Макараоны, спирт и лес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Илим Палп Энтерпрайз" еще недавно представляла из себя… посредническую фирму по торговле спиртом

В числе лауреатов 2002 года — Валерий Окулов («Аэрофлот»), Дмитрий Каменщик («ИСТ ЛАИН»), Евгений Швидлер («Сибнефть»), Александр Красносельский (Промстройбанк Санкт-Петербурга), другие признанные лидеры российского бизнеса. И тут же — сообщение о том, что корпорация «Илим Палп Энтерпрайз» и ее генеральный директор Сергей Костылев отмечены за «весомый вклад в развитие не только предприятий компании, но и всей лесной промышленности». Появление в этом кругу руководителя структуры, прославившейся громкими скандалами, связанными с переделом собственности в лесной промышленности и экспортом российских капиталов, ставит под сомнение саму идею конкурса и вызывает размышления о странном решении жюри.

Вначале — о странной истории, едва не стоившей, как говорят, должности

руководителю пиар-службы корпорации «Илим Палп Энтерпрайз» Святославу Бычкову. 2 августа 2002 года в газете «Век» появилось интервью с главой корпорации Захаром Смушкиным, который, в частности, поведал, что его

компания, получившая в последние годы контроль над крупнейшими целлюлозно-бумажными предприятиями России, еще недавно представляла из себя… посредническую фирму по торговле спиртом. Кроме того, как оказалось, среди высших руководителей «Илим Палп Энтерпрайз» есть люди, совершенно далекие от лесопромышленной отрасли.

«Растем мы как компания, растут и наши менеджеры», — говорил в интервью Захар Смушкин. Далее в этом интервью «Веку» говорилось, что якобы Сергей Костылев начинал свой трудовой путь на макаронной фабрике, а теперь «вырос до генерального директора» корпорации. Нечто подобное утверждалось и в отношении Сергея Хвостикова, руководящего ныне Братским ЛПК. Казалось бы, ничего особенного, ну, начинал свой трудовой путь человек на макаронной фабрике… Однако через несколько дней газета «Век» опубликовала опровержение компании «Илим Палп Энтерпрайз», которая заявила, что интервью с Захаром Смушкиным было фальшивкой. Таким образом, этот странный инцидент был исчерпан. О нем уместно вспомнить лишь для того, чтобы показать, как бывает организована пиар-служба в некоторых компаниях, где правая рука не знает, что в это время делает левая.

Так чем же был отмечен путь гендиректора «Илим Палп» Сергея Костылева в этом году? Прежде всего одним из самых громких в стране скандалов: как следует из документов Счетной палаты РФ, корпорация «Илим Палп Энтерпрайз» ежегодно выводит из России десятки, если не сотни миллионов долларов реальной прибыли своих лесоперерабатывающих предприятий путем манипуляций с ценами на целлюлозу. (Сейчас на это обратила самое пристальное внимание российская таможня, которая, по наблюдениям сотрудников Котласского ЦБК, теперь вместо получаса, как это было раньше, по несколько дней изучает на комбинате экспортную документацию на каждый вагон с грузом.) Кроме того, как сообщила «Новая газета», по данным источников в швейцарской прокуратуре, «Илим Палп» и ее дочерние предприятия за границей попали в печально знаменитый список из 300 фирм, зарегистрированных в Швейцарии бизнесменами из России и контролирующихся, по мнению женевской полиции, «русской мафией». Судя по всему, у коллег Карлы дель Понте есть серьезные основания подозревать созданную в Женеве с мизерным уставным капиталом компанию «INTERTSEZ SA», принадлежащую г-ну Смушкину, в нарушениях, поскольку она покупает в России целлюлозу по демпинговым ценам.

Особо стоит отметить организованную топ-менеджером «Илим Палп Энтерпрайз» Сергеем Костылевым оборону Котласского ЦБК от «проникновения» на комбинат представителей нового совета директоров. Совет был избран акционерами,купившими контрольный пакет акций Котласского ЦБК, проданного с торгов в результате неисполнения корпорацией «Илим Палп Энтерпрайз» инвестиционных обязательств. Но на комбинате сумели так накалить обстановку и запугать коллектив предприятия, что там за одну ночь были заварены металлическими решетками все окна огромного здания заводоуправления и даже выставлены на автотрассе в виде «шлагбаума» составы с товарными вагонами. А перед проходной был создан «живой щит» из рабочих. Впрочем, как оказалось,никакого «силового захвата» комбината его новые владельцы даже не планировали, а предпочли обратиться в арбитраж. (Кстати, недавно

Арбитражный суд Санкт-Петербурга официально признал нынешних покупателей этого пакета акций полноправными добросовестными приобретателями.) Что еще замечательного на счету топ-менеджера Костылева? Выступление на Байкальском экономическом форуме с процитированным на интернет-сайте журнала «Целлюлоза. Бумага. Картон. Все о бумажном рынке» рассказом о том, что на реконструкцию корьевого котла на Братском ЛПК «Илим Палп Энтерпрайз» потратила в виде инвестиций 5, 5 миллиона долларов. И здесь он, мягко говоря, преувеличивает. Журналисты газеты «АиФ-Петербург» выяснили, что на

5, 5 миллиона долларов, оказывается, можно было бы купить три новых паровых котла) причем еще большей мощности. Выходит, что менеджеры «Илим Палп» сильно завышают реальные затраты на реконструкцию предприятий. Что, впрочем, неудивительно: возглавляемая Сергеем Костылевым корпорация давно уже проводит политику «дутых инвестиций».

И последнее. На фоне победных реляций корпорации «Илим Палп Энтерпрайз» о темпах варки целлюлозы странно выглядят попытки замалчивания несчастных случаев на принадлежащих ей предприятиях. В тех же питерских «Аргументах и фактах» опубликовано письмо инженера-лесохимика из Братска, который утверждает, что в 2002 году на комбинате, оборудование которого сильно изношено, было более 40 серьезных промышленных аварий, в которых погибли пять рабочих и пострадали десятки людей (по сведениям ведомственной газеты «Братский лесохимик») опубликовавшей статью начальника отдела труда и пожарной безопасности Братского комбината Алексея Ананина, только за 6 месяцев 2002 года на ЦКК зафиксировано 20 несчастных случаев, в том числе 4 — со смертельным исходом и 8 — с тяжелыми последствиями).

Особенно показателен последний случай аварии со смертельным исходом.

Бригаду футеровщиков, как пишет братский инженер, «буквально заставили

работать в «горячей зоне», тогда как согласно требованиям техники

безопасности нельзя начинать работать до полного охлаждения оборудования. В итоге произошел тепловой взрыв и бригадир футеровщиков был буквально сварен горячим паром, а еще один рабочий получил тяжелейшие травмы. Примечательно, но о том, что на самом деле случилось на Братском ЛПК, общественность узнала только из сообщения пресс-службы Иркутского управления внутренних дел, в котором было сказано о том, что по факту аварии будет возбуждено уголовное дело…

Александр Васильев

Оригинал материала

«Независимая газета»