Максим Курочкин – одно из пятен на предвыборны манжета Виктора Януковича

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Максим Курочкин – одно из пятен на предвыборных манжетах Виктора Януковича

Интервью Курочкина

Оригинал этого материала
© "Украинская правда", origindate::06.10.2006, Максим Курочкин: "Коломойский уже просто съел Суркиса и не подавился"

Сергей Лещенко

Converted 23745.jpg

Максим Курочкин в изгнании. Фото предоставлено самим Курочкиным

Максим Курочкин – это одно из пятен на предвыборных манжетах Виктора Януковича образца 2004 года. Нравится ему или нет, но с данным лозунгом милиция выиграла информационную войну у скандального россиянина. И защитить от такой оценки его будет некому – поскольку товарищей у Курочкина во взрослой украинской политике, похоже, больше не осталось.

Недавно он рассорился с Витренко, в список которой включил своих друзей. А в этом интервью "Украинской правде" Курочкин открыл новую страницу отношений со своим давним партнером Григорием Суркисом. Прозвучавшие эпитеты вряд ли позволят им в будущем пожать друг другу руку.

Курочкин был одним из центров борьбы за президентство Януковича. Бизнесмен, о своеобразном поведении которого слагали легенды, создал в Киеве "Российский клуб", который стал площадкой агитации за Януковича и был прикрытием для команд политтехнологов Глеба Павловского и Игоря Шувалова. Последний еще известен и тем, что координировал работу темников в масс-медиа.

Тесно работая с Медведчуком, Курочкин сделал политическую ставку на Януковича. Тому были и чисто экономические объяснения – оранжевая власть признала схемы бизнес-проектов Курочкина незаконными. Во многих случаях Курочкину помогал другой герой современности – Игорь Бакай.

И уехал из Украины Курочкин приблизительно в то же время, когда и Бакай. Смена власти почему-то мешала этим гражданам спокойно жить в Киеве. Да еще и как жить!

Чего стоят истории про Курочкина, которые пересказывают из уст в уста – например о том, как в подарок на день рождения ему заказали едва ли сотню девушек, заставив предварительно сдать анализы, а затем доставили на корабль к нашему герою. Праздник удался – некоторых дам в расстроенном состоянии позже вылавливали за бортом. Если это выдумки врагов, то где тогда искать объяснение одного из прозвищ Курочкина – "Макс Бешеный"?

С марта прошлого года Курочкин находится в розыске по линии МВД. Замминистра Геннадий Москаль тогда прямо заявил, что Курочкин – уголовный авторитет, известный также как "Макс Лужниковский". Объяснение тому – рынок в московских Лужниках, с которого начинал восхождение Курочкин вместе с Александром Бабаковым – руководителем российской партии "Родина".

Было принято считать, что в Украине Курочкин представляет интересы Бабакова в облэнерго и гостиницах, самая известная из которых – "Премьер-палац". При этом сам Курочкин утверждает, что они были партнерами, но в 2004 году разошлись.

По данным милиции, в Украине Курочкина бесплатно охраняли 25 сотрудников подразделения МВД "Титан". Объяснение тому – чрезвычайно теплые отношения Курочкина с тогдашним министром, а ныне еще одним беженцем – Николаем Билоконем.

Вообще много чего о Курочкине можно почерпнуть из досье правоохранительных органов, которое два года назад публиковала "Украинская правда". Сам герой на вопросы по сути изложенных там фактов говорит, что просто не помнит деталей тех событий. И ничто не может его память освежить.

Два года назад попытки "Украинской правды" взять интервью у Курочкина закончились ничем. Сейчас, год пролежав на информационном дне, Курочкин стал активно пиариться. Он строит планы своего возвращения в Украину – и, по данным милиции, причина тому в сложностях, с которыми он столкнулся в России.

Воспользовавшись всплеском открытости Курочкина, "Украинская правда" взяла у него большое телефонное интервью. Как бы кто ни относился к Курочкину, законы демократии дают ему право на ответ.

