Маленькие жертвы большого секса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Маленькие жертвы большого секса

"Секс у нас давно уже есть. Причем процветают его самые гнусные формы — в первую очередь педофилия. Странно, что власти в лице депутатов Госдумы заметили это лишь на прошлой неделе, посмотрев на закрытой комиссии крутое детское порно...

     Считается, что в разгар любой кампании, начатой властями, явление, которому кампания посвящена, временно затихает. Но в случае с использованием детей в качестве сексуальных объектов в порноиндустрии это правило не сработало.
     Корреспондент “МК” потолкался возле торговых палаток у Ленинградского вокзала всего 10—15 минут, когда к нему подошел молодой человек и поинтересовался, что интересует.
     — Да вот, чего-нибудь “остренького” ищу.
     — Гомо-гетеро-дети? — деловито поинтересовался парень.
     — Ну... чего-то с молоденькими.
     Кассета с участием детей стоила 500 рублей. За “жесткое порно с элементами насилия” просили на 200 рублей дороже...
     Познакомиться с потенциальными актерами тоже не составило большого труда.
     Кирилл, 10 лет, туляк. На улице полгода. Отец пьет, матери нет. На левой брови — шрам: “папаша ударил о батарею”.
     Леша, 10 лет, из Ярославля. Отца нет, мать пьет. В этот раз на улице три недели, из них неделю — в Москве.
     Вася из Нижегородской области, 11 лет. Отца нет, мать пьет, выгнала из дома...
     Судьбы — как под копирку. Отличные биографии для того, чтобы стать “звездой порнобизнеса”.
     К детям постоянно обращаются неизвестные люди с предложением пойти на квартиру, посниматься. Предложения маскируются просьбой помочь по хозяйству за вознаграждение. Но ребята прекрасно знают, что скрывается за этими словами.
     Кириллу, к примеру, предлагали от 250 до 8000 тысяч рублей за день съемок. Эти ребята говорят, что отказывались. Но “другие пацаны соглашаются”. Рассказывает Леша:
     — Сидим мы на Пушкинской. Подходит дядька лет 40. С бородой и усами, в темных очках, черноволосый. Говорит: “Пойдем в милицию”. А я про него точно знаю, что он не милиционер. Мы убежали...
     По словам детей, уже после нашумевшего убийства мальчика Жени на Курском вокзале, на 5-й платформе изнасиловали и убили 14-летнюю девочку Кристину...
     Дико было слушать эти истории от обыкновенных на вид, разве что замызганных детей. Не дебилов, с нормальными лицами, с нормальной для их возраста речью...
     Любители малолеток съезжаются в Москву со всего мира и чувствуют себя здесь комфортно. Их ждут чудеса сервиса: огромный выбор сексуальных рабов от 7 до 14 лет, копеечные цены и — если не очень повезет — очень смешные сроки уголовного наказания. Благодаря всем этим “прелестям” российская столица может смело претендовать на звание мирового центра детской секс-индустрии.
     Взрослые московские проститутки принимают клиентов в “апартаментах” и выезжают к ним на дом. Их услуги стоят минимум 50—70 долларов... Беззащитные дети-проститутки лишены даже этих “благ”. Они снимаются на вокзалах — за 50 рублей, за пачку сигарет, за тюбик клея. Больше требуют “мамки” — до 500 рублей за девочку (причем торг уместен).
     Торговля детьми в Москве — очень безопасный бизнес. Ольга, сутенерша с Курского вокзала, о которой “МК” писал еще несколько месяцев назад, и сейчас спокойно “работает” на прежнем месте. А самая известная московская обитель извращенцев — у памятника героям Плевны — цветет пышным голубым цветом уже много лет. “Зачистки” здесь проводятся чуть ли не раз в неделю. Но все возвращается на круги своя... По словам самих беспризорников, некоторые сотрудники милиции берут с них дань. Тариф гуманный — “всего” по 50 рублей с носа. Видимо, делают скидку на возраст...
     ...На Курском вокзале в разгар нашей беседы с помощницей сутенерши Ольги, некой Леной, появился милиционер и потребовал предъявить документы. Лена давно утеряла свой паспорт, но ее-то как раз не забрали. В “обезьянник” попал корреспондент “МК”.
     В Московско-Курском ЛУВД, куда его доставили, причину задержания никто не объяснил, а местный начальник уголовного розыска Сергей Макаров даже пригрозил: “Мы, опера, никому не верим — у нас есть три часа на установление вашей личности. Это время мы предлагаем вам провести в камере предварительного заключения: там уже сидят и проститутки ваши любимые, и бомжи...” Это несмотря на предъявленный паспорт и удостоверение газеты!
     Но, переписав домашний адрес и телефон, Сергей неожиданно ударился в философию:
     — Жизнь путан тяжела. Вот “мамка” Ольга воспитывает четырех детей, гражданка Украины, вам бы с ней пообщаться… — посоветовал он. И, получив согласие, бодрым шагом проводил корреспондента к центральному входу на вокзал, где толпились проститутки. Там, приобняв “мамку”-Олю, он сказал: “Олечка, познакомься! Это журналист из “МК”.
