Людмила Цветкова знает, кто заказал ее мужа. Наздратенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Недавно 1-й зам. министра внутренних дел, начальник Службы криминальной милиции МВД РФ Рашид Нургалиев выдал тайну, которая долго разглашению не подлежала. Выступая в Хабаровске на оперативном совещании руководителей органов внутренних дел дальневосточного региона, Нургалиев назвал фамилию подозреваемого в убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова. Это уроженец Еревана Артур Анисимов, который занимался предпринимательской деятельностью в Магадане, в частности оказывал охранные услуги компаниям, занимающимся выловом и продажей рыбы. А вот имя заказчика преступления до сих пор остается тайной. Но в распоряжение «Собеседника» попало заявление вдовы губернатора Людмилы Цветковой, которое могло бы пролить свет на одно из самых громких преступлений последнего времени.

Вдову записали в киллеры

— Это заявление я сделала еще в ноябре 2002 года, — поясняет Людмила Филипповна. — Оно было адресовано генпрокурору Устинову и дошло до него. Но с его стороны пока никакой реакции не последовало...
Вдове губернатора Магаданской области и в страшном сне не могло присниться, что после похорон мужа ей придется отбиваться от прокуратуры Магаданской области. 6 ноября 2002 года там было возбуждено уголовное дело против уже убитого главы региона. Цветкову инкриминировали неправомерное распределение квот на вылов «валютных» крабов и трубача в пользу подведомственного ему ОГУП «Магаданского областного предприятия по добыче и переработке морепродуктов» и ущемление тем самым интересов некоторых частных структур.
— Они ищут следы «преступной деятельности» моего мужа на посту губернатора, в которой они даже не сомневаются. Порой договариваются до того, что якобы я и Виктория Тихачева (советник губернатора Цветкова. — Ред.) можем рассматриваться в качестве потенциальных заказчиков убийства, — сетует Людмила Филипповна.
Сейчас Цветкова живет в Москве, и, по ее словам, практически все свободное время уходит на судебные разборки и походы к адвокату. Как она говорит, основное давление на нее производит 11-й отдел Государственного управления по борьбе с экономическими преступлениями Службы криминальной милиции МВД России.
— На самом деле деятельность моего мужа была поперек горла нескольким частным структурам, руководителем и учредителем которых является одно и то же лицо, — продолжает Цветкова. — Это Михаил Котов, глава ООО «Маг-СИ» и ООО «Тихоокеанская рыбопромышленная компания» (ТРК), которые делают миллионы долларов на рыбном промысле. Как и все владельцы частных структур, он был кровно заинтересован в перераспределении квот на вылов рыбы и краба в пользу своих фирм.
Как раз в октябре 2002 года, незадолго до убийства Цветкова, в Магаданской области завершалось распределение квот на 2003 год. Безусловно, желая стать монополистом на рыбном рынке, любая фирма, в том числе фирмы Котова, стремилась сделать все мыслимое и немыслимое, чтобы нейтрализовать конкурентов.
— По-видимому, Котов вознамерился во что бы то ни стало занять высокий пост в команде нового губернатора, а значит, вполне мог быть заинтересован в устранении губернатора старого, — полагает адвокат Цветковой Борис Кузнецов. — Естественно, это было ему нужно, чтобы лоббировать интересы подконтрольных фирм. Но пока до команды нынешнего губернатора — Николая Дудова Котов не добрался. Во всяком случае, в официальном списке подчиненных главы региона его нет.
Как выяснил «Собеседник», реакция на заявление Цветковой со стороны Генпрокуратуры все-таки была. И не только у прокурора.
— Меня вызывали туда на допрос, — рассказал «Собеседнику» сам Михаил Котов, который в тот момент тоже находился в Москве по делам столичного представительства своей фирмы. — А все это из-за умалишенной Тихачевой. У нее, по-моему, маниакальная болезнь — она и вдова губернатора обвинили меня в причастности к совершению преступления!!! Да, в Магадане существует конкуренция между рыболовецкими компаниями. Тихачева тоже владеет несколькими. Вы лучше у нее спросите, как, будучи помощницей Цветкова, она еще занималась коммерческой деятельностью? Мне уже надоело доказывать, что убийство Цветкова не связано с рыбным промыслом. Устранение Цветкова может быть связано с более денежными сферами: золотодобычей, северным завозом — с чем угодно, но только не с рыбой.

Рыбка большая и маленькая

Говоря о конкуренции, Котов ничуть не отступил от истины. Интересы Котова в очередной раз были ущемлены, когда его фирмы не смогли участвовать в научно-исследовательских работах и контрольном лове. 12 сентября 2002 года правительство России распорядилось увеличить нормы вылова биоресурсов для проведения этих работ. Эту меру предприняли через некоторое время после обращения Цветкова, в котором он просил увеличить квоты в связи с тем, что предприятия рыбной отрасли почти не пополняют областной бюджет. Согласно договоренности с Минэкономразвития и Госкомрыболовства Цветков обязался проконтролировать поступление 30 процентов средств от продажи вновь выделенных квот в бюджет Магадана.
Обещание свое он сдержал, заставив частные фирмы заключать договоры с ОГУП, чтобы те могли поучаствовать в работах. Такой поворот событий Котова совсем не устраивал, и, как рассказала нам вдова губернатора Цветкова, он попытался повлиять на руководителя Магаданской области через члена правительства.
— Этот член правительства, фамилию которого я назвала при личной встрече с генпрокурором Устиновым, просил у Цветкова передать часть дополнительных квот фирмам Котова, — говорит Людмила Филипповна. — Котов хотел получить эксклюзивное право на вылов 400 тонн краба и 200 тонн трубача. Но мой муж заявил ему, что никаких исключений ни для кого не будет.
Котов, однако, с этой версией категорически не согласен.
— Я никогда не пытался влиять на покойного губернатора, — утверждает он. — И свои квоты мы выиграли на аукционе. Более того, Цветков и Тихачева просили меня помочь их ОГУП поучаствовать в контрольном лове. Их предприятие только-только создалось, и у них не было судов, они зафрахтовали несколько в моей компании. На данный момент ОГУП — полный банкрот и всем должен. Единственные, кто с ним рассчитался — мои фирмы. А Тихачева, которая меня в чем-то обвиняет, с ОГУП не расплатилась, поэтому сейчас и сидит. А ОГУП должен всем, в том числе НИИ рыбного хозяйства и московскому ГУП «Национальные рыбные ресурсы». С губернатором меня связывали хорошие рабочие отношения. Я даже помогал ему в предвыборной кампании, когда он шел на второй срок. Я уверяю вас, у меня не было оснований держать зуб на Цветкова. Сами посудите, зачем? До его прихода на пост у меня было одно судно. При Цветкове стало пять.
По словам Людмилы Филипповны, после отказа Цветкова Котов вроде бы даже согласился сесть за стол переговоров с представителями ОГУП. Но неожиданно для всех 16 октября, когда все детали договора между областным предприятием и фирмами Котова были согласованы, он улетел в Аргентину. А через два дня, 18 октября, в Москве на Новом Арбате средь бела дня был убит Валентин Цветков.
— По-моему, связь между переделом прав на вылов рыбы на Дальнем Востоке и заказным убийством в Москве просматривается, и очень явно, — говорит вдова. — Тем более что Михаил Котов имеет солидные знакомства в Первопрестольной. Во-первых, он дружит с бывшим министром рыбного хозяйства Родиным, который имеет 40 процентов доли в каждом из предприятий Котова. Во-вторых, Родина, его компаньона, связывает многолетняя дружба с замом генпрокурора Владимиром Колесниковым, который возглавляет расследование убийства Валентина Цветкова!
Думать так, а не иначе г-жа Цветкова начала после того, как услышала рассказ советника губернатора Тихачевой.

На Тихачеву повесили ресурс

— Через два дня после убийства Валентина Цветкова, — говорит его вдова, — на советника Тихачеву поступил «заказ» в том самом 11-м отделе. Об этом она узнала по своим каналам. После похорон моего мужа Тихачеву неожиданно вызвал зам. начальника 11-го отдела Эдуард Васильев. Он, узнав о том, что у Виктории есть дом в Сиэтле (США), посоветовал ей немедленно туда убраться вместе с детьми. И добавил, что, если она этого не сделает, у нее могут быть большие проблемы. А 1 ноября он ужесточил условия.
Как утверждает Цветкова, в этот день Васильев поинтересовался, какое решение приняла Тихачева после их предыдущей беседы. А услышав спокойный ответ, что она никуда не собирается, он просто вышел из себя. После серии угроз он немного успокоился и сказал Тихачевой, чтобы та позвонила ему, если станет совсем плохо.
Дело в том, что Тихачева стремилась отстоять ОГУП, а также свои фирмы — «Магаданрыбфлот» и «Дальрыбфлот», поскольку после гибели Цветкова и.о. магаданского прокурора Носиков попытался ликвидировать ОГУП — единственное предприятие, которое блокировало попытки мафиози незаконно заработать на продаже рыбы. Однако временная администрация области направила ему протест.
В данный момент Тихачева пребывает в одном из московских СИЗО. Она была задержана в столичной Центральной клинической больнице 11 марта этого года, где лечила позвоночную грыжу, а уже 13 марта Тверской суд Москвы удовлетворил жалобу Генпрокуратуры и Тихачеву взяли под стражу. Советнику Цветкова инкриминируется то, что «она мошенническим путем в составе группы похитила у государства морепродукты на сумму более 6 млн. долларов». Причем ранее в прокуратуре обвинение сформулировали по-другому. По мнению адвоката Бориса Кузнецова, на Тихачеву просто повесили хищение на вышеназванную сумму.
— Ресурс как таковой похитить нельзя, — говорит Борис Аврамович, — а Тихачева, по версии следователей, похитила именно ресурс, который принадлежит государству. Такой подход может говорить только об абсолютной некомпетентности следователей. Что вы хотите, если даже зам генпрокурора Колесников, который возглавляет следствие по делу Цветкова, признался, что ничего не понимает в рыбе.
Тем временем круг подозреваемых все-таки замкнулся на Виктории Тихачевой. В настоящее время ее положение усугубилось еще из-за того, что, по неофициальным данным, Артур Анисимов, о поимке которого объявил замминистра МВД, оказывал охранные услуги и ее коммерческим структурам.
Стала ли она жертвой настоящих преступников, предстоит выяснить следствию. Однако уже сейчас понятно, что следствие предпочитает задерживать подозреваемых по «крабовому делу», а отнюдь не по делу об убийстве губернатора. Чего стоят заключение в Матросскую тишину директора Магаданского НИИ рыбного хозяйства Александра Рогатных и подписка о невыезде, взятая у уже бывшего зампреда Госкомрыболовства Юрия Москальцова! И кто еще может оказаться с ними рядом, неизвестно. Но явно не заказчик убийства. "