Малины питерской братвы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Наша Версия на Неве", origindate::08.11.2010

Малины питерской братвы

Каждый уважающий себя бандитский клан Петербурга должен был иметь собственный ресторан

Наталья Матвеева, Андрей Пекарев

Неотъемлемой приметой «бандитского Петербурга» 1990-х годов являлись места сбора его главных и второстепенных героев. Такими точками стали заведения общественного питания, где концентрировался криминальный элемент. Каждое из них находилось под неусыпным контролем оперативников и нередко служило местом задержаний, о которых в тот же вечер сообщалось в теленовостях.

Многие будущие лидеры бандитов начинали в сфере питания и обслуживания. Так, в советское время глава «малышевской» группировки Александр Малышев подвизался швейцаром, авторитетный адвокат Руслан Коляк — барменом в общепите «Рим», а верховный руководитель «тамбовских» Владимир Кумарин — вышибалой в кафе «Таллин».

Одним из самых популярных мест концентрации учётного контингента считался ресторан «Тихая жизнь» на проспекте Энергетиков, чьё название так трогательно гармонировало с расположенным напротив кладбищем. В этом общепите собирались представители различных ОПГ, и во время регулярных рейдов правоохранители фиксировали в «Тихой жизни» довольно знаменитых личностей. Включая некоторых временно ушедших в стан бандитов экс-милиционеров, которые затем вернулись к законному промыслу и сейчас работают на высоких государственных постах.

Не чужд организованной преступности был и сам хозяин заведения, бизнесмен Юрий Лысенко. Помимо общественного питания, этот высокодуховный человек прославился благодаря созданному им фонду возрождения русских традиций «Императорский дом». К сожалению, коммерсант был зверски убит: по официальной версии, на Юрия Николаевича обиделся его телохранитель, недовольный условиями работы и грядущим увольнением. Так как вместе с господином Лысенко рукояткой от пистолета проломили голову его супруге, лишённый руководства культовый ресторан не пережил перехода от девяностых к нулевым.

Как вспоминают выжившие очевидцы, в «Тихую жизнь» любил заглядывать криминальный авторитет по кличке «Колесо». Его собственным местом релаксации была гостиница «Карелия», не раз становившаяся местом кровавых расправ над проштрафившимися подельниками «Колеса». Их порой даже спускали по частям в канализацию. Но затем босс продал актив, а сам, по слухам, занялся административной деятельностью в Токсовском районе. Имеет ли данный таинственный фигурант отношение к благообразному и добропорядочному токсовскому депутату Владимиру Колеснику? Несмотря на шёпот злых языков, мы до конца уверены в чистоте Владимира Петровича перед российским законодательством.

Закусить по-тамбовски

Так как у больших ОПГ обычно бывало довольно много лидеров, некоторые кланы обрастали сразу несколькими общепитами. Например, самым знаменитым «тамбовским» заведением, в 1990-е годы считались удачно размещённые посреди Невского проспекта «Голливудские ночи».

В числе их отцов-основателей называли депутатов Государственной Думы от ЛДПР Михаила Глущенко («Миша Хохол») и Вячеслава Шевченко («Дядя Слава»), младшего брата последнего Сергея Шевченко, а также племянника мэра Санкт-Петербурга Александра Собчака, ставшего первым управляющим клубом-рестораном. Он же был инвестором, вложившим в проект 800 тысяч долларов — впрочем, сколько из них на самом деле принадлежало Собчаку-младшему, неизвестно до сих пор. Разборок в «Ночах» не было, зато выступления звёздных артистов проходили регулярно, иногда к ним присоединялся сам лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Так что заведение скоро стало популярным среди состоятельных петербуржцев, в том числе и тех, кто был чужд бандитизму.

