МАСС теряет в весе. Драчевский, Кресс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Подобный демарш регионального руководи-теля беспрецедентен: Мальцев (отличаю-щийся определенной экстравагантностью и образностью порой далеко не парламент-ских выражений) заявил о том, что пос-ледний Совет МАСС стал «похоронами ассо-циации», а деятельность представителей федерального центра привела к тому,
«что политическая значимость «Сибирско-го соглашения» практически сошла к ну-лю». Неслучайно многие наблюдатели вос-приняли заявления томского спикера как начало очередной «губернаторской фрон-ды». Тем более что история МАСС дает к этому определенные основания.

Напомним, что изначально и не планирова-лось наличие у ассоциации какой-либо
«политической значимости»: МАСС появи-лась 2 октября 1990 года, когда в Кеме-рове было подписано «Соглашение об ос-новных принципах сотрудничества местных Советов народных депутатов Алтайского, Красноярского краев, Кемеровской, Ново-сибирской, Омской, Томской, Тюменской областей и Хакасского автономного окру-га» (позднее присоединились остальные участники). Соглашение подписывали пред-ставители Советов, поскольку председа-тели региональных исполкомов (будущие губернаторы) самостоятельного политичес-кого веса не имели, так как назначались на свои посты именно Советами.

Причина объединения была достаточно проста. Губернатор Томской области Вик-тор Кресс позднее определил ее так: «Мы объединились, чтобы выжить». При явной неспособности тогда еще союзного центра управлять ситуацией, на фоне усиливающе-гося развала и децентрализации экономи-ки регионы объединились в первую оче-редь для того, чтобы сохранить хотя бы остатки горизонтальных хозяйственных связей.

Однако тогдашнее российское руководство,
«воевавшее» с союзным центром, достаточ-но быстро привнесло «политическую сос-тавляющую» в существование межрегиональ-ной экономической ассоциации. Председа-тель Верховного Совета РСФСР Борис Ель-цин, пытаясь опереться в борьбе с Михаи-лом Горбачевым на российские регионы, во время летнего визита в Новосибирск в 1991 году подписал специальное распоря-жение, разрешающее регионам, входящим в МАСС, оставлять на своих территориях 10% производимой продукции (союзное пра-вительство отказывалось разрешить это). Результат не замедлил сказаться: во вре-мя августовского путча сибирские регио-ны либо впрямую поддержали Ельцина, либо
дипломатично промолчали.

После августа 1991 года Ельцин перешел к практике прямого назначения глав адми-нистраций (что автоматически переводило их в ранг «главных» руководителей регио-нов), одновременно отблагодарив их за молчаливую поддержку, а также создав вертикаль власти, казалось бы, полностью
управляемую из столицы. В такой ситуа-ции МАСС оказалась по большому счету не нужна Москве С видимо, неслучайно МАСС была зарегистрирована в Минюсте только в 1992 году (кстати, первой из межрегио-нальных ассоциаций). Однако МАСС стала более чем нужна губернаторам, получив-шим власть над регионами и не собираю-щимся ее отдавать. Прежде всего С как инструмент коллективного давления на федеральный центр. Именно в это время в многочисленных комментариях сибирских СМИ ассоциацию стали называть «прообра-зом общесибирского правительства». В это время «Сибирское соглашение» неодно-кратно делало политические заявления с критикой центра. Попытка «приструнить» губернаторов в тот момент Ельцину не удалась: объявленные им в марте 1993 го-да отставки двух губернаторов С новоси-бирского Виталия Мухи и иркутского Юрия Ножикова С не состоялись, так как ос-тальные сибирские губернаторы отказа-лись «сдавать» своих коллег. В условиях жесточайшего кризиса ветвей власти феде-ральный центр оказался перед реальной угрозой С появлением оппозиционного пре-зиденту объединения регионов ( всерьез обсуждалась даже идея создания «Сибир-ской республики»).
Преодолеть угрозу «регионализации» стра-ны центру удалось после октябрьского кризиса 1993 года и принятия Конститу-ции, превратившей Россию в президент-скую республику. Однако в условиях объ-явленной политики «примирения и согла-сия» ссориться с региональными лидерами было бы неразумно. Москва пошла на комп-ромисс: в обмен на политическую лояль-ность центру губернаторов допустили до обсуждения с правительством вопросов формирования федерального бюджета. В 1994 году состоялось первое совещание руководителей федеральных органов власти
и субъектов РФ от Урала до Дальнего Вос-ока. С того времени «первые лица» страны
регулярно посещали заседания Совета МАСС, а «Сибирское соглашение» оконча-ельно стало не столько организацией экономического взаимодействия, сколько структурой, активно влияющей на внутрен-юю политику государства.
Позицию «регионального квазиправитель-тва» существенно подкрепляла возможность
непосредственного влияния руководителей регионов на процесс формирования зако-нодательной базы С через членство в Совете Федерации.

