Люди без масок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прекращено расследование дела об избиении подростков в ОВД «Сокольники»

1253514228-0.jpeg Отдел СКП по Преображенскому району Москвы, как стало известно «Времени новостей», закрыл скандальное уголовное дело об избиении восьмерых молодых людей в ОВД «Сокольники» в апреле прошлого года. Вынесено соответствующее решение было еще в начале августа, но пострадавшие и их адвокат Евгений Черноусов узнали об этом лишь на днях.

Факт избиения следствие не отрицает, но при этом пострадавшие так и не были признаны потерпевшими. Более того, как рассказали адвокат и правозащитники, самих молодых людей следствие посчитало экстремистами, потому что они якобы антифашисты и коммунисты, а потому их показаниям не поверили. Зато поверили четырнадцати сотрудникам ОВД «Сокольники», которых допросили лишь в качестве свидетелей. Они отрицали свое участие и какое-либо участие своих коллег в расправе.

В итоге дело, возбужденное в отношении «неустановленных сотрудников милиции», закрыли «за отсутствием состава преступления». Как отметил адвокат Евгений Черноусов, с процессуальной точки зрения это решения следствия является полным нонсенсом. По закону, именно «за отсутствием состава преступления» дело можно прекратить только в отношении конкретных лиц — тех, кому уже предъявлены обвинения. Однако таковых в ходе расследования найти не удалось.

Избитые готовы были опознать своих истязателей, потому что те были без масок, но ни опознаний, ни очных ставок, ни проверок показаний на месте совершения преступления не проводилось вообще. Зато следствие упорно пытается довести до суда дело одного из пострадавших, которому инкриминируют «применение насилия в отношении представителя власти» (ст. 138 УК). Но прокуратура уже трижды возвращала материалы на доследование, так как из них не понятно, каким же именно «законным действиям» милиции препятствовал молодой человек.

Как уже рассказывала газета «Время новостей», поводом для возбуждения этого дела послужили события 4 апреля 2008 года. Вечером того дня около станции метро «Сокольники» двое постовых милиционеров задержали 18-летнего Всеволода Остапова за то, что тот пил пиво. Молодой человек не считал себя виновным в нарушении установленного порядка и начал спорить. За него заступился знакомый, Кирилл Карязин (25 лет), который заметил, как милиционеры «грубо ведут» его знакомого Севу «в неизвестном направлении».

Собралась толпа, милиционеры вызвали подкрепление, сообщив о массовых беспорядках. Карязина и Остапова утихомирили электрошоком, заковали в наручники, бросили в милицейскую машину и повезли в отделение. Возмущенная толпа отправилась к зданию ОВД, и тогда были задержаны еще несколько человек, в том числе Семен Овчаренко, Олег Колесников и Борис Рощупкин (все трое были несовершеннолетними). То, что произошло с ребятами потом, следствию официально выяснить до конца не удалось, хотя потерпевшие подробно об этом рассказывали.

Вот несколько выдержек из показаний Кирилла Карязина: «Дежурный сообщил, что нас сейчас «будут убивать». Меня попросили повернуться и с помощью ударов головы об стену сбили с ног. Избиение продолжили, когда я уже лежал на полу. Меня заставили встать, сказав при этом, что «самого умного надо бить в кабинете, так как там места больше». Они отобрали сумку, вытащили две книги и начали бить ими по голове. Милиционеры требовали от меня признать, что я «главный». Увидев, что авторы книг — Шопенгауэр, которого они назвали «жидовским г…ом», и правозащитник Юрий Орлов, оперативники разозлились еще больше и продолжили избиение, обвиняя меня «в развале России». С матерной руганью меня поволокли в дальнюю комнату, где несколько людей избивали лежащего на полу Севу… После того, как я упал, оперативники продолжали избивать меня лежачего. Из соседних комнат доносились крики избиваемых. Один из милиционеров кричал: «Вот вам сладкие 80-е!» и включил песню Виктора Цоя «Мама-анархия». Два оперативника подняли меня за ноги, и один с криками «бей его в х…» ударил меня электрошокером в пах. Я потерял сознание».