     После столь теплого знакомства Ольга радостно сообщила, что даже когда были облавы на всех беспризорников, ее девиц не тронули.
     — Потому что это не считается “точкой”, — объяснили местные путанки. — Порой дело даже не в 50 рублях: малышня сама садится к “добрым дяденькам” в машины и едет на квартиры за пачку сигарет. Почти за бесплатно соглашается на съемки...
     ...В отличие от вокзальных ребята, которые торгуют собой у памятника героям Плевны, считают себя профессионалами. Корреспонденты “МК” поговорили с некоторыми из них.
     Димке — 13 лет, свою проститутскую деятельность он воспринимает просто как бизнес. У беспризорников между собой так и принято говорить: “сдавать себя в аренду”. Магомету — 15. Они оба — из Ростова-на-Дону. Именно старший товарищ предложил Димке “поработать” в Москве. Но с одного клиента удается стрясти всего 100 рублей, так что разбогатеют мальчишки еще не скоро.
     На Плешке беспризорники работают самостоятельно: никаких сутенеров у них нет. Действо может происходить прямо в ближайших кустах, но чаще переносится в машину или на квартиру “арендатора” детского тела. Иногда пацаны объединяются толпой, чтобы дружно кинуть клиента: стоит заплатить деньги — и на него набрасываются с кулаками. Существует в этой детской “работе” и сезонная специфика. На холодную зиму бомжата стараются найти себе “дом” — сожительствуют с клиентами весь сезон практически бесплатно, за еду и компьютерные игры. А весной появляются на вокзале в новой одежде с карманами, набитыми деньгами. Правда, часто платой за это богатство становятся букет венерических заболеваний и даже СПИД. Кто-то после “зимовки” вообще не возвращается...
     Отдельная сфера “бизнеса” — детская порнография. У любого московского ларька с видеоэротикой обязательно вертится хмырь с бегающим взглядом, который предлагает кассеты с характерными названиями: “Извращенец и малолетний” или “Изнасилование ребенка”. Стоят они от 300 до 500 рублей. Правда, по словам работников МУРа, вокзальные распространители составляют лишь мизерную часть порнодельцов, самую верхушку этого айсберга. В основном кассеты расходятся по проверенным, тайным каналам и стоят гораздо дороже — от 45 до 300 долларов. На московском черном рынке представлена и отечественная, и западная порнопродукция. Но западная в основном распространяется через Интернет, а вот кассеты с порнофильмами — в большинстве наши.
     Денег за съемки в порно дети обычно не получают. Да и взрослые мерзавцы, насилующие их перед камерами, довольствуются “гонорарами” рублей в 200. Они “работают ради удовольствия”. Практически все задержанные производители и распространители детской порнографии имеют сексуальные отклонения. За несколько лет в Москве был осужден лишь один распространитель детского порно, занимавшийся этим только ради выгоды. Он делал вещи сравнительно невинные: скачивал картинки из Интернета и продавал.
     А сколько же всего уголовных дел было возбуждено в Москве за детскую порнографию? Этого не знает никто! По абсурдной причине: в российском законодательстве... просто нет такого понятия.
     Извращенца могут обвинить либо в распространении порнографии (неважно какой — взрослой или детской), либо в “развратных действиях в отношении малолетних”. Преступники получали крупные сроки, только если истязали ребенка перед камерой. А так — распространители детского порно отделываются сроком до двух лет, а развратники — до четырех. И любому бомжу проще “приласкать” ребенка перед камерой, чем, скажем, украсть курицу. Последнее преступление по нашим законам более тяжкое: за кражу можно и лет пять получить...
     Наши законы не оставляют развратников без “участия” и за тюремной решеткой. Так, после амнистии в мае 2000 года на свободу вышли практически все российские педофилы. 
     Характерный пример. По громкому делу “Голубой орхидеи” — изготовителей и распространителей детского порно — были задержаны и русские, и американцы. Наш человек получил за распространение порнопродукции полтора года тюрьмы, но отсидел меньше года. А американец ждет суда в марте у себя на родине. И прокурор штата требует для него пожизненного заключения...
     В США за детскую порнографию дается минимум от 15 лет — даже если человек провозит единственную кассету для собственного пользования из штата в штат. Не дают поблажек извращенцам и в других западных странах. В Голландии и Германии в тюрьму сажают и за хранение кассет с детской порнографией.
А у нас... У нас пока борются только за то, чтобы преступления, связанные с развратными действиями в отношении несовершеннолетних, называть особо тяжкими. И осуждать на сроки от пяти лет. Пока же Москва открыта для извращенцев всех кровей. За последние два года в столице было задержано пять иностранных педофилов. А сколько “секс-туристов” погуляли в Москве безнаказанно — остается только гадать..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации