление неэффективным, поэтому за уход с комбината предложил Рашникову и его команде компенсацию в размере $10 млн».

«Не знаю, откуда появилась цифра в $11 млн,— заявил „Ъ" Павел Рабин.— Нанесенный мне ущерб я оцениваю в $1 млн. Моя фирма „Регистраторчел" в середине 90-х являлась реестродержателем ММК. Виктор Рашников, став гендиректором комбината, разрушил мой бизнес, переведя акции предприятия на подконтрольные ему фирмы, а „Магнитогорскую сталь" незаконно обанкротил. Я несколько месяцев просидел в СИЗО по обвинению в хищении акций (см. справку) и практически остался у разбитого корыта».

***

Уголовные на комбинате

Скандал на Магнитке связывают с предстоящим в 2003 году аукционом по продаже госпакета акций комбината. Чтобы понять, сколько он стоит, в ближайшее время будет проведен аудит и оценка активов ММК (прибыль комбината в прошлом году превысила $100 млн, а ежегодный прирост производства стали составляет 1 млн т). Поэтому сейчас акциями предприятия и возможностью их приобретения заинтересованы многие структуры. Отсюда и проверки, и уголовные дела. Как это было четыре года назад, когда началась борьба за комбинат. В 1998 году Магнитогорская прокуратура возбудила уголовное дело против руководителя финансово-промышленной группы (ФПГ) «Магнитогорская сталь» Рашита Шарипова, его заместителей Александра Сухих, Аллы Пташник и предпринимателя Павла Рабина. Они обвинялись в хищении 30-процентного пакета акций комбината на сумму около $100 млн. Господа Сухих, Пташник и Рабин были задержаны, а господин Шарипов скрылся от следствия и был объявлен в федеральный розыск. В ходе расследования выяснилось, что упомянутые ценные бумаги господин Шарипов незаконно внес в уставный капитал трех подконтрольных ему фирм — МАГСИ, МСПЗ-1, МСПЗ-2. Однако в 2000 году Генпрокуратура прекратила дело за истечением срока давности. Подозреваемых освободили, но на комбинат они уже не вернулись.