Однако отцов-основателей клуба преследовала злая судьба. Парламентарий Вячеслав Шевченко был зверски убит на Кипре вместе со своим партнёром, завсегдатаем «Ночей» Юрием Зориным. Обвиняемый в этом убийстве парламентарий Михаил Глущенко по сей день не может выбраться из СИЗО. Запуганный смертями Сергей Шевченко спит, ест, работает и живёт в помещении повышенной безопасности без единого окна, попутно побывав на скамье подсудимых за вымогательство 10 тысяч долларов. Наличность «просили» у питерского издателя из-за критической статьи, где выступавшие в «Ночах» под именем группы Prodigy исполнители были объявлены фальшивым клоном. Атаковали этими настойчивыми «просьбами» пострадавшего журналиста в одном из кабинетов того же клуба. Шевченко-младший получил 7,5 лет условно, стал в «Крестах» инвалидом и был вынужден сложить мандат депутата Законодательного Собрания Петербурга. Александра Собчака объявили в розыск по обвинению в зверском убийстве нескольких курируемых им проституток, а сменивший его в «Ночах» Александр Габитов немало настрадался от жёлтой прессы, смаковавшей подробности его развода с дочерью спикера Государственной Думы Геннадия Селезнева.

Даже после открытия «Ночей» и своей любимой «Золотой страны» глава «тамбовских» Владимир Кумарин приходил посидеть в ресторане «Магриб» на том же Невском. Цены тут были высокими, поэтому рядовые бандиты предпочитали развлекаться в Казачьих, Балтийских и Мытнинских банях. Держали «Магриб» арабы, которых крышевали чеченцы. Место считалось мирным, деловые переговоры там не проводились, а лидеры собирались, чтобы просто отдохнуть и покурить кальян.

Куда более простая публика сходилась в кафе «Вечер» на Таллинской улице, созданном «околотамбовским» авторитетом Александром Ефимовым («Фима-Банщик»). Заведение стало для Александра Евгеньевича не только штабом, но и явочной точкой: говорят, чтобы выйти на «Ефима», достаточно было прийти в это кафе и сказать: «Привет от Николая Григорьевича».

Криминальные сводки содержат информацию о многих происшествиях в этом месте, включая торговлю документами, оружием, наркотиками, детонацию подложенных врагами взрывных устройств и прицельную стрельбу. Например, однажды там в обеденное время был ликвидирован ближайший сподвижник «Фимы». Под выстрелы случайно попала и официантка, отделавшаяся ранением в руку.

От чеченцев к армянам

Отставные оперативники этнического отдела РУОП рассказали нашему корреспонденту, что ранее имевшее форму вигвама, а ныне перестроенное кафе «Индиана» многие годы являлось центром притяжения чеченской группировки. Неудивительно, что при задержаниях туда приходилось заходить с СОБРом, порой проводя по несколько рейдов подряд и вылавливая за раз не менее 30 человек. На втором этаже «Индианы» располагалось казино, которое любил посещать покойный чеченский авторитет Джафар, известный тем, что организовал передачу пистолета в «Кресты». Ствол предназначался для организации побега знаменитого бандита Сергея Мадуева по кличке Червонец, влюбившего в себя следователя прокуратуры. Именно их историю описал в своем фильме «Тюремный романс» режиссёр Сергей Соловьёв. Также бывали влиятельные вайнахи Идрис и Мансур, ныне ставшие законопослушными коммерсантами.

Выбор места выходцами из Чечено-Ингушетии был обусловлен во многом тем, что неподалёку, рядом со станцией метро «Академическая», располагался палаточный рынок, который они же крышевали. За порядок на базаре отвечал Асламбек Маленький, убитый в начале 2000 года в подъезде дома в Калининском районе, где он снимал квартиру.

Затем заведение много раз переименовывали, и особенно оно прославилось, как клуб «Лава», где новые хозяева-армяне стали устраивать вечеринки, на которых знакомили своих парней и девушек с целью создания этнически однородных семей. Русских туда не пускали, но представители кавказских народностей появлялись регулярно, особенно чеченцы. Эти желали не создавать семьи с армянскими красавицами, а просто оттянуться, и гуляли порой очень бурно. После того, как два дагестанца и чеченец избили возле метро милиционера, пускать стали только проверенных посетителей, а на входе постоянно висел список приглашённых. Сейчас кафе опять перепродано, там находятся японский ресторан и суши-бар.