– Сейчас к власти в Украине пришли ваши единомышленники, которых вы поддерживали во время выборов президента. Что же мешает и вам взять и приехать в Украину?

– Ну, график у меня насыщенный, я не безработный, и существует масса программ, которые требуют моего личного участия в России.

Если вы смотрели программу Савика Шустера на ICTV, то Юрий Луценко по–сути предложил мне следующее: "Вы, Максим Борисович, приезжайте, мы вас посадим в тюрьму, и вы из тюрьмы докажете, что вы невиноваты".

Меня это не очень устраивает.

– Но почему же? Люди из СИЗО выходят героями Восточной Украины – о чем говорят примеры Колесникова, Кушнарева, которые поднялись в политической иерархии!

– Мне кажется, они и раньше были не последними людьми. А сколько нервов они потратили, а как переживали их родители, дети…

Вы представляете, что происходит с моей мамой, которая практически живет в интернете, читает обо мне, а потом звонит мне по телефону? Расстраивается, приходится ей многое объяснять.

– В последние недели вы даете интервью в газетах, проводите видео–чат–конференции, выступаете в прямом эфире на телевидении. Хотя раньше, два года назад, когда вы жили в Киеве, о вас только шепотом пересказывали истории… Вопрос о вашей нынешней активности – к чему она?

– Я считаю, что "Российский клуб" как общественная организация должна быть восстановлена. Ничего плохого для государства Украина в его работе не планировалось. А в последние полтора года такому клубу было невозможно работать.

– То есть то, чем вы сейчас занимаетесь – это ищите выходы на Виктора Януковича?

– Да нет, не ищу. Но, думаю, в этом году я навещу Киев.

– Откуда такая уверенность?

– Уверенности нет, есть надежда. Она основана на том, что мои адвокаты наконец ознакомились с делом. Как выяснилось, оно единственное. В течение полутора лет они не могли с ним ознакомиться – им просто отказывали, и все! Я не знал, что происходит.

При том вы через день читали в прессе, что я стал "организованным преступником", "Максом Бешеным". На чем основывались авторы таких высказываний?

– Ну, ходило много разной информации по вашему поводу. Вот давайте конкретный случай – ваш конфликт с российским бизнесменом Константином Григоришиным. В интервью "Украинской правде" Григоришин рассказал, как однажды вы с группой поддержки приехали на "Полтаваоблэнерго", пару часов провели с руководителем, который представлял Григоришина, после чего он вышел из кабинета и попросился в отставку, а на его место пришли люди Суркиса. Какие аргументы вы применили к этому несчастному?

– Это было так давно, что я этого не помню.

– Ну конечно! Это, между прочим, один из самых ярких эпизодов упоминания вашей фамилии в украинских медиа!

– Вы в курсе, что я был акционером большого холдинга, в сферу интересов которого входили гостиничный бизнес и энергетика?

– Так называемая "лужниковская группа"…

– Ну, это вы ее так в прессе называете…

– …И это пошло с тех пор, как вы вместе с лидером российской партии "Родина" Александром Бабаковым были акционером охранных фирм, которые охраняли базар в Лужниках.

– Нет, мы не были акционерами таких охранных фирм. Мы были акционером фирмы "Бавас", которая первой взяла в управление рынок в Лужниках.

А теперь по поводу Григоришина… Вы помните, что в 2001 году мы купили на открытом аукционе четыре энергетические компании через аффилированные структуры. Дальше мы купили "Одессаоблэнерго", где я был председателем наблюдательного совета. Поскольку у Суркиса и Григоришина тоже были энергетические компании, мы хотели с ними сотрудничать.

Но когда Григоришин с Суркисом разошлись, мы встретились с Константином Ивановичем (Григоришиным) по поводу "Кировоградоблэнерго", где мы купили 51% на отрытом аукционе. У Григоришина с Суркисом было 40% с небольшим.

И когда Григоришин расстался с Суркисом, то встал вопрос об управлении. А вы знаете, чтобы собрать собрание акционеров, поменять правление, надо 60% плюс одна акция. В этом вообще проблема украинского законодательства...

