МКАД: кольцо никак не замкнется

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Газета журналистских расследований ДЕЛО №", #14, origindate::07.12.2005

МКАД: кольцо никак не замкнется, СУ-802 мешает

Сотрудники МВД РФ, которые начали это дело, уже давно не работают в МВД, но дело их живет

Дарья Савина

В одном из предыдущих номеров ДЕЛО№ журналистами нашего издания [page_17136.htm было начато расследование хищения денег при строительстве МКАД]. Сегодня дело передано в суд и близится к долгожданной развязке. И остался главный вопрос, кто потерпевший? Государство? Нет. Частные компании? Нет. Дело в том, что потерпевших, как выяснилось, нет, кроме подозреваемых. Обо всем по порядку.

Цена песка

По мнению некоторых посвященных в тайны «расхитителей социалистической собственности», никакого дела вообще быть не должно, ну в крайнем случае обвиняемым давно уже должен был быть вынесен оправдательный приговор. Разумеется, сие категоричное рассуждение никоим образом не может повлиять на ход нашего расследования, но некоторые факты, о которых будет сказано позднее, частично подтверждают это предположение.

Главным пунктом обвинения является пресловутый песок, который якобы закупался по более высокой стоимости, нежели указано в платежных документах. Напомним, что «дело СУ-802» начиналось как рядовая проверка в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении фирмы «Мосжилстрой». Следователей заинтересовал тот факт, что одна и та же фирма – «Автолада» - фигурирует в деле о махинациях с квартирами и в финансовых документах строительной фирмы, работающей на строительстве кольцевой дороги. По мнению основных обвиняемых по делу о хищениях на МКАД, проверка была проведена тщательно (достаточно сказать, что были пересчитаны и сверены даже корешки путевых листов, а их было более миллиона) и объективно. В результате было выявлено, что по некоторым позициям, в том числе получению 5%-ого мобилизационного резерва, средства начислялись с нарушениями. Мобилизационный резерв – это средства, предусмотренные Постановлением Правительства РФ № 1169 для предприятий транспортного строительства на различные технические нужды. Своего рода государственная дотация. Так вот, эти 5% и были потребованы от СУ-802 обратно, в то время сумма составляла примерно 11 миллионов рублей. Причем согласно утверждениям наших источников, эти деньги были возвращены соответствующим органам, однако генеральному директору СУ-802 Олегу Тимофеевичу Хоменко в подтверждение этой финансовой операции не было предоставлено никаких документов. Если верить этой информации, то получается, что проверяющие органы потребовали вернуть средства не через суд, как положено в подобных случаях, а на уровне каких-то частных телефонных переговоров, мол, вернуть все равно придется, так что отдавай по-хорошему. В уголовном деле СУ-802 есть письма, подтверждающие то, что снятие этих 11 миллионов было незаконным вот по какой причине. Ревизионными органами в Департамент экономической политики города Москвы было направлено письмо на имя Росляка, в котором говорилось о том, что генподрядчик обязан удержать определенную сумму со строительной организации СУ-802. И средства были удержаны. Чувствуете разницу? Юридически процедура возврата незаконно начисленных средств вообще-то выглядит несколько иначе, потому что подобным способом (направив обыкновенный запрос) любая, наделенная соответствующими полномочиями организация, может потребовать все, что угодно. Это была первая ошибка, допущенная в ходе данного уголовного дела.

Самое интересное, что после той проверки никакого уголовного дела в отношении Хоменко возбуждено не было. Оно появилось несколько позже, когда выяснилось, что «Автолада», а также еще несколько фирм, поставлявших песок для строительства МКАД, были зарегистрированы с нарушением законодательства. Была проведена дополнительная проверка, которая вывила несоответствие финансовых отчетов истинным, по мнению следствия, затратам на охрану строительных объектов и перевозку рабочих. Плюс завышенная стоимость песка. На основании этих трех пунктов и было возбуждено уголовное дело в отношении Хоменко, к которому позже добавились его зять, Карасев М. М., и Попович С. Н., тогда заместитель генерального директора СУ-802. Как кто-то иронично заметил: за группу больше дают…

Экспертиза экспертизе рознь. Кто заказывал?