Инцидент в ОВД «Сокольники» вызвал общественный резонанс — в центре Москвы прошли несколько митингов против милицейского произвола, правозащитники требовали призвать милиционеров к ответу. Лишь в июле 2008 года адвокату Евгению Черноусову удалось добиться возбуждения уголовного дела в отделе СКП по Преображенскому району.

Прошло полтора года, и вот итог следствия: пострадавшие так и не были признаны потерпевшими, неустановленные сотрудники милиции так и остались неустановленными, сотрудники ОВД ничего не видели и ничего не слышали, никаких опознаний и очных ставок не проводилось, Управление собственной безопасности (УСБ) ГУВД никаких нарушений в действиях милиционеров не выявило.

«Следователь мог провести проверку показаний ребят на месте, в здании ОВД «Сокольники», потому что все милиционеры, которые их били, были без масок и пострадавшие могли точно указать, где их били, кто, сколько человек и как. Но ничего этого следователь делать не стал, — сказал адвокат Черноусов. — Да и о том, что дело закрыто, я узнал совершенно случайно, всего несколько дней назад». По его словам, дело было прекращено «за отсутствием состава преступления». «Следователь вместо того, чтобы предъявить обвинение, закрыл дело. А ведь формулировка «за отсутствием состава преступления» может применяться только к тем, кому уже предъявлено обвинение, — пояснил г-н Черноусов. — «Неустановленные» милиционеры фактически были установлены. Похоже, что именно под ними подразумевались 14 опрошенных следователем свидетелей, сотрудников ОВД. Иначе невозможно объяснить «отсутствие состава преступления».

«В начале постановления следователь написал, что пострадавшие экстремисты — выступающие против правительства антифашисты и коммунисты, — отметил в свою очередь лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. — Аргументирует он это, в частности, тем, что молодые люди участвовали в митингах против ОВД «Сокольники», хотя митинги проходили уже после избиения ребят в отделении. Потом следователь заключил, что показаниям таких «неблагонадежных граждан» доверять нельзя. А показаниям милиционеров, значит, можно — только потому, что они милиционеры? Получается, что следователь дал политическую оценку случившемуся, вместо юридической, как положено. Неважно, кто пострадавшие, фашисты или антифашисты, коммунисты или члены «Единой России». В отношении них было совершено преступление, и оно должно было быть раскрыто, а виновные понести наказание. Ребята могли опознать обидчиков, но им это сделать не дали».

Адвокат Черноусов уже написал жалобу в прокуратуру и в управление СКП по Москве и считает, что расследование должно проводиться только на уровне города. Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева в свою очередь намерена обратиться к новому руководству ГУВД: «Как член общественного совета при ГУВД, я буду добиваться расследования этого дела, а уполномоченный по правам человека Владимир Лукин намерен доложить о сложившейся ситуации главе МВД Рашиду Нургалиеву».

«ЧП в ОВД «Сокольники» — знаковое дело, — полагает Лев Пономарев. — Оно говорит о нереформируемости московской милиции. Получается, расследуются только такие крайние случаи, как с делом майора Евсюкова, расстрелявшего в супермаркете людей, когда человека за руку поймали и деваться некуда. А в Сокольниках ребят открыто избивали, каждый мог подойти и пнуть, но виновных так и не нашли».

Единственное уголовное дело, которое до сих пор расследуется в связи с ЧП в Сокольниках, возбуждено против Всеволода Остапова по ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Ведет его тот же отдел СКП по Преображенскому району, который несколько раз пытался направить дело в суд. Но прокуратура уже трижды возвращала его на доследование, поскольку из дела не понятно, каким именно законным действиям милиционеров препятствовал молодой человек. Дело в том, что ни одно инкриминируемое ему административное правонарушение (ни распитие спиртных напитков в общественном месте, ни участие в массовых беспорядках) так и не было официально установлено.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::21.09.09