Но не договорились мы тогда с Константином: он, владея 40%, управлял в "Кировоградоблэнерго", а я, владея 51%, не мог. Он просто не хотел приводить своих людей на собрание акционеров. Но все–таки мы поменяли правление.

– Однако вашу-то фамилию упоминали в контексте силового воздействия на руководителя "Полтаваоблэнерго"!

– Я не помню конкретно этот эпизод… Да, действительно, мы выступали вместе с Суркисом. Мы хотели работать совместно – Гриша (Суркис), Костя (Григоришин) и мы. Но когда Костя вышел из бизнеса, и я посмотрел, как работает Гриша – я не захотел с ним работать.

У нас совершенно разный подход. Я считаю, что заработок – в капитализации. А Гриша хотел зарабатывать просто так. Но мне эти копейки неинтересны. На ежедневные траты мне деньги были не нужны, а Грише – нужны.

Еще хочу напомнить, что тогда мы не занимались общественной деятельностью, и "Российского клуба" не было даже в проекте.

И если бы сейчас ко мне обратился российский гражданин Григоришин как к исполнительному директору "Российского клуба" и сказал: "Знаете, Максим Борисович, происходит такая ситуация, что меня, российского гражданина, лишают в Украине моей собственности…" – а Григоришин вступил в конфликт с Коломойским – то, безусловно, мы бы помогали Константину Ивановичу как российскому гражданину. И, более того, помогли бы!

– Неужто у вас есть механизм влияния на нынешнюю власть в Украине?

– Дело не во влиянии на власть. Я – юрист по образованию, и в случае Григоришина надо понимать систему реализации своих прав. Она в Украине сложна из–за пробелов в законодательстве.

– Но деньги на энергетике зарабатываются бешеные!

– Вы ошибаетесь, если думаете, что на облэнерго зарабатываются бешеные деньги. Бизнес облэнерго – и в этом у нас были расхождения с Константином, из–за которого я хотел поменять правление в Кировограде – это бизнес капитализации. Это не сиюминутный заработок. Ты берешь компанию, вычищаешь все долги, делаешь публичной – а когда благоприятный момент на рынке, то облэнерго стоит дороже.

На тот момент все облэнерго были с огромными долгами, сотни миллионов на той же "Одессаоблэнерго". А заработки там на самом деле небольшие, если сравнивать с металлургией, химией...

– Думаю, Григоришин держит на вас зуб, предполагая, что вы организовали тот самый наезд на него, когда ему был подброшен кокаин и пистолет, после чего он сел в изолятор.

– О чем вы говорите!

– Но с Билоконем у вас были прекрасные отношения!

– Вообще–то министром тогда был Юрий Смирнов. Тот самый, который сейчас работает начальником охраны "Привата". Так что вы можете задать все эти вопросы ему.

(От УП. В то время, когда был организован наезд на Григоришина, Билоконь был куратором МВД в администрации президента, которую возглавлял Виктор Медведчук.)

А по поводу того наезда – я узнал о нем из прессы.

С Константином мы недавно встретились в VIP–зале московского аэропорта, и, мне кажется, я ему аргументировано объяснил, что мне не было никакого смысла устраивать ему неприятности.

С "Кировоградоблэнерго" к тому времени мы уже разобрались, и взаимных претензий у нас не было. Я вам повторяю – если как гражданин России он к нам обратится, мы будем ему помогать. И поможем!

– Хотелось бы узнать по-конкретнее о ваших связях с Медведчуком. Как так вышло, что он стал вашим покровителем?

– А почему вы решили, что он был моим покровителем? Это очередная глупость. Виктор – один из многих моих знакомых. На то время, когда был конфликт с Григоришиным, Медведчук не был главой администрации.

– То есть Григоришин соврал, когда обвинял вас в силовом смещении его менеджера с "Полтаваоблэнерго"?