Однако с началом реформ Владимира Путина
(и прежде всего С с укреплением верти-кали власти) старым отношениям центра с регионами пришел конец. Президент и пра-вительство на деле продемонстрировали, что намерены сосредоточить все рычаги власти у себя. При прежней системе вза-имоотношений с регионами у центра всегда
оставалась (пусть и гипотетическая) опасность, что МАСС «вспомнит» о своей
«политической значимости». Тем более что и МАСС, со своей стороны, все мень-ше придерживалась необъявленного прин-ципа «невмешательства в политику», де-монстрируя все большую самостоятель-ность. Кстати, в энциклопедии «Сибирь в лицах», изданной МАСС к 10-летию своей деятельности, взаимоотношения «Сибирс-кого соглашения» с центром за последние годы описаны достаточно примечательно:
«Пройден путь от прямой поддержки бюдже-та 1995 года, через частичную поддержку бюджетов 1996-98 годовЙ до острой крити-ки бюджетов 1999-2000 годов и концепции основных направлений бюджетной политики и реформирования межбюджетных отноше-ний». Так что опасения центра имели под собой определенные основания. Впрочем, необходимо помнить, что ведь не в демон-страции независимости и критического настроя как таковых заключаются интересы
Сибири.

Резкое сокращение полномочий руководи-телей регионов, осуществленное Москвой за последние два года, не могло не ска-заться на политическом весе МАСС в це-лом. В дополнение к этому региональных руководителей лишили и возможности влия-ния на законодательный процесс, «выда-вив» их из Совета Федерации. Не исклю-чено, что именно поэтому появление в Госдуме РФ одноименного депутатского объединения С «Сибирское соглашение» С совпало с реформой СФ: возможно, это бы-ла именно попытка вернуть, пусть и в ме-нее действенной форме, влияние на зако-нотворчество. Кроме того, с созданием Сибирского федерального округа у Совета МАСС появился «клон» С Совет СФО, сос-тоящий все из тех же губернаторов и ру-ководителей местных законодательных соб-раний, осуществляющий только консульта-ционные функции. В уже упоминавшейся энциклопедии МАСС «Сибирь в лицах» ситу-ация откомментирована следующим образом:
«Совет «Сибирского соглашения» и Совет Сибирского федерального округа объеди-нили свои усилия для решения насущных проблем Сибири». Оба Совета состоят из одних и тех же лиц.

В отличие от МАСС полпредство президен-та РФ было образовано, формально, не с целью защиты перед московскими властями интересов Сибири или интересов сибирских
губернаторов (что не одно и то же). Цель, скорее, заключалась в противопо-ложном: в обеспечении интересов феде-рального центра в Сибири. В том, что «по
логике вещей» эти интересы совпадают, нет сомнений, как и в том, что «по логи-ке вещей» должны совпадать интересы Си-бири и сибирских губернаторов. Однако по логике администрации Президента, пра-вительства и иных властных структур в том числе и в регионах дела могут обсто-ять несколько иначе. Борьба Драчевского за принятие, а теперь за реализацию
«Стратегии экономического развития Си-бири» напоминает историю целевой прог-раммы развития Сибири на 1997 - 2005 гг.
Вероятно, скоро станет ясно, какая фор-ма объединения политических и обществен-ных сил Сибири ради защиты интересов Си-бири перед федеральной властью эффектив-нее ( под эгидой самой же федеральной власти в лице полпреда или в рамках «гу-бернаторского клуба» МАСС, как это было раньше. Исходя из этого можно строить прогнозы о будущем МАСС и роли, которая отводится ассоциации в губернаторских планах. «КС» продолжит следить за разви-тием ситуации.

Владимир Иванков, генеральный дирек-тор исполнительной дирекции Межрегио-нальной ассоциации «Сибирское соглаше-ние»:

- Все, что губернаторы говорят об ассо-циации, вызвано желанием улучшить ее ра-боту. Я расцениваю это высказывание как поручение сделать работу более эффектив-ной. Наличие же полпреда на территории никак не умаляет деятельность ассоциа-ции. Я как руководитель исполнительного органа не вижу особых изменений в своей работе. Напротив, многие вопросы стали решаться более оперативно.

Александр Фомин, депутат Госдумы РФ, председатель объединения депутатов ГД
«Сибирское соглашение»:

- Можно понять недовольство губернато-ров и председателей законодательных соб-раний. Безусловно, произошло достаточно серьезное перераспределение обязаннос-тей местных властей в пользу федераль-ного центра. Раньше они были членами Совета Федерации и имели возможность напрямую влиять на принятие федеральных законов, бюджета. Сейчас этого практи-чески не происходит.

Надо признать, что на Советы округа ста-ло ездить меньше губернаторов. Заседа-ния теперь проходят, как правило, в ре-жиме оперативок. Но надо понимать, что перспективы МАСС зависят в первую оче-редь от позиции ее членов. На последнем заседании была принята концепция реали-зации «Стратегии развития Сибири», кото-рая предоставляет губернаторам возмож-ность раскрыть свой потенциал, предла-гать свои программы. И тем самым влиять на позицию федерального центра.

Анатолий Ромашов, вице-спикер Зако-нодательного собрания Красноярского края:

- Совершенно не согласен с Борисом Маль-цевым. Да, действительно, политическая значимость «Сибирского соглашения» се-годня ниже, чем два года назад. Но адми-нистрация полпреда здесь ни при чем. Проблема в низкой активности глав регио-нов. В частности, губернатор Александр Лебедь не уделял должного внимания засе-даниям «Сибирского соглашения». Сыграл свою роль и уход Виктора Кресса с поста председателя МАСС. У многих губернато-ров близятся выборы, этот вопрос зани-мает их в первую очередь. В Красноярском
крае произошла трагедия - мы на некото-рое время просто выпали из политической жизни Сибирского округа. «Сибирскому соглашению» необходим лидер, честолюби-вый человек, который вернул бы ассоциа-ции утраченные позиции.

Точка зрения

Борис Мальцев, председатель Томской областной Думы:

- МАСС долгое время была одной из самых влиятельных «демократических диаспор» России. Никакие серьезные федеральные законы, включая законы о бюджетах, не принимались даже в первом чтении без предварительных «обкаток» на заседаниях
«Сибирского соглашения». В них участво-вали первые лица государства. Центру бы-ла небезразлична позиция сибиряков. Я помню, как Чубайс просил нас: «Внесите в протокол фразу, что вы одобряете! Ну внесите!» А сейчас правительству нач-хать, есть «Сибирское соглашение» или его нет. На заседания теперь приезжают не премьеры, а «швейцары» из минис-терств, чтобы «посоветоваться» с нами о том, что уже принято на федеральном уровне. Нас постепенно превращают в глухую провинцию. Драчевский - молодец, он прекрасно справляется с обязанностя-ми, возложенными на него президентом. Но, как говорится, «кому много дано, тот
сам возьмет еще больше». Как-то незамет-но за два с половиной года демократ Дра-чевский «похоронил» наше «Соглашение»: так организовал работу своей администра-ции, что политическая значимость «Сибир-ского соглашения» практически сошла к нулю. Наверное, чтобы центру было меньше
хлопот с нами. Внешне «правила игры» соблюдаются: заседания проводятся, всех приглашают высказаться, «помахать кула-ками после драки»… Но удовлетворения от этого - никакого. Утрачен важнейший ме-ханизм влияния сибирских регионов на центр.

…Последний Совет МАСС - это похороны ассоциации. Было время, когда перед чле-нами организации отчитывались Черномыр-дин и Чубайс; на этот раз первые лица федерального правительства обошли внима-нием Совет. Серьезного и обычно бурного обсуждения проблем на этот раз не полу-чилось. Мы не должны, поддерживая идеи укрепления государства, ослаблять граж-данское общество. «Сибирское соглашение»
было одним из ярких элементов граждан-ского общества в период революции. Те-перь оно все время отходит на задний план, поэтому такой важный вопрос, как федеральный бюджет, не получил активного
обсуждения; нет никаких интересных пред-ложений. Все тихо взяли «под козырек» и пошли бороться с дефицитом финансов каж-дый на своей территории.

Александр Суриков, глава администра-ции Алтайского края, председатель Совета
Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение»:

- Я далек от мысли, что ассоциации, по-добные «Сибирскому соглашению», сделали свое дело. Подобные выводы опрометчивы. Просто сегодня политическая ситуация в стране в состоянии затишья. И Совет Си-бирского федерального округа вполне ре-шает все текущие задачи. Однако справ-ляться с такими вопросами, когда насе-ление достаточно лояльно к власти, не слишком сложно. Но если ухудшается соци-ально-экономическая ситуация и в общест-ве, как говорил Горбачев, нет консенсу-са, кто должен вмешаться в ситуацию? Фе-деральная власть? Так она сама создала эту ситуацию, и вмешиваться ей нет ника-кого смысла, да и трудно это сделать на уровне округа. К сожалению, в стране еще
много нерешенных экономических проблем, которые могут обострить отношения насе-ления с властью. Политическим защитником
народа в таких случаях всегда были ассо-циации типа «Сибирского соглашения». Они
смягчали ситуацию, не доводили ее до партийных противостояний, решали именно экономические проблемы. Так что потен-циал и значимость «Сибирского соглаше-ния» еще достаточно велики. "