Так вот, вернемся к песку. В ходе подготовки данного материала нас в первую очередь заинтересовало несоответствие задач, поставленных следствием при проведении экспертизы, и полученных в результате выводов. Не хочется повторяться и перечислять все нарушения, допущенные при проведении экспертизы. Отметим только те, без которых понимание этого дела было бы невозможно. Итак забор песка производился ненадлежащим способом, то есть не был удален верхний слой асфальта и бетона, скважину бурили насквозь. Не надо быть специалистом по строительству дорог, чтобы понять, что в таким способом в образцы песка попадают частицы асфальта, бетона, дренажа и бог знает, чего еще. Все это «великолепие» было передано на экспертизу, в результате которой специалисты выявили несоответствие (кто бы сомневался) тому виду песка, который был указан в финансовых отчетах.

Оставим на совести экспертов эти выводы, а также то, что в суде эксперт АНО «Академстройнаука» С. В. Захаров, которому и было поручено проведение исследований, отвечая на вопросы обвинения и защиты путался в показаниях, подтвердил, что фактическая стоимость песка экспертизой не определялась. Более того, согласно показаниям Захарова, стоимость заявленного в финансовых документах СУ-802 песка, вполне могла быть сколь угодно велика, в зависимости от некоторых факторов, в частности, от того, где он был добыт, и от стоимости работ с ним. Захаров признал, что экспертиза не учитывала стоимости работ с этим песком, что тоже противоречит принципам качественной проверки. Кстати, есть еще два обстоятельства, которые не позволяют нам (по всей видимости, не только нам) принять заключение экспертной комиссии, возглавляемой господином Захаровым. Во-первых, после того, как стало понятно, что эксперты не ответили ни на один вопрос четко и аргументировано, Захаров заявил, что эксперты АНО «Академстройнаука», подписавшие заключение, не несут никакой ответственности за результаты отбирания проб песка и его лабораторные исследования. Так на каком основании заключение таких, с позволения сказать, экспертов, приобщается к делу и является обоснованием одного из основных пунктов обвинения? Во-вторых, когда абсурдность этих исследований стала понятна даже суду и было принято решение о дополнительном допросе свидетеля Захарова, оказалось, что по повестке он являться не собирается. Согласитесь, странное поведение для свидетеля, уверенного в своих показаниях и готового изобличить преступника. Ладно бы судья решил провести дополнительную экспертизу и привлек других специалистов, так нет, все ждут, когда же Захаров появится в суде дабы исполнить свой гражданский долг. Между прочим, из-за этого суд уже несколько раз откладывал заседание.

Кроме того, экспертная комиссия пришла к выводу о том, что при применении такого дешевого (по мнению экспертов) песка кольцевая дорога уже через три года должна начать разрушаться. Однако на сегодняшний день (а с момента окончания строительства прошло почти 10 лет) ни один специалист не может сказать, что на МКАДе видны какие-либо признаки разрушений.

Кстати, претензии есть не только к эксперту Захарову, но и к ревизору А. Н. Селину, который проводил проверку финансовых отчетов по охране объектов и перевозку рабочих. По нашей информации этого свидетеля не допрашивали ни на следствии, ни в суде, несмотря на то, что и у защиты, и у обвинения к нему было много вопросов. Например, почему им не был исследован сводный сметно-финансовый отчет, куда и были включены затраты на охрану объектов и перевозку рабочих? Ведь на основании того, что Селин в своем заключении указал на непредусмотренные расходы, базируется второй пункт обвинения. Вообще, по мнению наших источников, которые пожелали остаться неизвестными, содержание этих ревизионных документов не выдерживает никакой критики. Кроме того, ревизор Селин написал в своем заключении, что перевозка рабочих не предусмотрена сметой. Так от этого никто и не отказывался, да, в смете это не отмечено. Но смета это не конечный документ! Тем более, что она фиксирует только строительно-монтажные затраты, а все остальное – это прочие затраты, которые перечисляются в особом приложении. При желании подробный список необходимых финансовых документов можно найти в соответствующих контролирующих органах. Не ясно, почему представители прокуратуры и суд не обратили внимание на столь существенное несоответствие свидетельских показаний и обоснований защиты. Возможно, именно по этим причинам свидетель Селин предпочитает в суд не являться. В свою очередь представители прокуратуры, которые и должны обеспечивать явку свидетелей, только по им известным причинам не настаивают на присутствии на судебных заседаниях экспертов Захарова и Селина. Хотя, если верить, заявлениям защиты, то прокуратуру понять можно: вопросов спорных много, а ответов, по-видимому, нет.

