Маковозом по СКП

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


C разрешения следователя Пипченкова осужденный за убийства Олег Маковоз разгуливал по городу без охраны и наручников

Оригинал этого материала
© Фонтанка.Ру, origindate::03.02.2010, Фото: "Коммерсант"

Маковозом по СКП

Егор Иванов, Алена Жданова

Compromat.Ru

Олег Маковоз (в центре)

Отставка руководителя бригады СКП в Санкт-Петербурге Олега Пипченкова могла произойти из-за выявленных проверкой методов, которые использовались оперативно-следственной группой в ходе расследования уголовных дел в отношении Владимира Барсукова (Кумарина). Источники в Генпрокуратуре утверждают, что, в частности, с разрешения Пипченкова осужденный к 23 годам лишения свободы за убийства Олег Маковоз в прошлом году разгуливал по городу. Без охраны и наручников.

Олег Маковоз был задержан сотрудниками уголовного розыска Петербурга в марте 2004 года. На тот момент у оперативников имелись основания полагать, что авторитетный предприниматель со товарищи причастен к покушению в 1995 году на лидера тамбовского сообщества Валерия Ледовских, убийству в 2000 году Яна Гуревского и Георгия Позднякова, известных в тамбовском криминальном сообществе, убийству в 2001 году начальника службы безопасности "Татнефть" Александра Калякина, убийству Рустама Равилова по прозвищу Рома Маршал (крупной фигуры в казанской ОПГ) и его телохранителя в 2003 году, и ряду других преступлений. Сотрудникам ГУВД удалось склонить к сотрудничеству одного из стрелков группы — Дениса Долгушина, и у предположений в отношении Маковоза появилась реальная судебная перспектива. Правда, до суда дошли не все догадки — в 2006 году авторитет и его подельники были признаны виновными в похищении и вымогательстве акций у директора Корниловского фарфорового завода Гейдара Иманова, в 2007 году — в покушении на депутата Госдумы Башира Кодзоева в Москве и в 2009 году — в убийстве Равилова. Однако набранный Фемидой темп заметно замедлился в 2007 году, когда в Петербурге был задержан «ночной губернатор» Владимир Барсуков (Кумарин). Одни правоохранители принялись активно делить лавры, другие «шить дела». После того, как в эфире всех федеральных каналов обычный петербургский пенсионер (так любил представляться в последние перед посадкой годы сам Барсуков) был объявлен врагом Государства № 1, следствие стало работать на него и под него. Схемы начали меняться, и вот уже осенью 2008 года следственная бригада СКП под руководством следователя Пипченкова предъявила Кумарину обвинение в убийстве ближайшего соратника — Позднякова.

Обвинение в убийстве Позднякова было предъявлено благодаря откровениям Олега Маковоза и его коллеги Валерия Некрасова. В обмен на чистосердечные показания 25 августа 2008 года на основании постановления Пипченкова последнего отпустили на подписку о невыезде, несмотря на обвинение в убийстве. Но Некрасов не оправдал оказанное ему доверие и не явился 18 июня 2009 года на оглашение приговора по делу об убийстве Рустама Равилова в Горсуд Санкт-Петербурга. Таким образом, он заочно был приговорен к 9 годам лишения свободы, а также в объявлен в федеральный розыск.

В ходе розыска сотрудники оперативно-поискового управления питерского ГУВД наткнулись, как говорят, не на скрывающегося Некрасова, а на осужденного к 23 годам лишения свободы Маковоза. И наткнулись на улицах Санкт-Петербурга, хотя Маковоз должен был находиться в «Крестах». Более того, сиделец якобы разгуливал по Питеру без охраны, а вскоре рядом с ним были замечены двое оперативников Службы экономической безопасности УФСБ по Санкт-Петербургу. Но, судя по мнению сыщиков, они не никак не походили на конвой.

Разумеется, возникает вопрос, отчего Маковоз не был задержан милиционерами? Ответ, скорее всего, кроется в плоскости глагола «оторопели». Оперативные материалы были переданы в центральный аппарат МВД, ФСБ России, Генпрокуратуру и ФСИН. После чего, как писали СМИ, в конце прошлого года в Санкт-Петербург нагрянула комплексная проверка, состоявшая из представителей всех этих ведомств.

Как уверяют источники «Фонтанки» в Генпрокуратуре, проверяющие установили, что Маковоз действительно выезжал несколько раз за пределы изолятора — согласно постановлению Пипченкова и в окружении двух сотрудников ФСБ. По предварительной информации, формально его этапировали для проведения медицинского обследования (МРТ) в Институт нейрохирургии имени Поленова на улицу Маяковского. Но в действительности Маковоз посещал другие заведения. И, скорее всего, эти визиты носили характер психологической разгрузки. Так, как говорят, 5 августа 2009 года он провел время в «Арт-отеле», расположенном на Моховой улице в доме 27, где встретился с гражданкой по имени Марина и провел с ней тет-а-тет несколько часов; а 17 августа Маковоза видели в кафе «Штолле», расположенном на улице Декабристов, дом 33, где он кушал пироги со своей близкой родственницей; 2 сентября 2009 года Маковоз был замечен заходящим без сопровождения в дом 94 по Невскому проспекту, в гостиницу «Агни», где с 11 часов утра до 19 вечера отдохнул с той же дамой.

Как подтвердил нам источник в СКП по Санкт-Петербургу, об этом скандале узнали многие, тем более что помимо негласных съемок в материал легли записи с видеокамер Государственного мониторингового центра. Высокопоставленный офицер УФСИНа по Санкт-Петербургу и области подтвердил «Фонтанке», что шумная проверка по выездам Маковоза проходила, но подчеркнул, что ФСИН здесь ни при чем, так как администрация изолятора выпускала арестанта на основании документов от следователя, а что подопечный делал потом — не их забота. «Его же вернули», — раздраженно убедил репортера он.

Необходимо отметить, что медики Маковоза все же обследовали. Научные сотрудники Института имени Поленова выявили у него опухоль головного мозга, и, по слухам, всерьез обсуждали вопрос о степени опасности диагноза. И не позволяет ли он выпустить больного на свободу. Между тем, адвокат Маковоза Марина Белинская сообщила нашим корреспондентам, что это была плановая проверка, и подзащитный будет жить. Также она считает, что информация о посещении Маковозом частных гостиниц — не более, чем слухи.

Как бы то ни было, проверку комиссия провела, но в возбуждении уголовного дела в отношении Пипченкова и оперативников ФСБ отказала. Сотрудник КМ ГУВД прокомментировал «Фонтанке» эту ситуацию так: «Возбудиться было легко, но это означало бы признать факты вопиющих нарушений, пусть, как говорится, и из-за ложно понятых интересов службы. Разразился бы скандал, который вскоре попал бы в прессу. Ни Бастрыкину, ни другим это не надо. ...Хотя в прессу уже, похоже, попало».

Тем не менее, оргвыводы, судя по всему, были сделаны. Так, офицер питерского ФСБ по фамилии Турапин, принимавший активное участие в мероприятиях, связанных с показаниями Маковоза, был удостоен неполного служебного соответствия и отстранен. А Пипченков отстранен просто.

Похоже, закончился очередной раунд противостояния между бригадой СКП и питерским ГУВД. Причиной конфликта явились диаметрально противоположные взгляды на методы доказывания резонансных «рейдерских» дел. А мотивы подобных методов лежат отнюдь не в процессуальной плоскости. Скорее, глобальное расследование убийств и захватов плавно мутировало в инструмент, способный влиять на кадровую политику в ГУВД и СКП. То есть перетекло в плоскость политическую.