С 1990-х годов армяне также облюбовали заведения Красногвардейского района. Они до сих пор регулярно собираются в кафе на проспектах Ударников и Косыгина, а также в ресторане «У камина» в Репино, где нередко бывают и азербайджанцы. Авторитет Юра-армянин держал «Дискотеку Зет» на Бухарестской улице, где бойко торговали кокаином. В ходе передела рынка наркотиков Юру и убили.

Офис посещавшего «Индиану» Джафара располагался в кафе с сауной на Шоссе Революции, 15. Почти не говорящие по-русски соплеменники приводили сюда коммерсантов, которые оказывались им платить, а Джафар доходчиво объяснял, кто сколько должен и что будет с самыми упрямыми и жадными.

На одной из таких встреч оперативники повязали группу чеченских вымогателей. Один из них оказал сопротивление при задержании и был ликвидирован. А четыре года назад ресторанчик, подобно «Индиане», перепродали армянам. Но вайнахи продолжали в него заходить столь активно, что один из них во время ссоры с армянином выстрелил в него из травматического пистолета. Пуля попала в стену и отрикошетила стрелявшему в череп. Чеченцу сделали сложную операцию, вставили титановую пластину в голову, за что он, подобно знаменитому соплеменнику Салману Радуеву, получил кличку Титаник. Сейчас этот выдающийся человек трудится в коллекторской фирме и легально выбивает долги для банков.

Гостиницу «Чайка» на Серебристом бульваре в Приморском районе официально держал татарин, но подлинным хозяином был имевший офис в апартаментах «Чайки» чеченский лидер Соломон. Группировка тёзки иудейского царя крышевала доходные места в Пушкине, где располагался филиал гостиницы. Именно оттуда РУОПовцы освободили отказывавшегося платить чеченцам бизнесмена-индуса, после чего Соломон и четверо его подельников отправились за решётку.

Жадность Алекперовых сгубила

Многочисленные петербургские азербайджанцы традиционно предпочитают собираться по своим районам. Так, люди из Шамхорского района Азербайджана уже почти 20 лет встречаются под Володарским мостом, где в шатре у пруда действует кафе-шашлычная. Тут, кроме шамхорцев, часто бывают и выходцы из других регионов, желающие спокойно обсудить текущие проблемы. Директор шатра известен тем, что в 2000 году получил в 45-м отделе милиции 250 паспортов граждан России для соплеменников, причём начальницу паспортного стола до этого часто видели под Володарским мостом. За незаконную выдачу документов она получила условный срок.

Из оставшихся в живых известных криминальных элементов тут часто бывает Габил, крышевавший в начале 1990-х Калининскую овощную базу. Прошлое остальных не менее колоритно, но сейчас это уважаемые бизнесмены и лидеры диаспоры, которые вхожи в самые высокие кабинеты.

Позднее азербайджанцы открыли много других заведений, по числу которых они опережают прочие малые народы. Самые влиятельные собирались в ресторане «Микки» на Октябрьской набережной, где с почётом встречали нужных чиновников, включая заместителя прокурора города. Любили уроженцы прикаспийской республики и ресторан на улице Народной, но после того, как в 1996 году там расстреляли их свадьбу, он стал менее популярен.

Крышевавшаяся азербайджанцами «Куракина дача» на проспекте Обуховской обороны известна побоищем, которое устроил в ней дагестанский авторитет Мага Треугольник. Недовольный едой и обслуживанием, Мага собрал 30 земляков, которые приехали с битами и металлическими трубами, разгромили заведение и жестоко расправились с его персоналом. Мстители так увлеклись погромом, что не заметили, как закрывшееся в подсобке руководство вызвало свою крышу, после чего сам Мага был избит и оказался в больнице. Через несколько месяцев его арестовали, осудив по статье «хулиганство» за нападение с ножом на маленькую девочку, посмевшую бегать по двору во время отдыха Треугольника.