– Не буду утверждать, что Константин соврал. Вполне вероятно, что я имел беседу, но я просто не помню… Энергетическим бизнесом я занимался, общался с разными представителями облэнерго. Вполне могли быть разные аргументации, предложения о работе…

– Предложения о работе?! Рассказывают, там людям чуть ли руки не ломали!

– Если бы кому–то ломали руки, то при оранжевой власти это все было бы поднято, запротоколировано и мне предъявлено. Но так не произошло.

…Признаю: да, у нас тогда были дружественные отношения с Григорием Суркисом. Но Суркис, к сожалению, оказался не таким человеком, как я представлял, и как он себя подавал. Суркис – непорядочный человек!

– Что же случилось. Суркис вас кинул?

– Нет, он кинуть меня никак не мог. Это мое субъективное мнение о Григории Михайловиче – что он очень непорядочный и слабый человек, с очень короткой памятью.

– Почему вы решили приватизировать украинские облэнерго через словацкую фирму?

– На самом деле, мы просто думали, что у словаков будет больше преференций, чем у россиян. И потом мы выкупили эту словацкую компанию.

– Как делились части в вашем холдинге, который контролировал облэнерго? Сколько было у вас, у Бабакова, у других лиц?

– Я вышел из холдинга как раз перед президентскими выборами. Про этот холдинг можно говорить очень долго, нам не хватит телефонной батарейки. Я сейчас пишу книжку про свою жизнь в период с 1989 года по нынешнее время. И там будет про холдинг, про меня, про Бабакова…

– То есть вы не можете сейчас дать ответ на такой простой вопрос – как делились доли?

– Вопрос не простой. Мне придется чертить очень много схем. Это – непростая многоступенчатая структура. И вопрос, сколько у кого было в каком облэнерго, просто некорректен.

Все группы такого характера, от "Юкоса" и так далее, формируются одинаково. Есть много разных фирм, больших и маленьких, а сводится все к одной–двум иностранным фирмам, где есть энное число учредителей.

– Почему вы разошлись с этими людьми, с Бабаковым?

– У нас было разное видение бизнеса.

– Разное в чем?

– Во всем.

– То есть что, Бабаков хотел строить самолеты, а вы – гостиницы?

– Ну, приблизительно так. И на то время у меня было представление, что я всего в бизнесе уже достиг.

– А, может, причина в том, что Бабаков поддерживал Ющенко на выборах президента, а вы поддерживали Януковича?

– Это нормально, что у нас различные взгляды. В конце концов, мы – россияне, у нас – демократия, и преследований по политическим убеждениям нет.

– Говорю с вами, и перед глазами сцена: ночь после третьего тура президентских выборов 26 декабря 2004 года. Бабаков в компании Петра Ющенко и Юрия Луценко гуляет по штабу "Нашей Украины" в оранжевом шарфу.

– О, я этого не знал! Меня к тому времени уже не было в Украине.

– А сколько правды в том, что Бабаков финансировал Соцпартию?

– Я ничего об этом не знаю.

Мы с Червоненко спорили до хрипоты

– Во время вашей работы в Киеве вы занимались гостиницей "Премьер–палац"?

– Не только ею, еще есть гостиница "Ореанда" в Ялте, "Днестр" во Львове. Везде я был председателем наблюдательного совета. Если вас интересует, то я построил "Премьер–палац" с нуля, от проекта до законченной реализации!

– А потом вы попытались забрать гостиницу "Днепр" на Европейской площади в Киеве

– Если бы попытался, то сейчас у вас на месте гостиницы "Днепр" была бы прекрасная пятизвездочная гостиница. Однако там до сих пор находится неизвестно что.

– Но вы попытались взять гостиницу даром. Если не изменяет память, все имущество гостиницы "Днепр" вывели из самого предприятия, которое входило в систему Государственного управления делами (ДУСи по-народному). Это имущество передали в предприятие "Днепр–элит", которое перешло под ваш контроль.

– Все было не так. Да, было создано предприятие "Днепр–элит". Гостиница "Днепр" – предприятие малорентабельное, прибыли практически нет, основные средства производства убиты, коммуникации разрушены. Чтобы их восстановить, надо производить полную реконструкцию. Но, более того, годика через два гостиница рухнет сама по себе.