А где наши 5%?

Вернемся к тому пункту обвинения, в котором упоминается про 5% мобрезерва. Надо сказать, что вернуть вышеозначенную сумму ревизионные органы потребовали не только от СУ-802, но и от других организаций транспортного строительства. Неужели государство ошиблось, предоставив бюджетные средства «недостойным», и вынуждено было забрать свои кровные? Дело в том, что в 1996 году средства из мобрезерва начислялись всем организациям транспортного строительства, а в 1997 году к уже упомянутому нами Постановлению Правительства РФ был приложен перечень тех организаций, которые вправе претендовать на государственную помощь. Так вот обвинение по этому пункту строится на утверждении прокуратуры о том, что этот список был и в 1995-1997 годах, естественно, в последствии выяснилось, что СУ-802 в этом списке не значилось. Однако просьба суда и представителей защиты о предъявлении этого списка не была удовлетворена. Объяснение прокуратуры, по свидетельству нашего источника, выглядело каким-то маловразумительным: мол, список где-то есть, но сегодня мы его предъявить не можем, так что поверьте нам на слово. Довольно странное заявление для представителей обвинения, не то, чтобы даже не аргументированное, а какое-то наивно-безответственное.

Тайна швейцарских миллионов

Кстати, для того, чтобы скептически настроенные граждане не заподозрили наше издание в освещении ситуации односторонне, мы напомним о той теме, которую с таким удовольствием обсуждали СМИ всех уровней – о швейцарских миллионах, якобы украденных при строительстве МКАД. Сразу оговоримся, что эти швейцарские счета не фигурируют в уголовном деле Хоменко, но эту тему всячески пытаются осветить (в основном, на страницах периодических изданий) представители следственного комитета МВД. Несмотря на то, что доказательств того, что деньги, находящиеся на швейцарских счетах, принадлежат Хоменко, у следствия нет.

Тем не менее, как мы уже говорили, представители швейцарской прокуратуры обнаружили счета, на которых в общей сложности аккумулировано около 23 миллионов долларов. Кроме того, швейцарские следователи имеют основания считать, что Хоменко был приобретен роскошный особняк на берегу швейцарского озера, а также на его имя был открыт счет, на котором обнаружено 700 тысяч долларов. Для выяснения всех обстоятельств по вышеизложенным предположениям в Россию прибыли следователи швейцарской прокуратуры. В следственном комитете МВД в присутствии следователя, который вел дело Хоменко и передал его в суд, генеральный директор СУ-802 был допрошен с соблюдением всех необходимых формальностей. В результате выяснилось, что счет, открытый на имя Хоменко, действительно существует. Правда, деньги на него были переведены без ведома Хоменко, якобы за оказание консультационных услуг по закупке строительной техники, оформлен этот перевод был на основе агентского договора. На первый взгляд, такое объяснение кажется странным, однако у нас еще будет повод удивиться необъяснимым поступкам «швейцарских друзей» (так, видимо, считают представители СК МВД и прокуратура).