Азербайджанцы из Агдамского района, которыми руководит Мурад, до сих пор сидят в ресторанах «Агдам» на улице Правды и в Московском районе. Среди выходцев из всех местностей республики популярна также сеть общепитов «Сказки Шахерезады», самые известные из точек которой находятся на Октябрьской набережной и проспекте Луначарского. Ранее заведения принадлежали братьям Алекперовым, но владельцев погубила жадность.

Обвинив одного из барменов в недостаче 3000 рублей, господа Алекперовы заперли его в подвал, а затем с помощью сотрудников своей охранной фирмы ворвались в квартиру матери виноватого, вынеся оттуда всё ценное. После этого от пленного потребовали большой выкуп. Однако оперативники проникли в квартиру под видом принёсших деньги татарских родственников похищенного и освободили несчастного бармена. Братья были арестованы вместе с четырьмя сообщниками.

Дагестанцы против курсантов

Ветераны РУОПа вспоминают, что в прошлом десятилетии много ресторанов, например, сеть кафе «Сахара», держали арабы и индусы. Как правило, это были богатые студенты, также находившиеся под опёкой чеченцев. Не желавших пользоваться услугами «охраны» похищали, причём особенно не повезло студенту Политехнического института Магдухару. После освобождения из плена чеченской банды Соломона его выкрали дагестанцы во главе с неким Вилли. Оперативники рассказывают, что за время этих похищений Магдухар выучил телефон их отдела, а также русские фразы: «Меня взяли», «Денег надо» и «Ребята подъедут». Семеро его похитителей получили сроки, а главарь дагестанцев дважды чуть не стал жертвой покушений: сперва когда ехал на машине по шоссе, а потом в автосервисе. В ходе передела бизнеса между кланами Вилли поддержал одного из лидеров дагестанской группировки по имени Давид, а после покушений отошёл от дел.

Вилли, Давид и компания любили посидеть в кафе «Рандеву», а также в открытом в Озерках комплексе «Бада-Бум». Руководил им еврей Юра, а крышевал дагестанец Руслан. Сейчас Руслан и три его брата известны как меценаты, организаторы соревнований по боевым искусствам и владельцы юридической конторы.

Как правило, дагестанцы, и прежде всего аварцы концентрировались в сетях ресторанов «Айвенго» и «Лайма», а также в клубе «Ралли» на проспекте Науки. Первый «Айвенго» появился на Университетской набережной, а наиболее известным стал расположенный на углу Большого проспекта и улицы Зеленина. Его неофициальным совладельцем был Газиев, проходивший со знаменитым Александром Малышевым по его основному уголовному делу за вымогательство. Сам Малышев имел офис в гостинице «Пулковская», где на дискотеке на четвёртом этаже гуляли его братки.

В начале нынешнего столетия Газиев уходил в политику, однако его партия «Евразия» не слишком преуспела. Смотрящим по району оставался газиевский помощник Сулик. В ходе рейдерских операций дагестанцы сумели захватить заводы «Красная звезда» и «Север» в Кировском районе, продав корпуса по поддельным документам. Пытались они прибрать к рукам и завод имени Карла Маркса, но русские рейдеры оказались сильнее.

Уроженцы также часто бывали в клубе «Росси» на улице Зодчего Росси, где однажды крупно подрались с курсантами военного училища. В тот день кавказцы пристали к русским девушкам, будущие офицеры вступились за них, кавказцы вызвали подмогу, и в результате одного курсанта порезали ножом, а трое южан были задержаны подоспевшей милицией.