Все это общеизвестно. "Днепр" находится в списке объектов, которые не подлежат приватизации. Вы в курсе?

– Да, и чтобы вам отдать эту гостиницу, Бакай, находившийся с вами в дружеских отношениях, все основные средства гостиницы "Днепр" вывел из государственного предприятия. И это то не какие-то слухи, а заявление представителей властей, главы Контрольно–ревизионного управления! 

– Представители властей были тенденциозны. Мы создали совместное предприятие. Собственником гостиницы является ДУС, с другой стороны выступает частный инвестор.

Делается проект, что частный инвестор обязуется произвести реконструкцию. И я помню даже, что мною было переведено 50 миллионов на счет этого предприятия. С трудом их потом удалось забрать…

Экономика элементарная. Сейчас гостиница "Днепр" приносит 50 тысяч долларов в месяц. Государство имеет 100%. После того, как я делаю реконструкцию, вкладываю 50 миллионов долларов, или даже больше, я бы имел 50% акций, то есть половину прибыли, 50% оставалось бы у государства.

То есть в процентном соотношении государство имело бы меньше, но по бизнес–планам государство получало бы 350–400 тысяч долларов ежемесячно. А киевляне бы вместо этой ужасной хрущевской коробки получили бы прекрасный объект!

Закон я не нарушил нигде и ни в чем. Это все инсинуации, возможно, политический заказ, возможно, у Юрия Луценко личные мотивы…

– Еще одно из злоупотреблений было в том, что вы получили "Днепр" без конкурса. А другие участники могли бы предложить лучшие условия.

– Кроме меня в Киеве никто ничего не построил! Я – построил, можете зайти в "Премьер–палац" и пощупать руками! А второе – конкурс не был предусмотрен законом.

Хотите знать, что происходило на самом деле? Гостиница "Днепр" совсем нерентабельна, она приносит 50 тысяч долларов в месяц. И там есть трудовой коллектив, и есть руководитель – женщина, государственная... Все деньги, которые они зарабатывают – они их воруют, имея коррумпированные связи в администрации Ющенко и новой ДУСе.

И из–за этих 50 тысяч они устроили все эти проблемы. Потому что это мелкие жулики. А я не мелкий и не жулик. Я хотел построить еще один отель – даже лучше того, который я уже построил. У меня есть кредитная история…

– Говорят, что тогда у вас был даже въезд на территорию гостиницы "Днепр" в виде бронированного бункера…

– Вы знаете, вот этого я уже не помню…

– Если вы были таким безобидным бизнесменом, то как объяснить покушение на вас в 2004 году в центре Киева?

– Вот я тоже жду от Юрия Витальевича, когда он мне это объяснит.

– А ваша версия покушения?

– Не знаю. Есть различные версии, и, озвучив какую–то одну, я могу принести большие неприятности многим людям.

– А как вы там, в Москве, встречаетесь с Игорем Бакаем?

– Да разок как–то видел. Но связи с ним не поддерживаю. Игорь же сибарит, он – в тусовке, а я – в работе. Поэтому мы с ним не пересекаемся.

– Расскажите, как вы финансировали Януковича на выборах 2004 года?

– Я не финансировал Януковича.

– А почему решили сделать ставку на него?

– Сейчас расскажу… В свое время с Евгением Альфредовичем Червоненко, за год или за два до выборов, мы вместе отдыхали за границей, катались на лыжах… А Женя – он же искренний парень, у него много недостатков, но в своих проявлениях он честен.

И мы спорили с ним до хрипоты… В Украине намечались выборы, было понятно, что Ющенко – один из претендентов, и я говорил: "Женя, если Ющенко так любит Украину, то понятно, что на данный момент нужна преемственность власти, иначе будет коллапс, разрыв, уж не говоря про отношения с Россией. И если Ющенко – патриот и хочет добра своей стране, то пусть скажет, не выдвигается сейчас, а выдвинется потом, когда экономика будет готова".

Ну, Женя спорил со мной до хрипоты, а я – с ним. Соответственно, все остались при своем мнении...

Но ведь Пол Пот тоже очень любил Камбоджу, и он считал, что идеал – это Китай династии Мин. Никаких крупных городов, агрохозяйства… Он был искренен, и не был коррупционером. Но он убил 80% населения.

И если искренний человек любит свою страну, но хочет привести ее в НАТО, загубив экономику, сделав большую часть своих граждан несчастными людьми – мне кажется, это ошибка.

А в том, что Ющенко – искренний человек, у меня сомнений нет.

– Ваша жена даже участвовала вместе с дочкой Ющенко Виталиной в шоу "Игры патриотов"…

– Да, они знакомы. Жена рассказывала, что очень приличная девушка, образованная, скромная.

…Что произошло сейчас в Украине? Всем понятно, что российская экономика проживет без украинской, а наоборот – нет. В итоге Россия стала еще сильнее.

А что происходит с Украиной? Украина, как и Россия, хочет в Евросоюз, ну и что? Их там никто не ждет. Чтобы попасть в Евросоюз, надо уничтожить всю экономику Украины.

В России поднимается уровень жизни, мы знаем, куда идем, и идем поступательно. И только Россия может дать Украине время для переоснащения экономики.

Что предлагают оранжевые силы? Давайте вступим в НАТО. НАТО – это военный блок. Только наивные люди думают, что это связано с безопасностью. На самом деле, любой разумный человек понимает, что это делается для того, чтобы при власти в Украине остались те силы, которых в Украине меньшинство.

А плюсы НАТО какие? Никаких! Это просто разрыв с Россией.

Более того, в России есть огромное лобби, которое говорит: "Нас ничего не волнует, пусть для Украины все будет как для всех. А на вырученные за газ деньги мы сами разберемся с системами ПВО, больше особо ничего и не нужно".

И Россия больше не может давать Украине дешевый газ. Это было бы возможно, только если бы в 2004 году вы вступили в Единое экономическое пространство.

Сейчас так вопрос не стоит. Сейчас Украина может только вступить в ЕврАзЭС, и в его рамках получить это единое экономическое пространство, рынки сбыта для товаров и дешевые энергоносители.

Я же не говорю, что Украина России не нужна. Нужна! Но как внеблоковое независимое дружественное нам государство.

– С вами легко поспорить. Янукович шел на выборы с лозунгами "Я – пророссийский, я договорюсь с Россией, мы снизим цены на газ". И вот Янукович у власти, и для подтверждения своей пророссийской позиции он в Брюсселе сказал, что "в НАТО – ни ногой". Но все равно цены на газ никто снижать не собирается!

– Во–первых, я не помню таких заявлений лично от Януковича. А, во–вторых, Янукович как истинный демократ сказал в Брюсселе, что вопрос НАТО должен решаться на референдуме.

Кокаин – это не ко мне, а к Черноволу и Тимошенко

– Расскажите, как вы познакомились с Януковичем?

– На каком–то общественном мероприятии.

– Говорят, вас познакомил Сергей Левочкин, который также оказывал вам политическую поддержку во времена Кучмы?

– Нет, точно не Левочкин.

– Но вы согласны, что в Украине сложно делать бизнес без политической поддержки?

– А давайте посмотрим, что такое бизнес с политической поддержкой! Захват Коломойским Кременчугского сталелитейного завода без политической поддержки невозможен.

А построить с нуля два пятизвездочных отеля, вложив в украинскую экономику под 200 миллионов долларов, как это делали мы – это возможно. И купить энергетику на открытых конкурсах по самой высокой цене – тоже возможно.

Мне для этого не надо было лобби, у нас были большие деньги, которые вкладывались в украинскую экономику.

– Но у нас были отчеты правоохранительных органов о том, как вы вместе с братом Медведчука летали, решали различные вопросы…

– А вы верите всему тому, что пишут в Интернете. Я в отчетах силовых органов читал, что я неоднократно судим и что я – "Макс Бешенный".

