Маленькие рабы большого города

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Маленькие рабы большого города Этих детей заставляют клянчить деньги, торговать собой, вкалывать за кусок хлеба. Но привлечь к суду их «работодателей» почти невозможно

""Лена родом с Украины. Мама не работает, папа - инвалид. Ей было 16, когда на улице она «случайно» познакомилась с Аней - девушкой постарше на год-два. Слово за слово - и новая знакомая настолько прониклась к Лене симпатией, что предложила вместе со своей тетей поехать на заработки в Москву. Обещала устроить продавцом на рынок. В Россию Лену провезли по чужим документам. В Москве «тетя» разъяснила, что в продавцы малолетку никто не возьмет, поэтому зарабатывать придется попрошайничеством. Лена обязана была приносить ежедневно по 1000 рублей. Если собирала меньше, «тетя» ее избивала. - Будешь плохо работать - домой вообще не уедешь! - орала она. Так продолжалось несколько месяцев, пока в мае этого года Лену не задержали у станции метро «Щукинская»... Случай с Леной - для Москвы уже редкость. Это лет пять назад вовлечение в попрошайничество чужих детей было довольно распространенным видом криминального бизнеса. Бывало даже, что сутенеры за гроши «арендовали» ребятишек у родителей-пропойц и привозили в столицу из Молдавии и Украины «бригады» попрошаек по 5 - 6 человек. Но в 2002 году президент наконец-то дал команду разобраться с беспризорниками. Бродяжек и попрошаек начали задерживать. А тех, кто находился в Москве без родителей или «законных представителей» (с нотариально оформленной доверенностью на воспитание и обучение ребенка), - отправлять по месту прописки. Теперь в Москве гораздо безопаснее и выгоднее выставлять на паперть собственных детей. Попрошайки В электричке на перегоне Москва - Ховрино задержали молдаванина с двумя дочерьми, 6 и 8 лет. Сам он играл на гармони, а дочки пели тоненькими голосами. По словам сотрудников транспортной милиции, за день отец «зарабатывал» на своих дочурках по нескольку тысяч рублей. Трехлетний малыш из Молдавии побирался по электричкам. Деньги, собранные его грязной худой ладошкой, родители пропивали. Однажды по пьяни они забыли сына в электричке. Мальчика обнаружили спящим в вагоне милиционеры. Поместили в больницу, потом в приют. Через несколько месяцев отыскали мать, но она от ребенка отказалась. Малыша отправили на родину к деду. Стайка таджикских детей попрошайничала на Яузской улице. Когда машины останавливались на светофоре, мальчишки высыпали на дорогу и клянчили деньги у водителей. Самому младшему из них было 5 лет. 14 июня этот малыш не успел вовремя убежать с проезжей части и угодил под колеса микроавтобуса. Ребенок погиб. Мать и отец на месте трагедии так и не появились. Родители попрошаек предпочитают «не светиться» рядом со своими детьми. Ребятня побирается в вагонах (или торгует на перекрестке букетами, бросовыми часами), а взрослые наблюдают за ними издали, стараясь не привлекать внимания. Это в лучшем случае. Чаще детей оставляют вовсе без присмотра, а в случае чего связываются с ними по мобильному телефону. Когда ребенка задерживают, папа с мамой оказываются как бы ни при чем: мол, сами не знаем, что с ним делать, совсем отбился от рук! И «непослушное» дитя возвращают в лоно семьи. Но даже если родителей «взяли с поличным», призвать их к ответу закон не позволяет. - Во-первых, дело можно возбудить только против того родителя, который попался на попрошайничестве в третий раз за год. Причем с одним и тем же ребенком, - говорит Сергей КНИЖНИКОВ, старший инспектор отдела по делам несовершеннолетних УВД на метрополитене. - Поэтому попрошайки «работают» с разными детьми, а после второго задержания на какое-то время исчезают. Но как только истекает год с момента первого задержания, они снова выходят «на работу». Есть еще одна проблема: необходимо, чтобы ребенок дал показания, что мать (или отец) заставляет его просить милостыню. Но если дети 3 - 5 лет еще могут проговориться, то ребята постарше родителей выгораживают. А с младенцами ситуация совсем абсурдная - с них-то показания не снимешь! Закон бессилен Весной этого года в метро задержали украинку сорока лет с младенцем на руках. Забулдыга, каких мало. Сына довела до такого состояния, что он уже гнить стал заживо! Двухлетний мальчик выглядел на год. Весь пах был в гнойничках. Врачи увезли его в больницу. Мать сбежала и до сих пор скрывается. А вот и вовсе дикий случай. Контролер станции метро «Выхино» сообщила постовым милиционерам, что молодая женщина с грудным ребенком выпрашивает у пассажиров деньги. Когда ее задержали, увидели, что двухмесячный мальчик мертв. Патологоанатомы установили: ребенок умер от пневмонии. Мать - гражданка Украины - говорит, что просто растерялась, когда обнаружила, что он не дышит, и повезла его на метро к подруге, чтобы вместе похоронить. Опровергнуть это было невозможно, и прокуратура закрыла дело. Сотрудники правоохранительных органов попросту не знают, что делать. В УК есть статья, по которой «за вовлечение несовершеннолетних в бродяжничество и попрошайничество» можно и родительских прав лишить, и штраф заставить платить, и даже посадить года на два. Но в 2003 году была принята поправка. В ней говорится, что родители не могут быть привлечены к уголовной ответственности по этой статье, если они вынудили ребенка бродяжничать и попрошайничать «вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствия места жительства». Поправка, может, и нужная, но совсем не учитывает, что в тяжелые жизненные обстоятельства эти родители почти всегда попадают по своей вине и даже по доброй воле. Откуда возьмутся жилье и деньги, если они и не думали искать работу?! Благодаря этой поправке к иногородним матерям-попрошайкам вообще не придерешься. Безнаказанными эти мамаши остаются еще и потому, что в России не разработан механизм, по которому их можно задерживать, содержать в каком-нибудь спецучреждении вместе с ребенком до выяснения всех обстоятельств, а потом отправлять на родину. - Младенца разлучать с матерью нельзя, - объясняет Антонина РЯБОВА, зам. начальника Управления службы участковых и подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД Москвы. - А у нас законом предусмотрено только раздельное содержание детей и взрослых, и даже средства на их прокорм и дорогу домой выделяют разные ведомства. Пока эта проблема не будет решена, милиции остается составлять протоколы, грозить мамашам-попрошайкам пальчиком и отпускать. Работники с рынков Зайниддину и Бахаду по 17 лет. Приехали из Таджикистана. Оба работают на рынке в Ясеневе. Зайниддин - у двоюродного брата. Он и грузчик, и уборщик, и сторож. За работу ни копейки не получает. И обижается, когда его спрашивают, почему вкалывает даром: «Что, я с брата деньги буду брать?!» Когда видит недоумение, пытается родственника оправдать: «Он обещал матери деньги посылать!» Посылает ли брат деньги, Зайниддин точно не знает. А спросить неудобно. Брат и так много для него делает: разрешает ночевать на складе, кормит... У Бахаду положение совсем незавидное. Родни здесь нет. Надежды помочь семье никакой. За работу с 6 утра и до закрытия хозяин платит ему скудной едой и местом для ночлега... в контейнере. Этих ребят «выловили» инспектора по делам несовершеннолетних Юго-Западного округа во время рейда. Оба жутко грязные, видно, что из своей одежды они не вылезали уже несколько месяцев. По-русски говорят с трудом. Прямая дорога им - в спецприемник, а оттуда - обратно на родину. За этот год в страны СНГ депортированы семьдесят подростков, приехавших в Москву на заработки. Без образования, без профессии, без знания языка они становятся здесь жертвами жесточайшей эксплуатации. Но никогда не жалуются. Потому что боятся хозяев и милиции. И ни в ком не встречают сочувствия. Кстати, если бы не рейд, Зайниддин и Бахаду еще долго батрачили бы на Ясеневском рынке. Виной тому очередной законодательный казус. Оказывается, чтобы определить подростка в спецприемник, нужно собрать: адвоката, представителя спецприемника, сотрудника районной администрации, инспектора отдела по делам несовершеннолетних и судью. Дело это хлопотное. Поэтому милиция предпочитает задерживать беспризорников только во время рейдов - большими партиями, а в остальные дни попросту не замечать. Лолиты с площади Трех вокзалов Люда - из Владимирской области. Когда ей было 14, сбежала от опекунов в Москву. Ночевала на вокзале. Попала на глаза сутенерам. Угрозами и уговорами ее заставили заниматься проституцией. Сейчас ей 17. Продолжает «обслуживать» Ярославский, Казанский и Ленинградский вокзалы. Патимат - из. Ей 17. Родители разведены, мать пьет. Познакомилась с молодой беременной женщиной по имени Юля. Та предложила поехать с ней в Москву и поработать няней. Патимат с радостью согласилась. Но в столице Юля и ее муж Алексей (оба наркоманы) заставили Патимат заниматься проституцией. По ее словам, на них «работали» еще две девочки с Украины. А в скором времени супруги собирались поехать в Белоруссию и на Украину за новой партией малолеток. Люба - из Нижегородской области. Жила с мамой в общежитии. Подруга позвала ее в Москву на заработки и заманила в притон на северо-западе. Получила за это 100 долларов от сутенера. В квартире, кроме Любы и ее подруги, жили еще несколько девушек 16 - 17 лет. Любе удалось убежать, но ее поймали и заставили «обслуживать клиентов». Две подружки из Ярославской области сбежали из дома. Ехали в Москву на попутках. По дороге приторговывали собой. Наконец подсели в машину к негодяям, которые привезли их к себе на квартиру и удерживали несколько дней. Девчонок насиловали, прижигали сигаретами... Всего в издевательствах участвовали восемь человек. Подружек освободила милиция, но они отказались писать заявление на своих мучителей. Воспитатели спецприемника, где содержались девчонки до отправки домой, не могут забыть слов, которые подружки сказали им на прощание: «Приедем в Москву опять и будем тем же самым заниматься!» Подавляющее большинство девчонок рвутся в Москву не для того, чтобы стать проституткой. Но, попав в лапы сутенеров, ломаются под давлением угроз и уговоров опытных растлителей. Деградация происходит очень быстро, и торговля телом становится привычной работой. Девчонки живут в квартирах по 10 человек. Иногда - в заброшенных домах. Им достается не больше трети выручки. Но нередко сутенер забирает себе почти все, выдавая малолеткам только деньги на карманные расходы. Привлечь сутенеров к уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в проституцию удается крайне редко. Девчонки боятся давать показания. Часто не знают ничего, кроме номера мобильника и псевдонима хозяина притона. И наконец, даже если сутенер оказывается в руках милиции, доказать, что он знал возраст девочки, очень трудно. В этом году из Москвы в другие регионы России были отправлены 330 беспризорников, а в страны СНГ депортированы 70. Фото: ВАЛЕЕВ Леонид ЦИФРА В 2004 году было зарегистрировано 750 фактов эксплуатации взрослыми (в большинстве случаев родителями) детей-попрошаек, за шесть месяцев этого года - 380. Что делать? Антонина РЯБОВА, зам. начальника Управления службы участковых и подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД Москвы: - Вместе с Департаментом соцзащиты мы внесли в правительство Москвы предложение о создании спецучреждения для совместного содержания матерей-попрошаек и их детей. Скорее всего, его откроют в Южном округе. На 25 человек. Когда оно начнет работать, мы сможем выдворять этих женщин за пределы России. Евгений БАЛАШОВ, депутат городской Думы: - На этой неделе внесен на рассмотрение Московской Думы проект законодательной инициативы по отмене поправки к статье 151 УК. Эта поправка освобождает от уголовной ответственности тех родителей, которые вовлекают своих детей в попрошайничество «в силу тяжелых жизненных обстоятельств». Ее приняли в угоду Западу, чтобы выглядеть в глазах мирового сообщества большими гуманистами. Но она чудовищно мешает работать! Из-за нее очень сложно защищать детей от эксплуатации родителями-попрошайками. ВОПРОС - РЕБРОМ Подавать ли попрошайкам? Леонид РОШАЛЬ, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии: - Когда перед тобой стоит женщина с ребенком, у нее же на лице не написано, использует она его для обогащения или нет. Поэтому лично я милостыню детям всегда даю. Но каждый раз сомневаюсь. Лолита, певица: - Женщинам с детьми подаю редко. В стране работать некому, а они милостыню просят! У меня много знакомых с детьми. В том числе тех, кто мало зарабатывает. Женщины «пашут», учатся, тянут детей без мужа... А эти на паперти стоят! Это как грязное заболевание. Григорий ОСТЕР, писатель: - Мне кажется, что подаяниями мы создаем соблазн для ужасных людей зарабатывать на собственных детях. Диакон Андрей КУРАЕВ: - В одном из древнейших памятников христианской письменности «Учении 12 апостолов» есть такие слова: «Милостыня да запотеет в руке твоей». То есть прежде, чем подать монетку, ты подумай, кому подаешь. На пользу это пойдет или нет. Если вы хотите кому-нибудь помочь, то лучше осмотритесь вокруг, найдите человека или семью, которым действительно нужна помощь. И отдайте деньги им, а не профессиональным попрошайкам. Сергей КНИЖНИКОВ, старший инспектор Отдела по делам несовершеннолетних УВД метрополитена: - Не подавайте детям! Малолетний попрошайка быстро привыкает к легкой наживе. Зачем ему учиться и работать, если можно жить за чужой счет?! Если вы увидели ребенка, который бродяжничает и побирается, сообщите о нем по телефонам «горячей линии»: 727-31-56 (Департамент соцзащиты) и 200-99-77 (ГУВД г. Москвы). Помогите его спасти!" "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации