Лялин попал в девятку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Экс-директор Центрального военно-морского музея осужден за "распил" миллиардного контракта, подрядчик Швирикасов — за пособничество

Оригинал этого материала

© Фонтанка.Ру, 08.07.2015, Фото: Фонтанка.Ру

Лялин попал в девятку Денис Коротков

4628d2ebbfa5817fdcaa183c78c57889.jpeg
1bd1f2bc52778a39052594a3da5abb83.jpeg
Андрей Лялин

Александр Швирикасов

Экс-директор Центрального военно-морского музея Андрей Лялин, который признан виновным в получении взяток на 56 миллионов рублей, получил срок в 9 лет колонии строгого режима и штраф в полмиллиарда. Тот, кто давал — гендиректор компании «НЕВИСС-Комплекс» Александр Швирикасов — отправится в места лишения свободы на 3 года. Офицеров Минобороны, не обеспечивших должного контроля, пожурили.

Центральный военно-морской музей переезжал из Биржи в здание Крюковских казарм на 3 года дольше положенного. По госконтракту, заключенному в декабре 2010 года между Министерством обороны и ООО «НЕВИСС-Комплекс», работы должны были быть закончены в 2012 году. И в декабре 2012 года акты приема выполненных работ были подписаны, а причитающиеся деньги — 986 миллионов рублей — выплачены. Музей никуда не переехал.

Неожиданная взятка

Бахнуло весной 2013 года, когда стало очевидно, что работы по переезду находятся лишь в начальной стадии. У генерального директора «НЕВИСС-Комплекса» Швирикасова поинтересовались о подоплеке. Швирикасов объяснил, что предусмотренные госконтрактом средства были недостаточными, а сроки — нереальными, и, как следует из следственных документов, неожиданно для правоохранителей заявил о том, что был вынужден давать многомиллионные взятки директору музея Лялину, который подписывал документы о приемке работ. Спрошенный в свою очередь Лялин согласился: да, брал, но большую часть передавал «высокопоставленным офицерам Минобороны», и выразил желание заключить сделку с правосудием, обещая разоблачить коррупцию в высших эшелонах военной власти. Расхождение было в сумме: Швирикасов настаивал, что передал Лялину 56 миллионов, Лялин помнил о 16 миллионах.

Директор не делился

К моменту окончания предварительного следствия и передаче дела в суд в мае 2014 года упоминания о передаче каких-либо сумм «высокопоставленным офицерам» в обвинении не сохранились. Показания Лялина в отношении одного из полковников из Главного управления по работе с личным составом Минобороны проверялись, но в возбуждении уголовного дела было отказано. Согласно версии следствия, Лялин, являясь уполномоченным лицом по приемке результатов работ от «НЕВИСС-Комплекса», в несколько приемов получил от Швирикасова 56 миллионов рублей за подписание не соответствующих действительности актов, которые сам Швирикасов и готовил. Итого: злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, служебный подлог и взятка в особо крупном размере. Швирикасов, утверждало обвинение, пособничал Лялину в злоупотреблении и подлоге, от ответственности за дачу взятки он, как добровольно о мзде сообщивший, был в соответствии с законом освобожден.

Из приговора следует, что судья Юрий Гершевский счел версию обвинения доказанной. Позицию Лялина, который уверял, что его подпись на актах не имела правового значения, и являлась лишь знаком, что он с документом ознакомлен, суд отверг, ссылаясь на показания свидетелей и протоколы совещаний. Подпись же статс-секретаря Министерства обороны генерала Николая Панкова , придавшую акту силу финансового документа, тот поставил, необоснованно полагаясь на директора музея. В частном определении судья Гершевский пожурил Министерство обороны и министра Шойгу за безответственность и слабый контроль, что плохо, но не преступно.

[ИА "Росбалт", 08.07.2015, "Девять лет строгого режима за место под пальмами": В качестве одного из свидетелей по делу проходил статс-секретарь — заместитель директора обороны РФ Николай Панков. По его словам, деньги на работы выделялись подрядчику в лице "НЕВИСС-Комплекса" исключительно после подписей Лялина. Он же готовил и справочную документацию по переезду, которая поступала на стол министру обороны Анатолию Сердюкову.

Если офицеры из Москвы не могли дать точную оценку тому, что происходило в Петербурге, то рядовые работники военно-морского музея понимали, что переезд проваливается. Из показаний свидетелей было ясно, что ряд сотрудников ЦВММ плохо относились к Лялину. Они прямо говорили о том, что он заботился не о работе музея, а о собственном обогащении.

Сам Лялин свою вину отрицал в течение всего следствия. Экс-директор настаивал: он даже и не подозревал о том, что его подпись на документах означает, что он принимал работы. Лялин считал, что она носит только рекомендательный характер. Суд счел такое оправдание неубедительным. [...]

Защита рассчитывает на то, что в итоге реальный срок Андрею Лялину будет заменен на условный. То, что экс-директор ЦВММ провел за решеткой уже более двух лет, адвокат считает достаточным наказанием. — Врезка К.ру]

Факт получения миллионов от Швирикасова, указано в приговоре, доказывается показаниями самого Швирикасова, «непротиворечивыми и последовательными», а также появлением у семьи Лялиных многочисленного недвижимого имущества.

Где деньги

Почти все деньги, выплаченные по госконтракту, как следует из приговора, не похищены, а потрачены на переезд. Несмотря на выявленные злоупотребления, сотрудничество Минобороны с компанией Швирикасова было продолжено после возбуждения уголовного дела, и «НЕВИСС-Комплекс» занимался переездом ЦВММ вплоть до мая 2015 года, когда были подписаны заключительные документы об окончании работ. Потеря — 56 миллионов рублей, которые, согласно приговору, получил Лялин в качестве взяток. Следствие утверждает, что проследило 23 миллиона из этой суммы — в один день, 16 мая 2011 года, Лялин приобрел две квартиры общей стоимостью 8,7 миллиона рублей и неновый BMW X5 за 840 тысяч, а его супруга — земельный участок с домом за 13,7 миллиона рублей. Как прозвучало в приговоре, исходя из информации о доходах Лялина, «единственный вывод — имущество приобретено на взятку от Швирикасова».

По приговору квартиры и BMW отойдут в собственность государства. Суд счел доказанным, что недвижимость приобретена на деньги, добытые преступным путем, и принял решение о конфискации. Земельный участок и дом останутся в собственности супруги осужденного. По закону конфискация возможна, если лицо, на чье имя было приобретено имущество, было осведомлено о преступном происхождении денег на покупку. Доказательств такой осведомленности обвинение суду не представило.

Швирикасов, по логике приговора, в результате переезда не получил ничего, а по его собственным словам, вложил около 200 миллионов личных денег и остался практически без средств к существованию.

Срок как гарантия социальной справедливости

Обосновывая необходимость отправить подсудимых в колонию, Юрий Гершевский отметил тяжесть последствий совершенного преступления. Это и срыв воспитательной работы из-за задержки в открытии музея, и необоснованное перечисление на счета «НЕВИСС-Комплекса» денежных средств, которые «могли быть возвращены в бюджет и потрачены на цели, стоящие перед государством и обществом».

«Исправление Лялина и восстановление социальной справедливости невозможны без применения наказания в виде реального лишения свободы», — отмечено в приговоре. Подчеркнув, что преступлением является не срыв работ по госконтракту (к подписанию которого «НЕВИСС-Комплекс» никто не принуждал), а составление подложных актов и получение взятки, судья Гершевский огласил сроки.

По сумме наказаний за злоупотребление должностными полномочиями, служебный подлог и взятку Андрей Лялин приговорен к 9 годам лишения свободы с запретом занимать руководящие должности в организациях на 3 года и лишен государственных наград — медали «70 лет Вооруженных сил СССР», медали «З00 лет Российскому флоту» и медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени. Штраф в 500 миллионов рублей (зарплата директора Военно-морского музея за 1 000 лет) не впечатлил, так как сумма не воспринималась как реальная.

Если Андрей Лялин ждал обвинительного приговора и реального длительного срока, то Александр Швирикасов был очевидно обескуражен, когда узнал, что ему предстоит на 3 года отправиться в колонию общего режима. Добровольно заявивший о взятке и в течение всего предварительного и судебного следствия изобличавший Лялина, он находился под подпиской о невыезде и явно рассчитывал на условный срок. Здание суда Швирикасов покинул на машине скорой помощи (в сопровождении конвоя).

Камера сулит сюрпризы

«Это суровый приговор, который мы, естественно, будем обжаловать, — сообщил «Фонтанке» защитник Лялина адвокат Александр Афанасьев. — Будем надеяться, что апелляционная инстанция обратит внимание и на некорректную квалификацию, и на доказанность получения взятки моим подзащитным».

Обвинение в злоупотреблении, повлекшем тяжкие последствия, вряд ли правильно, полагает адвокат Афанасьев, так как тяжких последствий нет, переезд музея, пусть и с задержкой, осуществлен:

«Суд считает, что Лялин сорвал работу по закалке боевого духа российских воинов. Необязательно поднимать их дух именно в музее — есть и другие помещения».

Получение же Лялиным денег от Швирикасова, считает защита, подтверждается исключительно словами самого Швирикасова:

«Швирикасов искренне топил Лялина. Ему воздалось. Я с начала следствия говорил: посадите Швирикасова рядом с Лялиным — через три дня деньги найдутся».

Адвокат Лариса Долженко, защищающая Александра Швирикасова, не скрывает удивления:

«Мы недоумеваем. Мой подзащитный к сегодняшнему дню полностью исполнил госконтракт, только благодаря его показаниям изобличен во взяточничестве Лялин, мера наказания неоправданно строгая. Мы не считаем доказанным, что Швирикасов сознательно пособничал Лялину в злоупотреблении должностным положением, и приговор будем обжаловать».

["Коммерсант", 09.07.2015, "Переезд музея завершился колонией": Отметим, что до контракта с Минобороны на переезд ЦВММ "НЕВИСС-комплекс" активно участвовал в стройках управделами президента (реконструкция Константиновского дворца и другие крупные проекты) и федеральных министерств и ведомств, а также построил в центре Санкт-Петербурга резиденцию "Транснефти". Однако после конфликта с "дочкой" "Транснефти" — ООО "Балтийские магистральные нефтепроводы" (тяжбы с правопреемником ООО "Транснефть-Балтика" продолжаются до сих пор) — у "НЕВИСС-комплекса" начались проблемы, закончившиеся его финансовым крахом и срывом ряда крупных федеральных госконтрактов. — Врезка К.ру]

 


Ссылки

Источник публикации