– И писали, что вы еще кокаином увлекаетесь…

– Это тоже неправда. Я ни разу в жизни не был судим. А по поводу кокаина – это, насколько я понимаю, спор Черновола и Тимошенко. По мне больше водка, горячительные напитки, иногда вино. Есть такое дело, могу усугубить.

– Как вы лично к Ющенко относитесь?

– Человек он, безусловно, искренний, но заблуждающийся. А еще он – политический труп. Ющенко – явно выраженный идеологический политик, который говорит: "Люди, давайте я вас приведу туда-то…" Как Моисей.

С чем Ющенко пришел ко власти? "Я вас приведу в либерализм, у нас будет демократия, чистые руки, прозора влада". Но он банкир и должен был понимать, что одновекторная политика приведет к серьезным последствиям, и жить в Украине станет плохо. Но взамен он предлагал либеральные ценности.

Мы знакомы с этими либеральными ценностями, близкими к анархии, мы это при Ельцине проходили! А что получается на самом деле? С экономикой стало хуже, назревает коллапс. А что с либеральными ценностями? Их нет!

– Но почему же? Вы не можете поспорить с тем, что в Украине есть свободная пресса. Ведь при Кучме нельзя было представить, чтобы предоставляли телеэфир кому–то из беженцев, тому же Мельниченко. А сейчас вы спокойно выходите в эфир ICTV.

– Ну, перестаньте вы! При Кучме работал "5 канал", "Эра" Деркачей, и 1+1 частично работали на оппозицию. А про газеты и журналы вообще лучше молчать – и ваш сайт… Я очень уважаю Юлю Мостовую…

А что касается демократии Виктора Андреевича, то это показали последние выборы. Мы все знаем, что Витренко в парламент не пустили. И о том, что ее нельзя пускать в парламент, говорил американский посол. Его задание выполнили.

Результат, который Наталья Михайловна набрала на выборах в областные советы – это чуть больше пяти процентов. Но это же блок с одним, харизматичным лидером, у нее нет региональных лидеров, и при полном отсутствии Витренко на местах, она добивается такого успеха на местных выборах!

И, вопреки всей мировой практике, блоку, который не добрал 0,07% на выборах в парламент, не дали пересчитать бюллетени. Это был крах либерализма! А вы еще почитайте, как люди радовались, что именно ее не пустили в парламент.

Или ситуация, которая касается лично меня. Из всего шума, который стоял вокруг моего имени, единственное уголовное дело – это вымогательство 10 тысяч долларов, которого не было, у трижды судимого уголовника.

Этот человек, очевидно, просто работает на милицию. Но, вы себе представляете, за такую сумму меня обвиняли, хотели посадить в тюрьму, объявили в международный розыск, в Интерпол

– То есть карточка Интерпола на ваше имя стоит, и вы не можете выезжать в Европу?

– Да. Я не расстраиваюсь, потому что Россия очень большая. А еще есть Китай – так что я себя вполне спокойно чувствую.

– То есть вы невыездной, как и Бакай?...

– Нет, я не как Бакай. В отличие от Бакая, я родился и вырос в Москве, здесь же закончил среднюю школу, здесь служил в армии и отсюда пошел в МГУ. Мое гражданство не вызывает сомнений.

Меня бы задержали в Украине, если бы я окурок бросил в неправильном месте. А если бы не бросил – сказали бы, что бросил. И посадили бы.

– Расскажите про еще один объект, который, по мнению властей, вы получили в Украине незаконно. Это история с днепропетровским рынком "Озерка" – как он стал вашим, при том, что другой участник конкурса предлагал цену в два раза больше?

– Все неправда. Дело было так. Жило-было коллективное предприятие "Озерка", во главе с Ефименко – совковым директором, который представлял интересы Игоря Коломойского и Николая Швеца (бывший глава Днепропетровского областного совета при Кучме). Без всяких прав они там работали, зарабатывали кэш…

Во времена губернаторства Яцубы – а тот дядька принципиальный – решил, что так дальше не будет. Говорит: "А давай, ребята, работать на общих основаниях". И договор аренды с ними не продлили.