Шамхорские дагестанцы в 1990-е собирались в Купчино, в ресторане «Старый город» на Загребском бульваре, в «Старом Баку» на Лиговском проспекте. Там обсуждались вопросы дележа Фрунзенской овощной базы, причём дело часто доходило до стрельбы. Самыми авторитетными завсегдатаями «Старого города» были его официальные совладельцы Навруз, Вугар и Эдик, известный тем, что умел правильно рассудить спорящих авторитетов. Сейчас в «Старом Баку» отмечают праздники чиновники районной администрации и местные милиционеры.

Интересно, что повар знаменитой «Розы ветров» на Московском проспекте носил русскую фамилию Козлов. В то же время он не раз был замечен среди дагестанцев и даже подозревался в совместном с ними похищении людей. Но уголовное дело вскоре развалилось, и авторитетный кулинар ещё долго трудился в «Розе ветров», считавшейся одним из самых проблемных кабаков. Здесь регулярно забивали стрелки «малышевские», «тамбовские», «казанские» и «воркутинские», которые делили за столиками сферы влияния, а потому стрельба и взрывы были обычным явлением.

Мы тебя никогда не забудем!

Рассказывая о грузинском криминалитете, бывшие сотрудники «этнического» отдела упоминали среди мест питания своих подопечных рестораны «Каспий» на проспекте Энгельса и «Горный орёл» у озера на Крестовском острове. Сейчас «Горный орёл» снесён, на его месте построен чей-то элитный коттедж.

Потом авторитетные кавказские евреи и примкнувшие к ним грузины облюбовали ресторан при казино «Конти», принадлежавший лидеру Петербургского Еврейского конгресса Михаилу Мирилашвили, впоследствии получившему 8 лет за похищение двух земляков, найденных убитыми. Любили посещать «Конти» и представители администрации. Грузинские воры в законе, карманники и барсеточники предпочитали походы в ресторан «Шайба» в гостинице «Советская». Заходили туда и «законники» из Брянска, Екатеринбурга и Таганрога, так что оперативники РУОПа при задержании всегда изымали оружие.

Известную ещё с советских времён чебуречную на Вознесенском, 57 держал грузин, которого потом убили. Там собирались начинающие авторитеты, включая молодого Кумарина. Этот старый общепит и поныне является любимым местом ценителей чебуреков, приготовленных по советской технологии. При входе клиентов долгое время встречала запоминающаяся мемориальная доска, посвящённая создателю заведения, со словами: «Мы тебя никогда не забудем!»

Последний полдник Кирпича

Позднее Владимир Кумарин любил отдыхать и в «Сенат-баре», где сейчас заседает Конституционный суд. Другие авторитеты наведывались туда очень редко, зато среди «золотой молодёжи» это считалось признаком хорошего тона. В «Сенат-баре» порой тусовалась Ксюша Собчак. Несколько особняком стоял ресторан «Корчма» у Поклонной горы, который «тамбовцы» долго делили с «кудряшовцами».

«Швабский домик» возле метро «Новочеркасская» был почитаем как авторитетными, так и законопослушными бизнесменами, включая депутатов от правящей партии. Однако сам его владелец Валентин Ковалевский так и не смог сделать политическую карьеру. Созданная господином Ковалевским карликовая православно-монархическая партия неукоснительно проигрывала все выборы.

Среди мест общих посиделок авторитетов стоит отметить ресторан «Плаза» на стрелке Васильевского острова, клуб «Акватория» на Ушаковской набережной и ресторанчик «Диана» на Садовой. «Малышевцы» и «тамбовцы» нередко вместе пировали в «Садко» на территории гостиницы «Европейская», который сейчас перенесли на другую площадку.

Некоторые заведения прославились прежде всего как места покушений на знаменитых преступников. Среди них «Джой» на канале Грибоедова, куда часто заходил и где был застрелен Владислав Кирпичёв («Кирпич»). Кафе в отеле «Невский палас» стало известно как место, где получил тяжёлое пулевое ранение ныне живой Виктор Гавриленков («Степаныч-младший»), а около дома «Пряник» на Московском проспекте, где селились «новые русские», была убита известная квартирная мошенница Ирина-Афера.

Ночной клуб «Кэнди Мэн» известен не только кокаиновым досугом, но и конфликтом между ныне ставшим влиятельным муниципальным депутатом Эдиком и мужем приглянувшейся ему красавицы. Попытка избавиться от супруга закончилась возбуждением уголовного дела по статье «хулиганство», но когда его фигурант подарил дознавателю земельный участок во Всеволожске, тот заявил руководству, что оно пропало. Впоследствии незадачливый ухажёр был уличён в вымогательстве, а «пропавшее» дело изъяли из-под дивана корыстолюбивого дознавателя, присоединив к новому.

Негр, торчащий из лифта

Немало забавных происшествий связано и с заведениями, которые держали темнокожие питерцы. Так, в районе канала Грибоедова размещалась прославленная своей наркоторговлей криминальная дискотека «Элефант», которую держал негр. На Невском выходцы из дружественной Нигерии путем коррупционной аферы сумели отбить у Дома журналистов часть первого этажа, где был организован клуб «Доменикос». Оба владельца выглядели весьма колоритно, будучи ростом под два метра, с иссиня чёрным цветом кожи и весёлым нравом. В двух залах «Доменикоса» в приличное время проводились светские мероприятия типа модельных показов, а глубокой ночью точка стихийно становилась местом концентрации окрестных проституток, собиравшихся на пересменку. Любопытно, что при кажущейся дороговизне обстановки нигерийцы забывали о гигиене, благодаря чему посетители порой могли лицезреть живописного таракана, бегущего по барной стойке.

«Доменикос» притягивал к себе как простую братву, создававшую проблемы охране, так и более крупные фигуры типа «малышевского» финансиста Андрея Берлина. Вскоре хозяева клуба обидели позднее отравленного боевым ядом авторитетного охранника Романа Цепова, после чего столкнулись с проблемами: милиция «внезапно» обнаружила, что в клубе массово торгуют наркотиками, в «Доменикос» стали звонить с сообщениями о минировании, а потом присланная курьером бомба действительно взорвалась... Кончилась эта печальная история пистолетной стрельбой по одному из владельцев. Утром его русская тёща обнаружила торчащие из лифта ноги чернокожего зятя.

Второй партнёр держался ещё некоторое время, но затем отчалил в родную Африку. Помещение отошло Цепову, который окончательно отомстил оскорбившим его заезжим африканцам, набрав гардеробщиков исключительно из нигерийцев.

Из бандитизма в гомосексуализм

Другой популярный клуб, ресторан и казино — «Пирамиду» на улице Ломоносова, — если верить прессе, в те же годы держал близкий к «малышевским» авторитет Юрий Алымов («Слон»). Заведение располагалось на нескольких этажах и было выдержано в древнеегипетском стиле, привлекая гостей высокохудожественными изваяниями кошек, выполненных по спецзаказу художниками из училища Мухиной.

Несмотря на проблемы с законом, «Слон» считался довольно влиятельной фигурой, пользовавшейся авторитетом во многих структурах, включая Смольный. Свидетельством тому стал использовавшийся господином Алымовым спецталон №000149 «Проверке не подлежит», выданный охране мэра Петербурга Анатолия Собчака. Высокие связи не спасли — как и многие другие, авторитет был расстрелян во дворе собственного дома. «Пирамида» (она же ЗАО «Нева-Панда») после этой ликвидации существовала ещё несколько лет. Сейчас в тех местах размещен клуб «Центральная станция», ставший известным приютом сексуальных меньшинств.

Тот же удивительный путь проделал упоминавшийся ресторан «Джой», где убили легендарного «Кирпича». После этого расстрела любимый общепит уважаемого вора в законе был преобразован в гей-клуб «Грешники», славившийся своими однополыми нравами далеко за пределами города.