Дом в подарок от швейцарских прокуроров

Дом, по предположениям швейцарских прокуроров, приобретенный Хоменко, тоже был предметом их пристального изучения. Однако в результате допроса Хоменко и сопоставлении других показаний выяснилось, что в этом доме генеральный директор СУ-802 останавливался во время своих визитов в Швейцарию, но никаких документов, подтверждающих, что дом принадлежит ему, обнаружить не удалось. Что не удивительно, потому что их нет, и быть не могло. А было только рукописное распоряжение господина Кудинова, в котором говорилось, что дом передается в распоряжение Хоменко. Возможно, это было сделано Кудиновым с целью ухода от налогов, или по другой причине. Суть одна – никаких документов на право собственника у Хоменко нет, а про то, что некий господин подарил ему дом, он услышал только от следователей. Судя по тому, что швейцарские следователи уехали ни с чем, объяснения Хоменко их удовлетворили. Поэтому больше никаких упоминаний и связей со швейцарскими (точнее, бывшими русскими) мошенниками Хоменко не инкриминируется.

Почему в этом деле столько странных совпадений? Наверное, сегодня никто не может с уверенностью ответить на этот вопрос. Однако рискнем предположить: либо это действительно простое совпадение, либо генерального директора СУ-802 кто-то намеренно хотел подставить. Причем вторая версия кажется нам наиболее вероятной. Почему, думаю, станет понятно позднее.

Здесь уместно будет вспомнить о том, что в самом начале этого дела некоторыми СМИ было высказано предположение о некоем политическом мотиве. В частности говорилось о том, что вся эта тема была поднята намеренно в преддверии выборов мэра Москвы, и направлена на ослабление позиций Лужкова. Было ли так на самом деле, мы не беремся утверждать. Тем более, что сегодня это и не важно, выборы давно прошли, а дело осталось. Получается, что либо дело просто надо было довести до конца (ну действительно, не бросать же раз начали), либо причины были иными. Например, Хоменко решили устранить как нежелательного конкурента, в борьбе за дорогостоящий и сулящий большие прибыли заказ на строительство МКАД. Между прочим, по неподтвержденной информации, Хоменко недвусмысленно намекали на такую возможность. Выяснить, так ли это на самом деле, сегодня не представляется возможным, потому что люди, начинавшие это дело, в органах давно не работают. Однако все это только наши предположения.

Белые пятна у судей и прокуроров

По всем признакам «дело о хищениях на МКАД» давно уже должно быть закрыто, независимо от приговора – обвинительного или оправдательного. Кстати, вся вышеизложенная информация (за исключением наших предположений) зафиксирована в материалах уголовного дела. Следовательно, все, о чем мы говорили, известно и судье. Но он почему-то так и не может принять решение.

Хочется верить, что судьи в нашей стране все-таки в большинстве своем квалифицированные и опытные. Правда, не понятно, почему, видя явные противоречия и «белые пятна» в показаниях свидетелей, невразумительные заключения судебной экспертизы и весьма странное поведение прокурора, которая всячески старается не допустить проведения повторной экспертизы, не желает вызывать свидетелей для допроса с целью устранить имеющиеся спорные моменты, судья не решается вынести приговор. Неужели после длящегося более года судебного разбирательства для представителей Фемиды не наступило ясности в этом деле? Или у нас не принято в подобных ситуациях выносить оправдательный приговор?

В ходе подготовки данного материала нам удалось пообщаться с опытными юристами, которые удивлялись поведению стороны обвинения и представителей судебной власти. По их мнению, с юридической стороны вопроса в этой теме давно надо было поставить точку. Кстати, по свидетельству Олега Тимофеевича Хоменко, судья на одном из заседаний также прямо заявил, что он не видит предмета обсуждения в данном уголовном деле. Но приговора до сих пор нет. И, кажется, что не будет еще долго. Если судья опасается быть неправильно понятым общественностью, то мы оставляем это без комментариев. С другой стороны, на органы следствия и судебной власти может быть оказано давление со стороны заинтересованных в скорейшем вынесении приговора (обвинительного или оправдательного – неважно). А это уже должно стать предметом разбирательства соответствующих органов.