Была масса судов, дошло до Верховного суда. И признали, что "ребята, вы не имеете никаких прав собственности, это все принадлежит государству". И после этого рынок был передан Фонду госимущества.

Я заявил, что буду участвовать в приватизационном конкурсе. На меня через одного товарища выходил Игорь Коломойский и говорил: "Давай мы с тобой утянем рынок через это коллективное предприятие без всяких конкурсов, и настроим на месте рынка домов". Для него же рынки – это непрофильный бизнес, ему это неинтересно.

Я на эти условия Игоря (Коломойского) не пошел, сказав, что буду сам участвовать в конкурсе в лобовую. При чем в условиях конкурса было заложено, что предприятия должны иметь опыт работы и сохранить профиль. Тот масложиркомбинат, который заявил Коломойский, изначально проигрывал, он это понимал, и поэтому предложил более высокую цену.

Еще Игорь делал ухвалы судов – не решения, а ухвалы – он же рейдер, у него это все налажено! – с тем, чтобы нельзя было провести конкурс. И в один вечер он сделал ухвалу, а я перебил ее решением суда!

И там было где–то 12 часов до следующего дня, когда у Игоря появилось новое решение. В этот промежуток времени Фонд госимущества смог продать рынок – абсолютно законно, и за адекватную сумму – 50 миллионов. Сравните – "Привоз" был продан за 1 миллион.

А дальше вы знаете – третий президентский тур, я был объявлен врагом государства и выехал из Украины, потому что не хотел доказывать свою невиновность, сидя в тюрьме.

И получается, что Коломойский и Луценко лоббируют интересы не государства, а этого коллективного предприятия. И после этого Семенюк своим приказом назначает директора – хотя в акционерном обществе директора определяет собрание акционеров – и этим директором тоже оказывается человек Коломойского!

То есть Игорь (Коломойский) достиг того, чего хотел – он бесплатно получил этот объект и зарабатывает там деньги. А Луценко меня выгоняет из страны. А Евдокимов становится первым заместителем МВД – а это человек Коломойского из Днепропетровского. Это – хорошие ребята, а я, получается – негодяй!

– Так, может, вам, как Коломойскому, в какой–то момент надо было сделать ставку на Тимошенко?

– А как она относится к дружбе наших народов?

– Ну, говорят, год назад она бывала на встречах у Путина.

– О, а об этом я ничего не знаю! Думаю, это ее какие–то выдумки…

– То есть вы считаете главными врагами честного бизнеса в Украине Суркиса и Коломойского?

– Ну, я так понимаю, что Коломойский уже просто съел Суркиса и не подавился. Думаю, это не последний человек, которого он съел. Суркис – уже никто, так, одна из составляющих частей Коломойского. А Коломойский – конечно, вредное такое образование для экономики.

***

P.S. Учитывая резкий тон интервью Максима Курочкина, "Украинская правда" обратилась за комментарием к фигурантам разговора. В частности, Григорий Суркис на наши вопросы ответил так: "Я абсолютно не собираюсь комментировать бред. Это мне напоминает известный фильм: идет человек, упал, потерял сознание, очнулся, гипс – открытый перелом. Других комментариев у меня нет. Я только с юмором отношусь к тому, что прочел".

Константин Григоришин не стал комментировать сказанное Курочкиным. Юрий Луценко сказал "Украинской правде", что претензии в адрес МВД времен его руководства необоснованны, поскольку эпизод с 10 тысячами долларов, который инкриминируют Курочкину, касается периода до оранжевой революции. "Насколько я знаю, это дело находится в международном отделе Генпрокуратуры и готовится для передачи в Россию, поскольку Курочкин – российский гражданин и будет отвечать там", - сказал Луценко.

Мы также готовы подать точку зрения других лиц, о которых упоминал Курочкин – в частности, Игоря Коломойского, который ведет закрытый образ жизни.